О первенстве перед Христом

16.02.2024
Просмотры: 303

«Не Григорий, не Иоанн и не Василий сделали нас искуплёнными и оправданными перед лицом Божиим, но Сам Христос искупил нас. А Его верные ученики и святители лишь только свидетельствуют об этом, подавая нам надежду и на собственное оправдание от Бога».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры, я всех вас поздравляю с днем памяти святых святителей и учителей вселенских Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, с Собором Трех святителей, который сегодня мы празднуем здесь, в храме нашего любимого города-курорта Пятигорска, в храме, освященном в честь Трех святителей.

История этого праздника уникальна и поучительна. Само событие, которое сегодня вспоминается, происходило в Константинополе во время правления императора Алексия. И тогда, это было в начале XII века, XI - XII век, в городе происходили события, которые, на первый взгляд, могут несколько удивить и даже смутить людей. Уже после жизни святителей: и Василия Великого, и Григория Богослова, и Иоанна Златоустого, в Церкви сохранялось их учение и память о них. И в Константинополе появились люди, которые мало-помалу увлекали за собою таких же, которые с особым тщанием почитали одни – одного святителя, другие – другого, третьи – третьего святителя.

Хорошее дело –вспоминать своих предшественников и вспоминать учителей Церкви. Хорошее дело – подражать примеру их веры и примеру их жизни. Хорошее дело – изучать их слово, знать это слово, разбираться хорошо в его словах и жить этим словом. Но совершенно недоброе, излишнее и мешающее спасению дело – одного ставить против другого.

О святителе Василии говорили, что это был человек очень глубокой и твёрдой веры – что действительно соответствует его жизнеописанию. И, при этом, он был непреклонен ни перед кем, и, что называется, своим твёрдым упованием очень беспрекословно и без всякой, говоря языком современным, апелляции порицал всякого человека, творящего неправду. Иоанн Златоуст, и находились люди, которые особенно это подчёркивали в нём, был человеком милостивым, и для грешников подавал возможность покаяния и исправления, при этом, своим удивительным даром слова многих приводил ко Христу. Третьи говорили о Григории – что это был человек, который с особым тщанием, усердием и удивительным проникновенным словом описывал тайны Святой Живоначальной Троицы, и всякий, кто с особым усердием почитает его, может достигнуть и такого же просвещения.

Беда была в том, что каждый в святых находил не Христа для себя, как исповедовать Его и следовать Его слову, а каждый в них находил мнимое отражение своего особого усердия. Одни – в том, чтобы твёрдо и непреклонно обличать всех других. Другие, напротив, в излишнем милосердии. Третьи – и вовсе находили для себя то, что не относилось ни к первым, ни к другим, но, восхищая их ум, вникали в непостижимые тайны Божия. И так появились три партии, если можно сказать современным языком, хотя так говорят и жизнеописатели этого события, которые мало-помалу начали враждовать друг с другом.

Казалось бы, все они – христиане и все они одного духа. Но каждый находил для себя то, что особенно подчёркивал в своём молитвенном поклонении, отношении к святому и отвергал других. Как же, должно быть, больно святые праведники и святители и учители вселенские смотрели на одних и на вторых, и на третьих. И каждый говорил вроде бы совершенно благочестивые вещи, что тот святой, которого мы исповедуем, выше других. Как если бы речь шла о каком-то состязательном первенстве.

Эта история очень поучительна тем, что нередко мы, одержимые разного рода страстями и страхами, разного рода несовершенствами и слабостями начинаем свои собственные несовершенства и слабости соотносить с другими. И чтобы не себя хвалить, перед другими похваляемся своим упованием. Не своей жизнью, не примером своей жизни, а своим упованием. Мол, я хоть веры глубокой не имею, но особо почитаю Василия, а он был человеком веры непреклонной. Я, мол, простить мало кого могу, но почитаю Иоанна, он умел прощать и давать надежду. Я, мол, в церковных таинствах и учении мало разбираюсь, но почитаю Григория, уж он-то был особым знатоком и тонким исповедником правил церковной жизни. И нередко, и первые, и вторые, и третьи, не имея, при этом, своей собственной силы веры, прощения, да и знаний и познаний таин церковных, прикрываясь мнимым благочестием почитания угодников Божиих, становятся непримиримыми врагами друг для друга.

Хотя событие, которое сегодня я описываю, произошло много и много веков далеко от нас, но кажется, что эти события и эта особой силы надежда на других и бездействия собственного, похваления других, но не похваление Христа в своей собственной жизни, происходит сегодня и среди нас. Мы можем вспомнить и Священное Писание, когда апостол возмущается: «разве вы крестились во имя мое? разве не во имя Христово вы крестились? разве вы не Христовы?».

Так и святители явились тогда митрополиту Иоанну в тонком духовном откровении все трое и свидетельствовали ему о том, что пред Богом они одинаково все облагодетельствованы Им, Небесным Царём и Создателем, и одинаково пред Богом молятся и любят всех тех, кто почитает их память, не отделяя одного от другого. Не может быть никакого разделения во Христе. А если это разделение происходит, хотя бы и по таким мнимым благочестивым поводам, то это уже не Христова Церковь, ибо Христос искупил всех нас Своей драгоценной кровью.

Не Григорий, не Иоанн и не Василий сделали нас искуплёнными и оправданными перед лицом Божиим, но Сам Христос искупил нас. А Его верные ученики и святители лишь только свидетельствуют об этом, подавая нам надежду и на собственное оправдание от Бога. Тогда митрополит Иоанн рассказал жителям Константинополя о видении, которое было открыто ему, и мало-помалу примерил и одних и вторых, и третьих, и научил их хвалиться не тем, что они следуют принципиальным правилам одного, второго или третьего, а научил хвалиться перед Богом своими добрыми делами, которые совершают во имя Христово.

И тогда при святителе Иоанне и было установлено нынешнее празднование всем трем святителям, которые в течение минувшего месяца имели свои дни празднования. Но был совершён сегодняшний день и установлен сегодняшний праздник Трёх святителей, чтобы никто, размышляя лукаво, не думал о превосходстве одного над другими. Но чтобы каждый знал, что превосходство наше перед Христом может быть лишь только в наших собственных делах, в нашем единстве и в нашем уповании на Господа и Спасителя Христа.

В нынешнее время немало бывает и учителей в нашей жизни, которые, впрочем, с особым усердием, и повинуясь своим талантам, которые Господь им дал, учат об одном, или о другом, или о третьем. И, конечно, мы нередко прислушиваемся к своим учителям. И у каждого из нас есть и любимые духовные наставники, и любимые духовные писатели, наставления, назидания и обращения которых особым образом вдохновляют наше сердце.

Но если, любя одних, мы спорим с другими, значит в нас уже не мирный дух Христов, а в нас, напротив, дух века сего, который нередко разделяет и разъединяет нас. Значит в нас не мир Христов, а то самое упреждение, о котором Господь говорил, что, «если царство разделится в самом себе, то не устоит». Какими бы словами мы не руководствовались, каких бы учителей мы не называли себе учителями, и наставников себе наставниками, но если в нас от этого наставления или от этого нашего ложного упования и ложного размышления и сравнения возникает дух соперничества, то уже не на пользу ни души нашей, ни нашему спасению, ни нашей собственной жизни.

Не только в нашем городе, но и во многих городах множество храмов, в которых мы прославляем Господа и Спасителя Христа. И в каждом храме, и в каждом селе есть свои традиции и свои особенности этого дома. И конечно, они нам очень дороги и близки нашему сердцу. Особенно, если храм этот мы стоили все вместе, вместе со своим священником, своими руками трудились над созиданием этой общины.

Но любовь к одному храму не может становиться нелюбовью к другому. Любовь к одному священнику, если она искренняя и настоящая, не можешь становиться нелюбовью к другому. И любовь к одному епископу, даже если она основана на добром свидетельстве, не может становиться нелюбовью к другому. Об этом сегодня говорит сегодняшний праздник Собора Трёх святителей.

Похваляясь перед Богом о том учителе, которому ты доверяешь своё сердце и свою жизнь, это похваление Господь принимает тогда, когда ты любишь и тех, кто рядом с тобою. Когда ты поддерживаешь и вдохновляешься теми, кто вместе с тобой прославляет имя Господа и Спасителя Христа. Пусть даже на непонятном для тебя языке или не в непонятных для тебя традициях, это не означает, что это лучше или хуже. Это означает лишь то, что всякий свою любовь к своей Церкви, к своим традициям исповедует по-своему. И они не ближе и не дальше от Бога тогда, когда ты любишь тех, кто рядом с тобою. Хотя и говорит на языке для тебя непонятном, или совершает богослужение в храме православном, наполненном традициями, которые для тебя кажутся совершенно непонятными и необъяснимыми.

Но не похваляйся тем, что ты имеешь. А похваляйся тем, как ты исповедуешь Христа, похваляйся и теми, кто вместе с тобою исповедует Христа, кто вместе с тобой осеняет себя крестным знамением, причащается Святых Христовых Тайн, и похваляйся тем, что все мы у единой Чаши Христовой, и здесь в нашей временной земной жизни объединяемся, чтобы и в вечной жизни быть вместе и со своими учителями и наставниками.

Сегодня, молясь трем святителям, Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоустому, мы просим, чтобы их молитвами Господь укрепил и наше единство и даровал всем нам Свою божественную любовь, от которой бы мы именовались Христовыми, и прославляли Его вместе со своими учителями и наставниками.

Святые вселенские учители, молите Бога о нас. Аминь.

12 февраля 2024 года. храм Трех Святителей города Пятигорска

 

303