О времени объятий Небесного Отца

16.03.2023
Просмотры: 1492

«У Бога не бывает рано или поздно. У Бога бывает только одно – нужно. И когда мы Ему нужны бываем в одном или в другом месте – мы там оказываемся».

Дорогие отцы, братья и сестры, сегодня день молитвы здесь, у нас в станице Зеленчукской, особенный. Мы только что совершили литургию Преждеосвященных Даров, стали причастниками Святых Христовых Тайн.

Но сегодня мы становимся ещё и причастниками благодарной памяти новопреставленному отцу Григорию. И сейчас мы начнём совершение погребения почившего священника. Пожалуй, в жизни человека бывает одно единственное событие, на которое этот человек уже не позовёт – на собственные похороны. К этому дню приходят те, для кого образ и голос почившего человека всегда был дорог и значим.

И сегодня, взирая на почившего отца Григория, и на наполненный храм духовенством и народом, мое сердце радуется тому, что и при жизни его голос был очень заметным, и по жизни, и по смерти остался убедительным для многих, которые пришли сегодня сюда, чтобы помолиться о упокоении своего друга, помолиться о упокоении своего священника, помолиться о упокоении человека, который на протяжении долгих лет поддерживал духовно, утешал.

Я думаю, что каждый, кто подойдёт сегодня ко гробу почившего отца Григория, не только вспомнит о почившем, но и заглянет в собственное пространство своей жизни. Ведь по-настоящему видение смерти близкого родного человека – это не только Рубикон для другого, для него или для неё, это ещё и грань, к которой подойдёт каждый из нас.

И глядя на годы жизни почившего, сегодня отец Григорий учит нас еще одному. Не зависит дата твоего рождения от даты твоей смерти. И млад и стар, и юный и поживший, и ещё ничего не видевший и только научившийся жить, и уже многие дороги прошедший – Бог для всех предел земной и начало жизни небесной. Каждый из нас ещё подумает о своей жизни, подходя ко гробу почившего священника.

Я хотел бы сегодня впервые в общении с отцом Григорием обратиться к нему при всех. На протяжении долгих лет я с ним общался так же, как и со многими, один на один, говоря о наших общих нуждах Церкви, говоря о духовной жизни. Ну, а сегодня вся его жизнь уместилась в этот небольшой деревянный ковчег. Но в этот деревянный ковчег не смогли уместиться ни его искренняя вера в Бога и надежда на Него, ни его любовь к людям, внимание к людям, удивительное жизнелюбие, и всегдашняя готовность ответить любому человеку на иногда самые неожиданные сложные или очень странные простые вопросы.

Отец Григорий, мы с тобой говорили незадолго до времени, когда Господь призвал тебя в вечность. Я запомню наш с тобой разговор – мы с тобой говорили о Боге. Я нечасто в своей жизни слышал такую горячую просьбу молитв. И знаешь, что твоя просьба о молитвах была обусловлена твоим единственным желанием – быть рядом со Христом.

Тебе, как человеку верующему во Христа, как монаху, который дал Богу обещание служить Ему всю свою земную жизнь, было и страшно представить себе, что после разлучения с телом ты окажешься вне объятий Христовых. Я очень хорошо помню, как ты просил о молитвах – не формально, не обычно: «ты помолись обо мне». А ты говорил это такими словами, из которых можно было понять, что больше ничего тебе в жизни не нужно.

Я знаю, как ты боролся со своей болезнью. Но больше всего ты боролся с тем, чтобы никакие обстоятельства твоей совершенной жизни не стали бы препятствием к достижению Царства Божьего. Каждый раз, когда мы с тобой общались, это общение было разным. Но ни разу не было, чтобы, говоря друг с другом, ты не вспомнил слова из Священного Писания или слова из святых отцов, или из песнопений Церкви Христовой.

Я всегда удивлялся и, не скрою теперь, учился у тебя этому – уметь в любом слове не только найти место, но сделать самым главным слово из Писания или святых отцов. Сейчас я горячо верю, что тех отцов, которых ты приводил на память, и эти отцы сейчас горячо молятся о тебе. Знаешь, отец Григорий, по нашим человеческим меркам каждый из нас, здесь стоящих, может сказать: «ой, какой ещё молодой, как рано». Но я хотел бы сказать твоими словами: пришло время.

У Бога не бывает рано или поздно. У Бога бывает только одно – нужно. И когда мы Ему нужны бываем в одном или в другом месте – мы там оказываемся. И когда ты нужен был Богу здесь, ты был здесь. И когда нужен был Богу в далёкой земле отсюда и трудился в Туркменистане, ты был там. И потом опять вернулся сюда. А теперь ты нужен Ему в Его Царстве.

Наверное, было бы совершенно несправедливо даже с точки зрения человека говорить рано или поздно, особенно тогда, когда ты обнимаешь теперь всем сердцем тобой любимого Небесного Отца. Можно ли, глядя на эти объятия, сказать, что они слишком ранние? Наши человеческие измерения всегда перестают работать и действовать у грани могилы, потому что могила – это и то, что здесь у нас, но это ещё и место рождения в вечности у Бога. И поэтому ничего этим не заканчивается – все продолжится.

Я знаю, отец Григорий, мы с тобой встретимся. И когда мы увидимся, мне будет чему порадоваться, потому что в моей памяти останутся и духовенство, которое сегодня здесь собралось, и народ Божий. И я знаю, что ты бы сказал слова Евангелия: «вот я и дети, которые дал мне Бог». И оглядываясь вокруг твоего деревянного ковчега, я вижу твоих детей и друзей, которых дал тебе Бог. И слава Богу, что ты их не растерял. И слава Богу, что есть кому помолиться о тебе и попечалиться, и надеяться.

Эти дни Великого и спасительного поста, и все наше ожидание Пасхи Христовой ты теперь продолжишь в вечности. Там нет ни печали, ни воздыхания. И мне кажется, что твоя улыбка, которой ты очень часто улыбался, теперь твоей душе так к лицу там, в вечности. Сейчас мы совершим молитву о тебе и горячо попросим у Бога прощения твоих грехов вольных и невольных, горячо попросим Бога, чтобы Он принял всю твою веру и всю твою жизнь, мы искренне с благодарностью Богу попросим Его о тебе, потому что свою хотя и недолгую, но очень яркую священническую жизнь ты просил Бога о всех нас. И пусть Господь примет наши молитвы. И Его отцовские объятия пусть возьмут твою бессмертную душу в Свое вечное Царство.

Сегодня мы даем тебе наше последнее целование, но не последний день памяти о тебе. Мы сегодня в последний раз тебе кланяемся, но не в последний раз о тебе молимся. Мы сегодня последний раз здесь видим тебя, но верим, увидимся и в вечности.

И еще, отец Григорий, и я прошу твоих молитв и твоего прощения. По-человечески наша жизнь всегда бывает с немалыми испытаниями. Но, пожалуй, самым большим испытанием является добрая память друг о друге, искренняя дружба, молитва друг о друге. И пусть это испытание мы перенесём все достойно.

Просим и твоих молитв, отец Григорий, у Господа и Спасителя Христа. И по молитвам всей верной Христу Церкви Создатель и Бог, любящий Отец да подаст тебе обещанных благ, тех благ, к которым ты стремился всю свою жизнь. Прими, отец Григорий, наши молитвы, нашу любовь и нашу дружбу, как искренний залог перед образом Божиим. Помолимся, дорогие отцы, братья и сёстры, о новопреставленном игумене Григории.

***

7 марта 2023 года. Петропавловский храм станицы Зеленчукской

1492