О поклонении в духе и истине

14.05.2023
Просмотры: 1053

«Если в твоей жизни есть Бог, как свет, и Он на самом главном месте, тогда всё остальное встанет на свои места. Если ты веришь, будут верить и тебе. Если ты любишь, полюбят и тебя. Если ты прощаешь, будешь прощён и ты. Если ты надеешься изо всех сил своей жизни, знай, на твою надежду ответит Бог Своей милостью».

Сегодня мы вспоминаем встречу Христа Спасителя с самарянкой. Очень много переживаний и много мыслей по поводу этой встречи. Очень много. Обычная встреча человека с Богочеловеком. Но сколько всего было сказано важного.

Прежде всего. Иногда нам кажется, что встретиться с Богом – это должны быть какие-то особые обстоятельства, и уж точно какое-то особенное место. Сегодня даже появилось такое словосочетание, которое очень часто повторяют: место силы. Мол, вот это место да, а там рядом или другое – ну, так себе. Также, кстати, говорили и самаряне: вот это место, в котором только стоит поклоняться Богу. Мол, где бы ты не находился, только здесь Он тебя слышит.

Так думала и самарянка, которая пришла к колодцу, чтобы оттуда почерпнуть воды и принести в свой дом, и там встретила Христа Спасителя. И Христос говорит ей: «дай Мне пить». А самаряне с иудеями не общались. Ну, потому что у каждого, что называется, было такое своё место силы. В наше время тоже, к большому сожалению, много целых племён и народов, которые не общаются друг с другом. И по одному только лишь принципу – правда здесь, вот здесь, а там её нет. И так говорит каждый.

Христос, обращаясь к самарянке, удивляет её до крайности. Мало того, что иудей заговорил с самарянкой. Они не имеют никакого общения. Так ещё и что-то просит от неё. Та говорит Ему: «Ты же иудей, как Ты просишь у меня что-то дать Тебе?». Христос отвечает: «если бы ты знала, Кто у тебя просит воды, ты бы сама попросила у Меня этой воды».

Она по-женски, рассуждая обычной логикой, а Господь иногда именно так, и чаще всего именно так рассуждает с нами обычной нашей человеческой логикой, но включает в неё нечто необычное. Если бы мы замечали эти слова, тогда разговор всегда был бы долгим и очень впечатляющим.

Самарянка могла бы на этот вопрос, Его упрёк, сказать: знаешь, мне не о чем с Тобой говорить. Но она пытливым своим умом и своей трепетной душой задаёт Ему вопрос: «ну, а как Ты возьмёшь воду? у Тебя и нечем почерпнуть её. Ты что больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодец, пил он, его семья, теперь мы с этого места?»

Далее Христос начинает ей говорить о вещах, которые глубоко, мало-помалу начинают тревожить её душу. Говорит: «Я дам тебе такой воды, вкусив которую, ты больше не будешь иметь жажду, но сама станешь источником этой воды». И здесь, как кстати, и в таких особенных обстоятельствах жизни, как раз бы каждому из нас сосредоточиться: что-то необычное происходит, какой-то странный диалог: воду, от которой больше не буду хотеть пить; из меня потечёт, как ручьи. Что-то странное.

Иногда вещи, которые мы боимся понимать, мы так и откладываем на полку – странное, непонятное. Я думаю, что в жизни каждого из нас есть такая полочка, куда столько много отложено: слов из Священного Писания, из жития святых отцов. Это что-то странное, непонятно. Мол, это не для меня. Да, более того скажу, есть даже вещи, которые вполне понятны, но так трудны к исполнению. Вот вроде бы всё понимаешь: надо поступать так.

А сам себе говоришь: ну, как же это тяжело, положу пока на полочку, ну, может быть, когда-нибудь я научусь так поступать. Я научусь первый просить прощения. Я научусь признавать свою неправоту. Я, наконец-таки, сознаюсь, что я гордый человек. Но это пока так сложно сделать, вокруг такие все плохие. Сознаешься, тебя – в порошок. Лучше стоять твёрдо, жёстко.

Самарянка хотя и слышит странные слова, однако, душой своей пытливая, потому что искала правду не вокруг, а в себе. И об этом мы чуть позже узнаем. Говорит Христу: «ну, как эксперимент, дай мне этой воды». Дай мне этой воды. Христос отвечает: «позови мужа, приходи с ним, Я вам обоим дам этой воды». И она, чтобы не объяснять Ему долго всю свою тяжёлую жизнь, как её часто обманывали, как над ней смеялись, как её ставили ни во что, как у неё не было друзей, как её презирали. Вот чтобы всё это не рассказывать Ему долго, она говорит Ему: «у меня нет мужа», потому что за этими словами она, как бы это парадоксально не звучало, но могла подразумевать только одно: я прощаю всех тех людей, я и сама была не права.

На что Христос отвечает ей: «ты правду сказала, у тебя их было пятеро, и тот, который сейчас, не муж тебе». Правду сказала. Нет, не по факту того, что их нет реально, а по факту того, что она вместе с ними, бывшими, оставила и все свои боли, и все свои страдания. Тут бы ей и спросить, а ведь она называет Его потом: «вижу, что Ты пророк». И тут бы ей задать самый главный вопрос: «А когда я стану счастливой?» «А когда, наконец, всё это закончится?»

Кстати, этот вопрос очень часто звучит сейчас в наших домах, сердцах, умах: «А когда это всё закончится?» Но самарянка, удивительно, в каких-то моментах это действительно очень трудно понять, она не задаёт Ему этого самого вопроса: «а что со мной будет? а когда я стану счастливой? а когда закончатся эти непростые времена в моей жизни? когда это всё прекратится? когда всё наладится?» Или не говорит Ему: «а что Ты ещё обо мне знаешь?» О себе она и так всё хорошо знает. Всё хорошо знает.

Она задаёт самый главный причинный вопрос. Она понимает, что всё это может закончиться: все её неудачи, все её ошибки, вся эта её жизнь уже с шестым мужем, который не муж ей – всё это может закончиться только, когда она найдёт ответ на самый главный вопрос своей жизни. И она его задаёт: «а где и как нам молиться?» Она не задает вопросов о новых временах. Она задает вопрос о своем месте в этой жизни: «где нам поклоняться истинному Богу, чтобы Он услышал молитвы?».

Она понимает, что все: счастье, и вся ее жизнь, и вообще все зависит от Него. Молиться Ему, быть услышанным – это значит понять Его волю, это значит, наконец-таки, понять свой путь, свою дорогу, которой стоит идти, чтобы больше не ошибаться. Часто у нас говорят: «ну, что ж, идём дорогою ошибок и проб, попробуем». И за этим «попробуем» так мало любви к Тому, Кто эту жизнь нам дал не для того, чтобы попробовать.

Христос, Бог подарил нам эту нашу жизнь не для того, чтобы попробовать и посмотреть – как мы с ней справимся. Нет, Он подарил её от любви, только от любви. И когда мы сами бесконечно пробуем, как будто бы не видя, как слепцы, дороги, как будто бы не слыша, как глухие, слова Божьего, как будто бы не замечая, как безумные, Его удивительного мира, который Он подарил нам.

А мы всё пробуем в этом мире: пробуем дружить, пробуем любить, пробуем надеяться, пробуем верить. Не получилось – выбросили. Ну, не получилось – не люблю. Не получилось – не дружу. Не вышло, как мне хотелось, не верю. Пробуем.

Потому-то она и спрашивает: «как молиться и где?» Чтобы больше не пробовать. Уже шестой муж, который не муж. Она понимает, что вся боль, вся её неправота заключены именно в том, что она не решилась на самое главное и важное в своей жизни. Проще скажу. Она не познала любви Божией.

И тогда Христос ей отвечает: «наступит время и настало уже, когда поклоняться будут Богу не здесь, в Самарии, или там, в Иерусалиме, когда не наши или ваши, а когда Бог примет тех, которые поклоняются Ему в духе и истине. Таковых, - говорит Христос, - Господь ищет Себе».

Поклоняться в духе – это значит понимать, что Его присутствие везде. Поклоняться в духе, то есть видеть Бога везде, и знать, что, если ты задвинешь шторку, или закроешь дверь, и там останешься опять со своими выращенными в твоей совести, в твоей душе жестокими страстями, как зверями, не думай, что закрытая дверь не позволит Ему увидеть – кто ты, где ты, с кем ты. Не думай, что, закрыв глаза, и не видя вокруг очевидных вещей, Бог перестанет видеть тебя со всей очевидностью твоей жизни, и того, что в твоём сердце: и всех твоих обид, и боли, и непрощений, и отчаяний. Всё это Бог видит.

Поклоняющиеся Богу в духе – это те, которые всегда представляют Его пред собою, везде и всегда. Поклоняться в духе – это значит совершать дела Его присутствия. Это не тогда, когда распахнулась дверь, пришёл праздник Пасхи, и вот теперь мы накрываем праздничный пасхальный стол и говорим: «Христос воскресе». Не только.

Поклоняться в духе – это значит всегда держать открытую дверь своего сердца и понимать, что Бог приходит не по календарю и не по времени. А Он никогда не уходит из нашей жизни, никогда. Даже тогда, когда мы мечемся и всё пробуем, даже до шестого, как у этой несчастной женщины.

В истине – это значит отозваться на Его слово. Это, как раз то самое, чтобы снять с полок то, что мы туда отложили по принципу: «ну, ещё не пришло моё время; придёт время, буду молиться, придёт время, буду поститься, ну, придёт время, тогда я и порог храма переступлю, может быть даже поисповедаюсь, а ещё и причащусь». Ну, придёт время, всё тогда. Но сейчас пока пусть это там полежит, на полке. Хорошо, если так. А бывает так, что всё это занято таким хламом. И полезешь за чем-нибудь одним, и всё на тебя вываливается, вот этих отложенных дел, важных, истинных дел.

Самарянка бежит в город. А тут ещё апостолы пришли, увидели – разговаривает с самарянкой. Внутри, конечно, удивились. Вот бы они Ему напомнили закон: что же Ты делаешь – нарушаешь закон! Но они знают, что там, где любовь настоящая, истинная, глубокая, верная, преданная, даже до креста, там и есть закон. Ведь весь закон на этом и основан: возлюби Бога своего всем сердцем и ближнего как самого себя. В этом сила закона – в любви к Богу и к ближним.

Ученики ничего не спрашивают. Потом, когда уже самарянка, забыв про свои водоносы, которые принесла к этому источнику, изо всех сил, сама того не замечая, сделавшись источником, бежит в город. А перед этим она говорит: «да, знаю, что, когда придёт Мессия, Он это всё расскажет, о поклонении Богу». Христос говорит: «это Я – тот, кто с тобой говорит».

И вот тогда-то в ней забил этот источник. И она бежит в город и всем проповедует. И, действительно, сама того не заметив, стала источником, из которого потекло благовестие. Видите, Бог любой, даже самый заваленный, отложенными делами добрыми, как камнями, источник, покрытый тиной, я не знаю, каким-то неупотребимым веществом, одним словом, любого Бог может во мгновение очистить.

И не думай, что ты не пригоден. Ты останешься непригоден лишь только тогда, когда, вновь услышав что-то важное, потянешься на полку, и туда это важное забросишь. Тогда и останешься непригодным. А эта самарянка бежит, проповедует. Город удивляется. Ну, мы-то знаем эту женщину. Кто бы говорил об истине! Кто бы говорил о правде! Кто бы говорил о Боге! Ты? Ну, мы-то все тебя знаем.

Но представьте себе, вообразите только, ей поверили. Почему? Они, наконец-таки, в глазах её увидели то, что не видели никогда. Она полюбила. Более того, глаза её были наполнены такой радостью, потому что её полюбили. Она встретилась с Тем, Кто так её полюбил, простив ей все её согрешения. И не с лёгкостью – ладно. А, простив, потому что и она много прощала. А из Евангелия мы знаем: «кто много прощает, тому и много будет прощено». И Господь ей всё простил за её прощение другим.

Самаряне просят Христа остаться в их городе. Он там, в этом Сихаре два дня живёт. К Нему приходят, и должно быть, кто-то, может быть, и спросил: «а что будет со мною?» Не знаю, наверное, нашлись люди, которые спрашивали о каких-то совершенно простых житейских вещах. Может быть, но уж точно Христос каждому говорил самое главное и самое важное о его жизни. Если в твоей жизни есть Бог, как свет, и Он на самом главном месте, тогда всё остальное встанет на свои места. Если ты веришь, будут верить и тебе. Если ты любишь, полюбят и тебя. Если ты прощаешь, будешь прощён и ты. Если ты надеешься изо всех сил своей жизни, знай, на твою надежду ответит Бог Своей милостью.

Жатвы много, нивы созрели, - сказал Христос Своим ученикам тогда. Действительно, - говорит, - верна пословица народная: один сеет, а другой жнёт, но все входят в одну славу. Бога можно показать, как показала самарянка, кажется, уже навсегда измученная жизнью женщина. А показала так, что, когда встречали её горожане, они говорили ей: теперь веруем, что это истинный Бог, Христос не потому, что ты сказала, а потому что сами это увидели. И вдруг человек, полный отчаяния и горя, становится человеком, переполненным надеждой, любовью, благодарностью, светом.

А ведь такой самарянкой может стать каждый из нас. В том смысле, чтобы Бога показать своей жизни тем, кто рядом. И на очередной вопрос: «когда же это всё закончится?», сказать: «а давай сейчас вместе, здесь, на этом месте помолимся Богу».

Обратим к Нему наши слова молитвы: помолимся о наших родных и близких, помолимся о тех, кто отчаялся, помолимся о тех, кому страшно, помолимся о тех, кто смело поднимается и идёт вперёд, помолимся о тех, кто в окопах, помолимся о тех, кто в подвалах, помолимся о тех, кто давно не слышал голосов своих родителей, помолимся о тех, кто не слышит своих детей, помолимся о братьях, помолимся о сёстрах.

Господь, несомненно, вне всякого сомнения, в моём сердце, в моей душе всё это закончит, а станет моему сердцу спокойнее, моей душе станет светлее, мало-помалу этот свет, как от одной к другой свече, вместе с теплом веры распространится дальше, ну, как в том городе. Теперь, - говорят, - веруем, потому что сами увидели. Всё это закончилось во мне. А значит и вокруг меня.

Помолимся и мы, братья и сёстры, сейчас в храме, и следуя завету Спасителя Христа, своё поклонение совершим в духе и истине. Аминь.

14 мая 2023 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

1053