Об отрезвлении совести

13.09.2023
Просмотры: 4112

«Сегодняшний день Усекновения главы Иоанна Крестителя – это день, который должен так отрезвить нашу совесть, чтобы мы не только в других, но и в себе возлюбили воздержание, возлюбили меру».

Всечестные отцы, дорогие братья казаки, дорогие братья и сестры, сегодня мы собираемся здесь, под сводами этого замечательного храма, чтобы своё внимание, свою память, своё сердце, свою молитву обратить к Предтече и Крестителю Господню Иоанну, память которого сегодня мы совершаем, вспоминая усекновение его главы.

Любая человеческая трагедия остается долгой и горькой памятью в человеческом роде. Что бы ни произошло, любая несправедливость никогда не может прижиться. Она всегда отторгается. Но при этом, отторгаясь, она оставляет в нас болезненное воспоминание. И сегодня мы вспоминаем о такой несправедливости, которая совершилась в дни земной жизни Господа и Спасителя Христа.

О чем повествует нам Священное Евангелие – подлая трусливая казнь Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Эту историю многие из нас знают очень хорошо, знают эту историю про нечестивого царя Ирода, который взял себе в жёны жену своего брата, которую не должен был брать.

Знают, вместе с этим, что этот Ирод, как бы это может для кого-то не показалось странным и удивительным, но всё же прислушивался к словам пророка Иоанна Крестителя, который не только обличал его, но, вместе с этим, и дарил ему слова надежды. Из Священного Писания мы знаем, что Ирод любил приходить к Иоанну Крестителю, и когда слушал его, то сердце его успокаивалось.

Да, сердце человека, одержимого разной страстью, и прежде всего, страстью к власти, к владению над другими, страстью, которая позволяет ему делать всё, что хочу. Невозможно было и нельзя было взять себе в жёны жену своего брата, но он говорил самому себе: «я царь, что пожелаю, то и творю».

И, знаете, честно признаемся, иродово царства часто бывает и в нашей собственной жизни. Я, мол, хозяин своей жизни. Вот, что пожелаю, то и сделаю. Кто-то скажет: «я отец». Кто-то скажет: «я мать». Кто-то скажет: «я старше». Другой найдёт ещё какую-то причину. И только на основании этого превращает иногда свою жизнь в иродово царство: «что хочу, то и ворочу».

Мы помним из воспоминания сегодняшнего Евангелия, как Ирод праздновал свой день рождения, и там, упившись, восхищался танцем дочери своей жены. И когда дочь Иродиады доплясала перед ним, то он от восхищения, от охмеления, и опять же от охмеления, прежде всего, своей безграничной властью, как ему казалось, поклялся ей: «что не попросишь, всё дам тебе».

И вот трагедия начинает здесь и происходить. Здесь бы, когда такой человек заклялся перед своими друзьями «всё, что хочешь, сделаю для тебя», подойти бы той же самой жене, которая ненавидела Иоанна Крестителя из-за того, что тот обличал её, подойти бы и наоборот попросить его: «знаешь, сделай доброе для своих людей, сделай доброе для тех, кто здесь возлежит, подари своим рабам свободу», или «скажи, что больше никогда не будешь вот так понапрасну упиваться». Доброе сердце всегда ищет доброе во всём, а злое сердце ищет злое во всём.

Но мать дочери говорит: «попроси голову Иоанна Крестителя». Эта трагедия человеческой жизни, которая проносится сквозь века и тысячелетия даже до сегодняшнего дня, показывает нам всю глубину ада, которая может поразить нашу душу. Когда человек страстный, когда человек отдаёт себя этим страстям, в нём совсем не остаётся места для света. Мрак мало-помалу из человека всё светлое вытравляет. Когда человек не имеет доброго навыка ни к какого доброму делу, то он питается только злым навыком. Невозможно представить себе в голове, чтобы мать попросила у дочери принести голову пророка. С одной стороны, кажется, это чудовищное преступление, на которое и смотреть, похоже, было бы ужасно.

Представьте себе, всех возлежащих за этим праздничным столом у царя, когда вместо очередного угощения на блюде выносят отрубленную голову Иоанна Крестителя! Представьте ужас этого зрелища! Но надо сказать честно, и сегодня иродиадины пляски делают кровавыми руки детей, да и взрослых. Стоит ли вспоминать о том, сколько сегодня в ужасе, и в ещё большей жестокости совершается убийств нерождённых детей. Все пляшет Иродиада.

А сколько сегодня обагряются кровью руки наших братьев и детей, и друзей в воинах. Беснуется Иродиада, и продолжаются эти жестокие убийства, и страшные преступления. Кажется, что та история вообще мало чему научила людей. И самое страшное - посмотреть в глаза Ирода, который хотя и любил Иоанна Крестителя, но ничего с собой поделать не мог.

Самое страшное - это тогда, когда человек и любит, и ненавидит одинаково. Самое жестокое и невозможное для того, чтобы воспринять это как норму, это тогда, когда человек одновременно и слышит, и слушается, и вместе с этим, противится правде, как будто бы она не для него. Ради возлежащих не смог отменить своего слова, когда услышал, о чём попросила его эта самая дщерь. Не мог набраться мужества и остановить обезумевшую мать, и сказать: «знаешь, я дал клятву, что исполню любое желание, но смерть и жизнь не в моих руках, а в руках Божьих».

Мог бы остановить эту обезумевшую женщину и сказать ей: «разве тебе недостаточно того, что я терплю, тебе ещё надо больше крови?» Разве не стоило бы ему испугаться того, что в следующий раз она потребует ещё крови? Ведь однажды вкусивший чужую кровь, имеется в виду преступление, имеется в виду убийство или ненависть, или коварство, или ложь, теперь будет отравлен этой кровью, и будет всегда жаждать её. Ирод не останавливает обезумевшее свое семейство. И сам, находясь в безумстве пьяного угара, повелевает исполнить просимое.

Да, кто-то скажет: «он не осознавал, что делал». Он не осознавал, какие отдавал указания или приказы. Что, мол, возьмёшь с пьяного человека? Он, вполне, как и каждый из нас, осознаёт на что разменивает свою свободу тогда, когда отдаёт свою душу в руки страсти. Осознаёт вполне. И должно быть, не впервые произошло такое обильное возлияние там, за этим царским столом, а стало традицией уже. И, должно быть, не раз, возможно, в первое время ещё как-то было совестливо тому самому несчастному царю, а потом совести уже не слышал. Она была утоплена в глубоких бокалах вина.

Сегодняшний день памяти Иоанна Крестителя – это день боли, во-первых, об одержимых страстью винопития и наркомании людях. И, к большому сожалению, таких становится не меньше, а больше. И как-то уж сильно молодеют они. Сегодня наша боль о наших юных братьях и сестрах, о наших детях, которые даже не увидели своих семей. Нередко бываю на кладбище, и вижу годы смерти на свежих могилах, и понимаю, что это лежат наши дети. И когда спросишь: а кто здесь похоронен и почему так рано? Большинство из них в пьяном угаре совершили страшное преступление, сели пьяные за руль, или наркоманы заразились, заболели и от одержимости погибли.

Сегодняшний день Усекновения главы Иоанна Крестителя – это день, который должен так отрезвить нашу совесть, чтобы мы не только в других, но и в себе возлюбили воздержание, возлюбили меру. Хотя каждый говорит: «я свою меру знаю». Но только вот юных могил становится всё больше и больше. И как-то мера совсем не уменьшается.

День памяти о пророке Иоанне – это ещё и день, который напоминает нам о том, чтобы каждому из нас жить правдой и не бояться исповедовать эту правду, как Иоанн Креститель, обличать её так, чтобы это обличение было всласть. Вспомним ещё раз, когда Иоанн Креститель общался с Иродом, тот любил его слушать. А если бы Иоанн Креститель просто, что называется, поучал бы его, и говоря языком понятным для нас, термином, каждый раз бы его тюкал и укорял «ах, ты такой-сякой». И всё это делал бы с раздражением и с нелюбовью. Разве бы приходил к нему царь, чтобы послушать его?

Должно быть, Иоанн Креститель говорил своё обличение с такой безграничной надеждой и любовью, с такой отцовской любовью, с такой глубиной души и мужества, чтобы признаться в своих ошибках. Он это говорил ещё и силой своей собственной жизни, потому что вся его жизнь была жизнью, наполненной единственной любовь - к Богу, и больше ни к чему не прилеплялось его сердце. И Ироду, сердце которого прилепилось ко греху, так нужно было слушать свободное сердце, чтобы своё мало-помалу от греха отдирать, отрывать, возвращать ему свободу.

Поучимся и этому у Крестителя Господня Иоанна, что всякое наше слово будет сильным тогда, когда оно подкреплено и собственным делом, и что наше слово должно быть без раздражения, без пустого назидательства, а наполнено назиданием любви из собственных примеров жизни.

Помолимся сегодня Предтече и Крестителю Господню Иоанну, чтобы он, некогда обличивший Ирода царя, сегодня и нашу иногда иродову жизнь обличал, чтобы он молился о тех, кто свою волю и своё сердце отдал страсти помог им избавиться от этой страсти, избавиться от зависимости, подарил бы им любовь к Богу, которая освобождает нас от рабства.

Помолимся Иоанну Крестителю и о нашем нынешнем мире, и о нашем Отечестве, и о наших родных и близких, дабы его молитвами пляски иродиады бы прекратились, дабы его молитвами Бог вернул нам добрую, искреннюю, наполненную глубокой верой, любовью жизнь. Помог и вернуть наших детей домой, помог остановить страшное братское кровопролитие, установить мир, вернуть в дома тишину. Помолимся о том, чтобы этот угар безумства, плясок смерти быстрее бы закончился.

Святый Пророче, Предтече и Крестителю Спасов Иоанне, своей головой оказавшийся в руках Иродиады, но не погубивший истину и сохранивший её, моли Бога о всех нас. И, вспоминая тебя сегодня, Пророче Крестителю Спасов, мы стыдимся наших человеческих страстей, но вместе с этим, у тебя учимся мужеству проповеди и верности слову, и непоколебимости в своей вере и уповании на Бога. Господи, Иисусе Христе, молитвами Пророка Иоанна Крестителя, помилуй, спаси и сохрани всех нас. Аминь.

11 сентября 2023 года. Иоанно-Предтеченский храм поселка Иноземцево

4112