О Тайной Вечере

03.05.2024
Просмотры: 243

«Он делит со мною кусок хлеба. И это не просто образное выражение. Это выражение наполнено бесконечно глубоким смыслом и силой. Он делит со мною Свои надежды, Свою любовь, Свои страдания, Свою смерть и Своё воскресение. Он делится Собою со мной. Со мной, который иногда стыдливо не может поднять глаза, и всё продолжает спрашивать: «не я ли, Господи?»».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Сегодня - Великий Четверг, день воспоминания Тайной Вечери. И мне сегодня, как с каждым из вас, хотелось бы оказаться на той самой Тайной Вечери. Как, впрочем, мы и каждый раз оказываемся на Тайной Вечери, когда приходим, чтобы вкусить Тело и Крови Господних.

Вот Христос со Своими учениками и апостолами. Смотри, как они с трепетом смотрят на своего Божественного Учителя. И в эти последние дни Своей земной жизни Христос очень много говорил им о том, что Ему предстоит умереть, быть преданным, Он будет оклеветан и судим.

В это не верится. В это совершенно не верится, потому что ведь Он столько очень много хорошего сделал для простых людей. В это не верится, потому что совсем недавно, когда Он входил в Иерусалим, Его встречали словами «осанна в вышних! Благословен грядущий во имя Господне!», и люди рвали пальмовые ветви и бросали под ноги Ему свою одежду. В это не верится, потому что теперь видят те, кто не видел, слышат глухие, говорят немые.

Не верится в то, что Тот, Кто подарил столько надежды, возвращал даже жизни умерших, будет убит и отвергнут людьми. Как, впрочем, и в нашей жизни нередко нам не верится, что в нашей жизни могут произойти с нами такие обстоятельства, которые всю жизнь перевернут. Более того скажу, иногда нам не верится даже в то, какими мы можем быть. Нам кажется, что наше благополучие очень глубокое, укоренившееся, нам кажется, что мы все знаем и все умеем, что мы много уже пережили, и поэтому каких-то вещей мы никогда уже не совершим. Как кричит Пётр, говорит Христу: «если все откажутся, я никогда не предам Тебя».

И вот на последней трапезе со Своими учениками Христос произносит слова, которые это «не верится» разбивают в клочья, вдребезги: «один из вас предаст Меня». И это не Его желание. И это не то, чего Он хотел бы от Своих учеников. И это не то, что можно назвать неизбежным, как то, что не зависит от людей, к сожалению, к большому сожалению. Это то, что зависит только от меня.

«Один, - говорит, - из вас предаст Меня». Не верится. И каждый из апостолов начинает произносить слова: «не я ли, Господи?». Потому что знает за собою свои не только слабости. Но знает ещё одно очень важное: «я сильный только тогда, когда опираюсь на сильную руку», «я дышу только тогда, когда Тот, Кто подарил мне жизнь, дарит мне это дыхание», «я в Его руках, и если, Господи, Ты отымешь от меня Свою руку, я даже не знаю, в кого я могу превратиться и что я могу сделать». Христос говорит: «омочивший со Мной, опустивший руку в солило». В это время Иуда Искариотский опускает с Ним руку и говорит: «не я ли, Господи?»

Каждый раз, когда, и вот сегодня мы в Евангелии слышали это повествование, не понимаю, я не понимаю, находясь мыслью на этой Вечере, как один из тех, кто видел такие чудеса Его и столько любви в Нём, как один из тех, который заглядывал Ему в глаза и видел там Небо, как один из тех, который стал свидетелем тому, чему многие хотели бы быть свидетелем, но не были, как он мог предать? Как он разрушил свою жизнь? Как он разрушил свою любовь? С чего началось разрушение этой любви? От глубокой страсти, которая всегда находила в нём место.

И вот сегодня смотрю на Иуду, и вместе с апостолами задаюсь вопросом: «не я ли, Господи, предам Тебя?», и смотрю на Его Тело и Плоть, и буду дерзать вкушать этой Божественной Пищи. И при этом, как много бывает в моей душе той самой неисцелённой страсти и боли, которая находит место в ней, которая так и не выйдет из неё, которую я ношу в своём сердце, как ложь, как мрак и ужас.

Казалось бы, избавься от этого, и тебе станет легче. Но как бывает тяжело это сделать, когда мало любишь. Когда много любишь, на многое готов. А когда мало любишь, многого не сделаешь. Христос причащает Своих учеников, освящая Хлеб и Вино, указывая на них, говоря, что это Его Плоть и Кровь. Он делит со мною кусок хлеба. И это не просто образное выражение. Это выражение наполнено бесконечно глубоким смыслом и силой.

Он делит со мною Свои надежды, Свою любовь, Свои страдания, Свою смерть и Своё воскресение. Он делится Собою со мной.

Со мной, который иногда стыдливо не может поднять глаза, и всё продолжает спрашивать: «не я ли, Господи?». Со мной, который так нередко Его забывал, предавал. Да, ведь не бывает предательств больших или маленьких. Всякое небрежение, нелюбовь, не замечание Его присутствия в моей жизни, стыдливый, опущенный взгляд от Его Образа, ленивая молитва, гневливые слова, страсти, с которыми продолжаю дружить – всё это предательство Его. Предательство Его любви ко мне.

Ведь Он-то меня видит совсем другим. Да, Бог никогда не видит в людях предателей, даже в предателях Бог видит людей, Своих чад, Им созданных. И ждёт от них людского. И это людское, что мы можем принести Ему — это наша благодарность и наше покаяние. Там на Тайной Вечере все даже не представляли и не понимали, что сейчас происходит.

Это мы сейчас знаем, что Святое Причащение, Евхаристия — это открытое Небо, которое становится для нас источником, утешением жизни и нашим наследством. Это теперь мы знаем, что Причащение – это таинство, которое нас обоживает.

Мы становимся с Ним одной кровью – Ты, Господи, и я - вкушая Его Кровь. И одним Телом Церкви, вкушая Его Тело, в Евхаристии, причащаясь за литургией. Но тогда апостолы ещё не знали о происходящем, они лишь только, как всегда, как обычно, внимали Его словам, и с трепетом принимали в руки То, что Он подавал им. И Пётр потом испугается. И апостолы потом разбегутся. Но они вернутся. Они покаются. И Пётр покается, и будет плакать. И апостолы соберутся и будут радоваться Воскресшему Христу. Только один не вернётся – Иуда предатель. Он пойдёт и обманутый дьяволом, и искушённый им, и разрушивший свою совесть, и отказавшийся от любви и поругавший эту любовь отдаст себя в руки смерти. Он повесится.

Сейчас мы услышим слова молитвы ко Святому Причащению, которые, впрочем, мы очень часто слышим. Но пусть эти слова особой силой ударят в наше сердце: «не лобзания Ти дам, как Иуда».

Я даже не знаю, Господи, на какой ужас я способен без Тебя, поэтому, Господи, не оставь меня, поэтому, Господи, не прогони меня со Своей Вечери, поэтому, Господи, преподай мне эту Манну Небесную, Своё Тело и Кровь, Хлеб и Вино, то, что Ты заповедовал совершать в воспоминание о Тебе, в живое, в деятельное, в смелое и решительное воспоминание о Тебе. Дай, Господи, мне как разбойнику исповедовать Тебя. И помяни меня, Господи, во Царствии Своем.

Дай, Господи, мне вкушать Твоей любви, чтобы и каждый от меня вкушал даров этой любви: милосердие, любовь, дружбу, честность, искренность, чистоту. Дай, Господи, мне причаститься Твоих Тайн и стать неотъемлемой частью Твоего присутствия здесь, в мире. Господи, прими меня, надеющегося на Тебя и любящего Тебя.

 

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов, и в жизнь вечную. Аминь.

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими; не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.

Да не в суд или в осуждение будет мне причащение Святых Твоих Тайн, Господи, но во исцеление души и тела. Аминь.

2 мая 2024 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

243