О тайне нашей жизни

"Сегодняшняя евангельская история открывает нам ещё одну важную завесу над тайной нашей собственной жизни. Когда мы с усердием хороним других людей, когда в нашей памяти мы забрасываем их имена комками земли, не в прямом смысле, когда мы бываем на кладбище, а в смысле, когда для нас, как мы говорим, этот человек навсегда умер. Только мы люди считаем мертвецов, Бог не считает, потому что их у Него нет. У Бога живы все".

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Дорогие братья и сестры, я всех вас поздравляю с воскресным днем и радуюсь, что в этот воскресный день мы имеем счастье молиться Господу и прославлять Его в Его доме, в храме. Вместе с вами я хотел бы вновь перечитать Евангелие, которое является Его словом, обращенным к каждому из нас, словом, в котором мы всегда находим ответы на все вопросы нашей жизни. Я перечитаю это Евангелие для лучшего понимания церковнославянского языка по-русски.

Апостол и евангелист Лука говорит следующее: "Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой". (Лк 7:11-16).

Событие, описываемое в Евангелии, очень часто повторяется в нашей жизни. Мы сами бываем в центре этого события, а бываем небезразличными зрителями, когда смерть отымает от нас самых дорогих людей. Но еще более горько и особо доставляет страдание то, когда мы хороним детей. Вот совсем недавние события в Керчи вернули нас к этой страшной мысли. И в этот момент, когда мы слышим весть о смерти ребенка, то никто не скажет, что это не наши дети, и останется к этому совершенно беспечен. Я думаю у любого нормального человека всегда вздрогнет сердце, а у любой матери на глазах появятся слёзы. И сегодня слёзы наинской вдовы продолжают течь по щекам наших матерей, наших сестер. Хотя то событие, в Наине происшедшее, и нынешние события отделяют множество, как нам кажется, времени, но ведь у Бога его нет. Эти события, продолжающееся сегодня – дыхание жизни и Его дыхание жизни прерывание. В чём же мы в этих событиях находим и тогдашнего времени, и нынешнего совпадение? Тогда Христос вернул ребенка матери. Ну, а теперь кто возвращает детей своим матерям, в свои дома?

Сегодняшнее Евангелие заставляет нас посмотреть на нашу жизнь не только со стороны человека, наблюдающего за траурной процессией, а заставляет нас сделать некоторый важный шаг. Если только рассматривать нашу жизнь как движение от рождения к смерти, то это всегда будет линия, хотя и прерывистая, извилистая, может быть у кого-то прямая, но уходящая в точку небытия. Но если смотреть на жизнь, как на дыхание вечности, как на то, что никогда не завершится и не закончится, как на то, что никогда не перестанет быть, тогда и сама жизнь приобретает особый смысл. Если смотреть на неё как на проходящие события – она проходит, и она всегда несет на своих плечах мертвецов, как и в сегодняшней погребальной процессии, шедшей из города Наина.

Но если смотреть на жизнь, как на вечность, не на то, что есть временно, а на то, что подарено навсегда, где Бог причина всему и источник всему, сила и вдохновение, движение всему, оправдание всему, начальник всему и виновник всему, то тогда эта жизнь перестает носить только лишь покойников. Наинская вдова была безутешна. Единственного ребенка, сына теперь она хоронит. Можно представить себе какие мысли обуревали ее ум, можно представить себе, что творилось в её сердце, но мы знаем из того, что сказал ей Господь, что она горько плакала. Вся ее внутренняя боль стекала слезами по щекам. Но вместе с этим она не теряла самого дорогого – даже хороня своего единственного сына, будучи вдовой, она не теряла надежды. Она не теряла надежды на то, что правда жизни заключается не в этом дне только лишь, но она откроется в вечности. Эта временная жизнь только начало, это временная жизнь ещё не всё, это только начало. С ней шли очень много людей. И нередко, знаете, разделять потерю, идти рядом бывает легче, чем эту потерю восполнить. Это ещё одно важное, о чем мы должны задуматься. Нам кажется, что наше человеческое сострадание – это только поплакать, но вот здесь

Христос показывает нам нечто большее. Он подходит к этой процессии, останавливает ее и говорит женщине: «не плачь». Она не задает вопрос: почему? Перед ней лежит ее бездыханный сын. «Не плачь» - это не означает: смейся и радуйся. «Не плачь» – это означает: не топи в себе Того, Кто может всё, не отворачивайся от солнца, ни погружай свою жизнь во мрак, пучину своего отчаяния. «Не плачь» – это значит: иди, плыви, встань на ноги. «Не плачь» – это значит: не становись землей, не растворяйся с небытием. «Не плачь» – это значит: не отказывайся от того, что никто не может у тебя забрать, не отказывайся от твоей веры. «Не плачь» – это значит: веруй. Но это не значит «веруй» как бы ты хотел, это не значит: «веруй» - представляй себе события веры такими, какими они тебе кажутся наилучшими для тебя. Нет, ты просто веруй, ты доверяй Его промыслу, ты не верь, что Бог забирает. Он не носит на Себе покойников. К чему бы Он не прикоснулся, всё оживает.

И Христос дотрагивается до одра мертвого мальчика. Надо сказать, что для тогдашней традиции притронуться к смертному одру являлось вызовом ко всем существующим правилам и обыкновению, которое сложилось у народа. Умершее уже больше не принадлежит живым. Умершее становится тем, что теперь распадается и навсегда погибает, и к этому никогда не прикасались. Феофилакт Болгарский на это замечает удивительно: живое тело Христа прикасается к умершему мальчику. Вот, - говорит Феофилакт Болгарский, - что может делать живое тело Христа. Живой Бог дает жизнь. Мальчик встает, и Христос возвращает его матери. Но большая радость у матери приключилась не от того, что ее мальчик снова жив, а оттого, что смерти кто-то поставил надёжный препон. По-другому скажу. Большая радость матери заключалась не в том, что она вновь со своим сыном, она заключалась в том, что она со своим Богом.

Сегодняшняя евангельская история открывает нам ещё одну важную завесу над тайной нашей собственной жизни. Когда мы с усердием хороним других людей, когда в нашей памяти мы забрасываем их имена комками земли, не в прямом смысле, когда мы бываем на кладбище, а в смысле, когда для нас, как мы говорим, этот человек навсегда умер. Только мы люди считаем мертвецов, Бог не считает, потому что их у Него нет. У Бога живы все. Только мы по именам можем поминать тех, кого с нами нет, и хорошо, когда вспоминаем их в молитве, потому что это является выражением надежды на то, что они живы у Бога. Бог и тогда с одра болезни взял этого мальчика в Свои руки, и теперь и в Керчи, и в других городах в Свои руки берёт наших детей.

Мы радуемся, когда отец обнимает ребенка, мы радуемся, когда он крепко прижимает его к себе, и мы доверяем этим объятиям, потому что это самые живые и надежные объятия. Умерших не смерть обнимает. Бог принимает их души в Свою вечность. И теперь, когда мы подобно наинской вдове идём по дороге жизни, и кажется нам, что вся наша жизнь состоит из потерь, не будем в это верить.

Будем знать, что наш распад, как об этом говорил преподобный Силуан Афонский, совершается тогда, когда мы ничего не делаем в своей жизни, когда мы, не веруя, не трудимся, не делаем Его слово поступками, нашими собственными делами. Оказывается, эта трагедия может навсегда и навечно остаться трагедией смерти, если мы не услышим Его голос: «не плачь». Оказывается, если мы привыкли слушать только свои собственные страсти или страсти, бушующие вокруг нас, мы становимся самыми несчастными, и тогда мы только теряем. Но если из ужаса всех обстоятельств нашей жизни, даже тогда, когда перед нами совершенно очевидной становится смерть, мы слышим Его голос: «не плачь», и верим Ему, то перед нами открывается жизнь.

Смерть хотя и наступает, но это уже другая смерть, невечная, ненастоящая, неподлинная, как тень, которая быстро проходит, когда поднимается вечное Солнце Правды, истинный Бог. Если мы верим в жизнь, мы живем, если верим в смерть, мы разрушаемся. Мать, хоронившая своего сына, хотя и видела его умершим, верила в жизнь, и она не отчаялась до основания, она не разрушилась в своей надежде, она не распалась в своем материнстве, она не уничтожила себя от своего горя, она несла сына и свою надежду. Она шла со слезами, но с верой, и встретила Христа, и услышала Его, и вернула себе сына. Самое главное – утешила свою надежду. Надо сказать, и в нашей жизни, когда нам больно и, кажется, что уже никто нам не вернет ушедших от нас, если мы не отчаялись, спустя некоторое время мы снова улыбаемся и говорим: слава Богу за всё! Он нам дал утешение. У меня есть радость. Может быть у меня нет того сына, но он есть у Бога, и я верю, он жив, но у меня есть радость общения с дорогими мне людьми, у меня есть радость жизни, в которой я могу славословить Того, Кто мне ее подарил. У меня есть возможность вернуться к Нему в дом, в дом к Отцу, где я найду и своего сына, и своих почивших родителей, и друзей, и верных.

Пусть эти евангельские слова нынешнего благовестия очень часто прикасаются нашего сердца, и когда нам до отчаяния горько, и когда нам безутешно больно, и когда кажется, всё вокруг рушится и всё похоже на похороны, услышим из этого мрака единственно верное слово Христа: не плачь, не отчаивайся, не губи в себе надежду, веруй, всё возможно верующему. И тогда жизнь перестанет быть сплошными похоронами, и тогда наше движение по жизни не будет движением в похоронном марше, а в достойном тихом, да и со слезами, но с утешением, да с беззвездными ночами, но и рассветами, да и с холодной зимой, но и с живой весной. Вся наша жизнь будет поступью к великой заре, к Источнику жизни, к Самому Господу. И Он пройдёт вместе с нами и зимой, и в беззвездной ночи, и в радости, и в печали, и в потерях, и в приобретениях. Он всегда с нами и всегда прикасается к одру того, что мы хороним, и возвращает нам, только бы мы верили не в силу смерти, а в силу жизни, и жили не ради гроба, а ради встречи. Аминь.

21 октября 2018 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

Просмотров: 419

Поделиться