О крике Христа

03.05.2024
Просмотры: 78

«Он плачет. И Он кричит. Он плачет над утерянной мной свободой. И кричит мне: выйди из объятий своей смерти. Его слезы пусть станут моей надеждой, а Его крик пусть пробудит мою совесть».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Всечестные дорогие отцы, дорогие братья и сёстры, сегодня для нас особый день, и сегодня святая мать-Церковь дарит нам удивительное воспоминание, которое сохраняет в Священном Писании, в Священном Предании - воскрешение из мертвых Лазаря. И особо трогательно, до самой глубины сердца, до самой сути нашей совести это празднование здесь, в стенах храма Лазаря Четверодневного, когда мы не только из Священного Евангелия узнаём о сегодняшнем событии, но словно находимся в той самой пещере, у которой оказался Друг Лазаря – Спаситель Христос, Который не оставил друга одного.

Сегодняшнее Писание рассказывает нам о событии, которое предвосхищает светлое Христово Воскресение. Мы вступаем в дни Страстной седмицы, окончив дни Святой Четыредесятницы. Великий пост уже закончился. Но мы продолжаем поститься, подготавливая себя теперь к особому дню светлого Воскресения Христова.

И в эти дни мы будем вспоминать не только самые яркие события в земной жизни Христа Спасителя, потому что невозможно сказать, что что-то в Его земной жизни было более или менее значимым. Но мы будем, прежде всего, переживать Его страдания человеческие, потому что по Своему человечеству Он переживал всё то, что переживает каждый из нас.

Сегодня, в день Лазаревой субботы, я бы хотел обратить наше внимание на два обстоятельства этого дня. Мы знаем – Лазарь умер. Мы знаем, как об этом Ему говорят Его ученики, хотя на слова Христа, что «он спит», они отвечают: «если спит, то выздоровеет». И Спаситель говорит: «он умер, но вы увидите славу Божию». Мы знаем, как сёстры Лазаря встретили Христа Спасителя и плакали. Мы знаем, как раздавались слова вокруг Христа, которые говорили, что «если бы Он был здесь, то этого бы не случилось». Если бы Христос был здесь.

Иногда мы очевидное в своей жизни не замечаем. Иногда Его присутствие нам кажется не воспринимаемым тогда, когда между нами и Его присутствием становятся какие-то испытания нашей веры, нашей жизни. Вот между Христом и людьми Лазарь умерший. И люди прежде видят умершего, а потом живого Бога. И говорят друг другу: «если бы Христос был здесь, он бы не умер».

Потому что очень непросто нашими очерствелыми сердцами, нашей искушённой совестью, нашей поруганной жизнью разглядеть правду, разглядеть свет. Слишком много в наши глаза попадает тьмы. Слишком много мы видим неправды и несправедливости. И не просто мы видим. Но слишком много этой неправды и несправедливости живёт в нас. Потому что эти слова: «если бы Ты, Господи, был здесь, этого бы не случилось», они проистекают именно от нашей неправды и несправедливости.

Но разве скажет Христос: «ты к этому не стремился сам? Разве свою волю, разве свою свободу, ты не использовал так, как хотел? В этой свободе, в твоей свободе был ли Я?», - мог бы спросить Христос. Но Христос, видит поруганную нашу свободу, поруганную не кем-то, хотя и такое бывает в нашей жизни, но чаще всего поруганную нами самими, когда мы свою свободу ругаем.

Мы свободны помолиться и не молимся. Мы свободны простить и мстим. Мы свободны любить и ненавидим. Мы свободны забыть, но ничего не забываем. Мы свободны сказать добрые слова, но так они и не даются нам. Мы свободны первые поздороваться, но этого не сделаем, гордость не позволяет. Мы свободны первые улыбнуться, но стыдливо опускаем глаза. Мы свободны остановить зло, но делаем вид, что не замечаем его. Мы свободны, но очень часто наша свобода делается нашей несвободой, и мы оказываемся, как и Лазарь, во гробу своих страстей.

И что же Христос? Он плачет у гроба Лазаря. Он плачет не только о том, что потерял Своего друга сейчас, в этой временной жизни. Но плачет о большем - о том, что Его образ и подобие в другом человеке – наша свобода нами же были пренебрегаемы, растоптаны. Слёзы Христа у гроба Лазаря – это не слёзы беспомощности, это не слёзы отчаяния, это не слёзы горя и тоски, нет. Это слёзы Отца, Который говорит даже мёртвому Лазарю: «ты всё равно будешь со Мной».

Ни смерть, ни высота, ни глубина, ничто не разлучит нас от любви Божией. Как бы глубоко ты не упал, даже до могилы, это не сможет скрыть тебя от Моей любви. Христос приходит к Лазарю и плачет на его гробе вместе с его сёстрами Марфой и Марией, и с родными, которые прибегают к этому месту не потому, что Ему горько расставание и Он не успел сказать последних слов, и Он не успел в последний раз взглянуть в глаза, в последний раз по-дружески обнять, почувствовать руку Своего друга. Не поэтому Он плачет. А потому, что Он никогда Своего не теряет.

И то, что Лазарь был Его – мы увидим после.

Отодвинутые камни от дверей гроба — это как сброшенные все наши предрассудки. Когда Христос говорит: «откройте гроб». А Ему говорит сестра: «Господи, уже смердит, 4 дня там, в этом гробе». Все наши законы, которые мы в своей жизни так ревностно сохраняем, но не те законы, которые от Бога, а те законы, которые от земли, законы нелюбви, они так и остаются камнями в нашей жизни.

Говорит: «уберите камень». А Ему говорят: «нет, смердит уже». Требует: «разрушьте эти ваши законы, к которым вы так привыкли». Вам ведь так проще отчасти: забыть, чем верить, похоронить, чем жить, расстаться, чем встретиться. Хотя вы от этого страдаете, но вы, как это не странно, как это не ужасно, вы не хотите обратного. Умерла, так умерла. Убирают камень.

И тут Христос впервые кричит. Да, по-человечески, с надрывом, с таким надрывом, что горы затряслись, с таким надрывом, что все вокруг ужаснулись. Он кричит в адовые объятия, в объятия смерти: «Лазарь, выйди вон, оттуда, из этого мрака!» Христос всегда кричит в мою совесть, всегда кричит в моё сердце. Но, Господи, как же нечасто я слышу этот крик. Он кричит не голосом отчаявшегося человека. Он кричит голосом друга: «выйти из этой своей смерти». Оставь это прошлое за своей спиной, повернись лицом к свету. Брось то, что бросить не можешь, как эти пелены, которыми тебя связали. Преодолей их, всё то, что связано, всё то, что связало тебя по рукам и ногам, разорви их своей волей. У тебя есть свобода. И даже смерть не властна над нею.

«Лазарь, выйди вон», - кричит Христос Лазарю и мне. Лазарь, как любящий друг, повинуется. Встаёт и идёт. Ну, а как же, когда через многоголосие, а там уже, во гробе, через мрак смертной тишины, как же не расслышать этот голос, который зовёт к жизни, который не говорит ему «успокойся, пусть всё будет спокойно, хорошо», «забудь всё»; «да, ладно, как есть, так пусть и будет»; «ну, что поделаешь, я ничего изменить не могу», «как есть, так есть, что ж теперь делать с этим». Нет.

Вот Христос кричит Лазарю, и мне кричит: «выйди из того твоего смертного настоящего к тому, что живо, к вечному». Лазарь выходит, не пугается этого крика Друга. Иногда эти окрики неба мы слышим в своей жизни. Они бывают разными. Иногда эти окрики рвутся как снаряды. Иногда эти окрики льются как слёзы у детей. Иногда эти окрики неба громыхают как немирные времена. Иногда эти окрики Неба содрогают землю разными не только внешними, но и другими силами: то наводнения, то землетрясения, то пожары.

Господь словно кричит в бездну моей человеческой жизни: «выйди из этой бездны, стань другим, стань живым, оставь это смертное, не для этого Я тебя создал, и не для этого Я тебя люблю». Лазарь послушался этого окрика и вышел, удивил всех.

И прежде Своего воскресения Господь воскресил Лазаря, показав Свою божественную любовь и Свою человеческую дружбу. Это было событие, которое так должно было изменить людей, так вдохновить народ. Но пройдет ещё несколько дней, и мы услышим, а даже совсем немного, сначала «осанна в вышних», а потом «распни Его». Эта человеческая история словно не прекращается. Она продолжается.

Но сейчас мне хотелось бы сказать не обо всех, не обо всём человечестве. Я сейчас хотел бы так почувствовать себя Лазарем, единственным человеком перед лицом Божиим, умершим и воскресшим. Я очень хочу, чтобы каждый из вас себя так же почувствовал Лазарем умершим и воскресшим.

И на крик Христа «гряди вон из этой смерти», чтобы у меня и у каждого из нас хватило сил встать и выйти из этого гроба навстречу к своему Другу. И ведь сейчас Христос спасает не весь мир. Христос спасает каждого из нас в этом мире. И если мы на это спасение отзовемся, то тогда этот Его мир, и жизнь, и дар, и свет, и любовь, и дружба смогут поселиться во мне, действовать во мне и жить во мне. Тогда этого мира, этой любви, этой дружбы и этого света станет больше для тех, кто все еще болен смертью.

Сегодня Лазарева суббота – воспоминание воскрешения Лазаря и преддверие Вербного воскресения. Сколько удивительных событий мы вспоминаем для того, чтобы вдохновить свою жизнь присутствием Божиим.

И в начале этой Страстной седмицы, в которой мы опять вспомним, переживем евангельское повествование о любви Христовой, которую Он запечатлеет на Кресте, начнем ее двумя образами, которые пусть запечатлеются в каждом из нас. Он плачет. И Он кричит. Он плачет над утерянной мной свободой. И кричит мне: выйди из объятий своей смерти. Его слезы пусть станут моей надеждой, а Его крик пусть пробудит мою совесть.

И в эти дни Страстной недели, дай, Бог, нам распутаться из погребальных одежд, как и Лазарь смог выпутаться из смерти. Дай, Бог, нам выпутаться от грехов, отодвинуть камни всех наших маловерий, отчаяний и предрассудков и выйти на встречу ко Христу, Победителю смерти, Ему же подобает слава во веки веков. Аминь.

27 апреля 2024 года. Лазаревский храм Пятигорска

78