О священномученике Харлампии

07.03.2023
Просмотры: 1197

Но что значит помнить о святом? Просто сказать ему: «Харлампий помолись обо мне»? Нет. Помнить о святом – значит жить его уроками. Помнить о святом – значит быть похожим на него. Помнить о святом – это не просто поставить свечу перед его иконой, а значит сказать ему: «мучениче Харлампие, я стараюсь подражать тебе».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры, жители Порт-Артура, наши гости и паломники, я с особой радостью сердца поздравляю всех вас с днем памяти святого Харлампия. Сегодня мы совершаем, как и каждый год, в этот день, 23 февраля – день, когда мы вспоминаем удивительного человека с удивительной силой веры.

Жил он в далёкое от нас время, но для многих, из здесь присутствующих, в родной стране по месту происхождения. Жил он в Греции. И в 202 году от Рождества Христова его имя стало известно всей Церкви. Он проповедовал Христа, и его проповедь имела успех, потому что проповедовал он Христа не только словом, но и добрым искренним христианским отношением к современному ему месту, где он служил.

Он проповедовал Христа вниманием к другим людям. Он проповедовал Христа помощью, которую оказывал другим людям. Он проповедовал Христа личным примером достойной жизни. Был человеком по-настоящему праведным. И сила праведности этого человека, который, впрочем, был воспитан в языческое время, заключалось в том, что он во всём полагал свое упование на Бога.

Нередко наша правда, которую мы стараемся так рьяно защищать, бывает положена на наши собственные человеческие силы, на наш опыт. А нередко превращается в страстное, и до крика, до боли отстаивание своей правды. За правду мы готовы поссориться с кем угодно. За правду, как нам иногда кажется, мы готовы с кем угодно навсегда стать недругами. И когда тебя спрашивают: почему ты не любишь своего соседа? Почему ты так ненавидишь его и о нём так плохо говоришь? Некоторые скажут: «из-за правды, я сказал правду или я поступил по правде, и теперь мы ненавидим друг друга».

Как может правда сделать людей ненавидящими друг друга? Разве это правда? И кому такая правда нужна? И можно ли жить этой правдой? Мы понимаем, что это правда человеческая, но не Божия. По-человечески нам кажется, кто-то поступил с нами неправильно, по-человечески нам кажется, этот человек заслуживает презрения и неуважения, потому что поступил не так, как должен был поступить. Мы нередко опираемся на наши человеческие чувства и настоящую истинную правду Божию делаем заложником наших собственных страстей.

Харлампий не был таким человеком. Он действительно жил по правде и не было ни одного человека, который бы сказал, что Харлампий меня ненавидит или не любит. Не было ни одного человека, который сказал бы о своём епископе, что этот епископ игнорирует меня. Харлампий к каждому человеку относился по правде Божией и в каждом искал эту правду Божию, и защищал её не своими человеческими обидами. Обиды никогда никого ни от чего не избавят. А защищал правду своей молитвой к Богу. А вот молитвы могут многих избавить от многих бед.

Управителю той местности, где жил Харлампий, стало известно об этом удивительном человеке. Тот пленил его и подверг страшным истязаниям за веру Христову, требуя от него, чтобы он отказался от Христа. Ну, а если отказаться от Бога, от главного вдохновения правды своей жизни, то зачем тогда нужна она, такая лицемерная жизнь? Если отказаться от Бога в угоду какому-либо человеку, зачем тогда нужен этот человек? Если отказаться от заповедей Божиих в угоду своих собственных страстей, своих страхов, своих желаний, тогда во что может превратиться такая жизнь?

Харлампий отказался приносить жертву идолам. Его долго мучили и истязали. Замечу, в то время ему было более ста лет. Он прожил сто два года. На сто третьем – претерпел страшные мучения. И несмотря на преклонный возраст и седины, которые, кажется, любого человека должны были остановить, однако же, у его мучителей всё больше и больше разжигалась ненависть к нему. Почему? Ну, потому, что они в нём не видели человеческой правды, человеческой. Какой? Ему говорят: принеси жертву и будешь жить; откажись от Бога, и будет у тебя счастливая жизнь. Зачем тебе нужно верить в то, что ты не видишь, когда мы даём тебе то, что ты видишь – почёт, уважение. Откажись от своей веры, и будешь среди нас самым почетным и счастливым человеком.

Святой мученик Харлампий твердо знал, что подобного рода человеческой правдой он не будет счастливым человеком. Но самое главное, он твердо знал, что у жизни человеческой временное счастье. А ведь надо предстоять пред Богом. И что ты тогда скажешь Ему: Господи, жил ли я Твоей правдой? Одним словом, управитель города Лукиан и его военачальник Лукий мучили праведного старца. Но он только благодарил своих мучителей и говорил им странные слова: «благодарю вас за то, что вы во мне обновляете дух».

Опять учимся у Харлампия. Как мы иногда ненавидим своих мучителей. Как мы иногда скрежещем зубами на человека, который доставляет нам какую-либо боль, какое-либо неудобство. Кто-то скажет с ненавистью: «меня прям аж выворачивает от этого человека». А Харлампий говорил о Лукии и о его начальнике: «благодарю вас, братья, вы во мне обновляете дух, и через ваши мучения я ещё больше благодарю Бога за все». Боль, которую терпел Харлампий, стала для него удивительной силой обновления души.

И Господь даровал ему необыкновенную силу. Он претерпевал эти боли. На глазах у мучителей раны заживали у него. Да и сами мучители, когда мучили его, были поражены: у одного руки отсохли, у другого искривилась голова. Но по молитвам Харлампия они были исцелены, и всё это приводило к тому, что еще большее количество людей начинали верить во Христа. И говорили: «вот она правда».

Правда всегда начинается с неба. Не начинается правда от ума, от того, как я думаю, было бы хорошо. А правда всегда начинается с неба. Как свет всегда падает от солнца, так и правда всегда начинается от Бога. Об этом случае управитель той области доложил императору, который был недалеко от того места. И тогда повлекли старца к императору.

Император, недоумевая о происходящем, еще более жесточайшим истязаниям подверг Харлампия. Удивляюсь, почему люди так ненавидят друг друга? Из-за чего? Что Харлампий сделал? Что-то украл? – Нет. Кого-то убил? – Нет. Кого-то сделал несчастным? – Нет. Кого-то предал? – Нет. Кого-то оклеветал? – Нет. Так почему же, человека, который ничего даже по человеческим меркам не сделал плохого, так ненавидели?

А только лишь потому, что в этом человеке жила настоящая правда, которая и обличала тех, которые и убивали, и воровали, и забирали чужое, и чужие жизни забирали, и жили беспечно, и ненавидели Бога. Император, произнося хульные слова против Бога перед лицом Харлампия, закричал: «где Ты, Боже? вот я – император, и вся моя сила – при мне; чтобы не сказал, всё произойдёт. Что Ты можешь сделать против меня?» До какого безумства доходит человек, не видящий, не знающий, не любящий настоящей правды, исходящей от Бога. Впрочем, Господь наказал того императора. Случилось землетрясение, а тот сам был парализован. И потом по молитвам Харлампия был исцелен. Но ненависть в его сердце к свету жила больше всего. Кто-то скажет: «вот какие нечестивые были люди».

Но не будем осуждать только их, особенно, накануне наступающего Великого поста, и скажем правду себе: «а я сколько раз видел свет Божий, солнце, и сколько раз спрятался в тени от него?» И не только в прямом смысле этого слова. Сколько раз я знал правду, и сколько раз я поступал против этой правды. Знал, что это делать плохо и делал. Знал, что так поступать не надо, и поступал. Знал, что не надо бояться, и трусил. Знал, что не надо забывать данных обещаний, и не помнил их.

Сколько раз, особенно, как этот злочестивый император и его слуги, сколько раз в болезни кричал в небо: «Господи, только помоги, всё исправлю, изменю». И что? Сейчас я не в больнице. И что исправил? Все ли изменил? Сколько раз давал Богу обещание о своих детях. Бог слышал их, но я не исполнял их. А потом удивляюсь, почему же у моих детей столько много проблем и сложностей. Хотя и по молитвам Харлампия эти нечестивцы и были помилованы, однако же их сердце оставалось все еще холодным и непреклонным перед правдой Божией.

Да, тяжелее всего расстаться с самим собой, с прошлым. С кем угодно расстаться легко. Особенно, если ненавидеть человека, можно быстро забыть и расстаться. Но тяжелее всего расстаться с сами самим и сказать: «это был я в прошлом». Ни императору, ни его клевретам не хватило сил сказать себе: «я был таким и стал другим». Как однажды Павел сказал: «да, когда-то я был Савлом, что гнал христиан, но потом стал Павлом, и полюбил Христа».

Мученик Харлампий, память которого мы сегодня празднуем, напоминает нам об этом своим подвигом. Повторюсь, он ведь тоже воспитывался во времена языческой традиции. Но уверовав во Христа, стал совершенно другим человеком. Мы Великим постом вспомним много таких примеров: вспомним и Марию Египетскую, которая смогла расстаться со своим прошлым, и благодаря этому расставанию встретилась с настоящим, подлинно счастливым, и вечностью, с Богом.

Память Харлампия удивительна и тем, что, когда его замучил почти до смерти император, Харлампий молился, и явился ему Сам Христос, и взял его душу. И последнее, о чём он, прося Господа, говорил: «Господи, тех, кто будет помнить мое имя и почитать его, ради имени Твоего даруй им мир и утешение, пусть они помнят, что самая главная правда – это жить Тобою». Христос обещал ему это. И Сам взял его душу. И перед днем назначенной публичной казни Харлампий мирно отошел ко Господу.

Не дал Господь посрамить Своего святого. И хотя он жестоко страдал и был мучим, но не был убит палачами, а взят Богом в Свое Царство. Народ после этого особо возгорелся любовью к нему. Дочь императора Галина уверовала в силу Господа и Спасителя Христа, и сама похоронила мученика Харлампия. И с того времени, с 202 года, начало III века, народ христианский до сих пор помнит этого удивительного старца, который более ста лет прожил на свете и многое повидал на своем веку, но от увиденного не разочаровался, а еще крепче любил Бога и людей, которым проповедовал Христа Спасителя.

Нас от того времени разделяет колоссальное количество столетий. Нас о того места разделяет и большое расстояние географическое. Но кажется, что сегодня мы говорим о том, что произошло здесь, посреди нас и в нашем месте. И сегодня, почитая святого Харлампия, мы, вспоминая его жизнь, верим и обещанию, которое дал ему Господь: кто будет помнить о Харлампии, того Господь будет миловать и благословлять Своим изобилием и прощением грехов.

Но что значит помнить о святом? Просто сказать ему: «Харлампий помолись обо мне»? Нет. Помнить о святом – значит жить его уроками. Помнить о святом – значит быть похожим на него. Помнить о святом – это не просто поставить свечу перед его иконой, а значит сказать ему: «мучениче Харлампие, я стараюсь подражать тебе.

Вот и сегодня вижу, что творится, и сердце мое вскипает, но знаю, что ты бы поступил по-другому. Ты бы не стал ненавидеть, ты бы не сказал в спину человека плохое слово, ты бы не сказал об этом человеке какие-нибудь неприятные вещи шепотом другим, ты бы не стал сплетничать, ты бы не стал в чем-то кого-то подозревать и свои подозрения выдавать за правду, ты бы, Харлампие, не стал бы кого-то ненавидеть. Я стараюсь делать так же, помоги мне делать так же.

И когда мне так внутри хочется, что называется, вот вывернувшись из своего темного внутреннего мира, показать дурной образ, я вспоминаю тебя, Харлампий, и не делаю этого, и начинаю молиться об этом человеке, и начинаю просить у Бога помощи этому человеку. И когда моей правды не хватает мне, я, Харлампий, как и ты, надеюсь на правду Божию». Вот это подражать Харлампию. О таких молился он и о таких он просил: «Господи, дай им благословение жизни, изобилие земных плодов и прощение их грехов».

Удивительного святого сегодня мы вспоминаем для того, чтобы он помянул нас. И наши молитвы Господу об этом угоднике Божием: Господи Иисусе Христе, по молитвам Своего исповедника, мученика Харлампия, даруй нам прощение наших грехов, крепости нашей вере, даруй нам Своей правды, которой бы мы жили и благодаря которой жили бы и те, кто рядом с нами. Аминь.

23 февраля 2023 года. храм священномученика Харлампия хутора Порт-Артур.

1197