О любви к Богу и к ближнему

19.09.2023
Просмотры: 4407

«Любовь через познание истинного Бога и служение Ему, и любовь к ближнему своему через искреннее, открытое и яркое противодействие своему собственному эгоизму, и служение тем, кто ищет и жаждет этого служения, способны в нас открыть удивительные таланты и дары: сохранять жизнь, вдохновлять жизни других, беречь их веру, питать их надежду, стать добрым удобрением для их любви».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодня мы с вами становимся свидетелями беседы одного законника с Господом и Спасителем Христом, который спросил Его: «какая самая наибольшая заповедь для человека?» Христос этому законнику отвечал: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душою твоей, всем разумом твоим: сия заповедь самая большая. И вторая, подобная ей: возлюби ближнего своего, как самого себя» (Мф 22: 35-39).

Заповедь о любви к Богу и к ближнему. Кажется, на первый взгляд, что каждый из нас совершенно чётко понимает, о чем идет речь. Но в этом нашем собственном понимании нередко кроются заблуждения, которые становятся началом горького пути, о котором святитель Иоанн Златоуст говорит так: «есть два обстоятельства погибели человека: извращенное учение, которому следует человек, и порочная греховная жизнь».

Именно против этих самых непростых обстоятельств нашей жизни Господь и даёт нам двуединую заповедь о любви. Итак, любовь к Богу. Если мы сейчас задумаемся о том, каким мы видим Бога, то можно совершенно чётко нередко признать то, что наше собственное изображение, или наш опыт, или наше понимание Его изображают Его так, как нередко Он отличается от того, что есть на самом деле.

Впрочем, всё по порядку. Итак, возлюби Бога твоего всем твоим сердцем, всей душой и всем разумом. Эта заповедь, которая говорит нам о том, что Бог, во-первых, познаваем, и познается Бог через собственный духовный опыт, который мы сопоставляем с опытом духовной жизни всей Церкви, с соборным опытом.

Бог не тот, Которого рисует мне моё сознание, Который мне всё позволяет, Который мне все разрешает. И нередко человек, когда поступает дурно, говорит: «ну, самое главное – любить Бога». Мол, а ты меня, Господи, люби таким, какой я есть. А я Тебя люблю таким, каким я сам себе Тебя изображаю.

Тот же святитель Иоанн Златоуст, замечая на это, говорит: что «да, Бог Милосердный, поэтому не отчаивайся, но и не будь самонадеянным и беспечным, потому что Бог – справедливый».

Возлюбить Бога всем сердцем своим, всем своим разумом, всей своей душою – это значит всю свою жизнь сопоставлять с Его словом, не со своим собственным, а именно с Его словом. Это значит Его слово, Священное Евангелие сделать неотъемлемой частью жизни нашего ума. Думать, не как я сам хотел бы или как выгодно, а всякий раз спрашивать себя: «а как бы Христос поступил, отвечая на это?» - что называется, говоря по-святоотечески, иметь ум Христов.

«Возлюбить Бога всей своей душою» – это значит все свое внутреннее естество отдавать не распыленному чувству, которое бывает свойственно нам от животного мира, по слову Феофилакта Болгарского, а свои чувства соразмерять с тем, как чувствовали святые апостолы и Сама Пречистая Преблагословенная Богородица, что мы узнаём из Священного Евангелия.

«Всем сердцем своим» – это значит своё собственное сердце открывать Ему и отдавать силу этого сердца Ему через свое совершенное послушание Ему, а не ходить вслед заповедей себя самого, своего испорченного, искореженного, оскверненного, охлажденного от нелюбви и пороков сердца.

Первая заповедь о любви к Богу – это заповедь о верном учении и верном понимании Бога. Не таким, повторюсь, каким изображает нам Его наше собственное сознание, а таким, каким видит Его Церковь, ибо Бог познаваем бывает через таинства Церкви и через церковное общение. Об этом и Сам Христос прямо сказал: «где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди вас».

Бог открывает Себя в собрании, в таинстве общения с Ним, в единстве со всей Церковью. Когда мы этого единства не имеем, то мы тогда не можем и в полноте любить Бога своего всем сердцем, всей душою, всем своим разумом.

И вторая заповедь, подобная ей, которая, вернусь к святителю Иоанну Златоусту, который говорит, что «самое близкое расположение к падению через дурную жизнь, через жизнь порочную», поэтому Бог даёт заповедь о любви к ближнему.

«Жизнь порочная» – это тогда, когда этот удивительный дар любви, этот удивительный подарок Неба я превращаю в служанку своих собственных страстей, когда даже само это слово «люблю» мы обращаем ко многому и к тому, что просто является желанной нашей мечтою.

Я люблю какую-то еду. И все мы относим к любви: от вещей до еды, от людей до каких-то особых условий нашей собственной жизни. Нередко этот удивительный дар любви мы делаем служанкой наших собственных пороков тогда, когда не имеем любви к ближнему, когда в центре этой собственной любви становлюсь я сам.

И тогда я и произношу гордо и требовательно: «я люблю это», «я хочу это», «это должно принадлежать мне, потому что это откликается на мою испорченную жизнь, в которой любви, кроме как к себе самому, я к другим не имею». И эта любовь располагает человека к падению и приближает его к пропасти.

Такая любовь делает жизнь человека порочной и страстной, и он постоянно мечется, то в огонь, то в воду, не находя, впрочем, утешения для своей испорченной, осквернённой, исковерканной любви ни в одном, ни в другом. Златоуст и замечает, что эти две заповеди поддерживают друг друга, и вместе с этим располагают человека к вечности.

Любовь к Богу, Богу, познаваемого через всю полноту Церкви, и любовь к ближнему, как противоядие любви к самому себе и эгоизма– все это открывает перед человеком удивительную творческую живительную и всегда обновляющую все вокруг себя любовь Божию.

Не такую, которую мы себе рисуем, а такую, какую Он показал нам, любви даже до смерти, смерти крестной, любви, когда Собою Он заменяет, замещает, вытесняет в нас живущего ветхого Адама, отголоски смерти, когда эту смерть Он изгоняет вон через Своё подлинное откровение, которое мы получаем в Церкви и через нашу жертвенную любовь к тем, кто рядом с нами, из нас Своею любовью изгоняет смерть, наполняя жизнью, и в этой временной жизни, и открывая жизнь вечную.

На этих двух заповедях, - говорит Господь сегодняшнему законнику, - утверждаются все пророки, все законы, и не только законы отношения людей между собой, но и все законы бытия зависят от этих двух заповедей.

Нелюбовь к истинному Богу и не познание Его через преодоление своих собственных заблуждений и нелюбовь к ближнему через преодоление своего собственного эгоизма способны погубить, как и нашу жизнь, так и жизнь вокруг нас. Заблуждение и порочная жизнь способны к убийству, к ненависти, к жестокости, к злой памяти, к непрощению, к расчеловечиванию. Они способны из человека сделать пространство тьмы и область погибели.

И, напротив, любовь через познание истинного Бога и служение Ему, и любовь к ближнему своему через искреннее, открытое и яркое противодействие своему собственному эгоизму, и служение тем, кто ищет и жаждет этого служения, способны в нас открыть удивительные таланты и дары: сохранять жизнь, вдохновлять жизни других, беречь их веру, питать их надежду, стать добрым удобрением для их любви.

Двуединая заповедь, как замечает Златоуст, и поддерживает друг друга, как две ноги, на которых мы стоим, опираясь на одну и на другую. Невозможно любить Бога, не любя ближнего. Невозможно любить ближнего, не любя Бога.

И пусть этот подлинный смысл любви каждого из нас сделает твёрдым в своем уповании и в своей жизни каждого из нас, сделает живым в своей надежде, каждого из нас сделает искренним, надёжным в своей дружбе, каждого из нас сделает светлым и святым в своей любви к Богу и к ближним. Аминь.

17 сентября 2023 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска   

4407