О возвращении к Отцу

21.02.2023
Просмотры: 1305

«Покаяние – это не просто понять, что ты поступил неправильно. Покаяние – это вспомнить о том, что у тебя есть отец, это вспомнить о том, что у тебя есть дом, это вспомнить о том, что у тебя есть причина твоей жизни».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы только что слышали удивительную притчу, которую Господь рассказывает Своим ученикам, и эту притчу положим в основание своего ума, чтобы всю эту наступающую неделю вновь и вновь вспоминать образы этой притчи – притча о блудном сыне.

Полагаю, что каждый из нас уж эту притчу точно мог бы пересказать для своего друга или для своего ребенка, эту притчу точно мог бы вспомнить, и самых главных действующих лиц, и что произошло в этой самой притче. Вместе с этим, конечно, размышляя о том, о чём в этой притче говорит нам Господь, об этом младшем сыне, что взял свое имущество, ушел из дома, расточил его, живя блудно, затем осознал свой поступок, вернулся, отец его встретил, а старший брат недоумевал о происходящем.

Впрочем, размышляя об этой притче, мы можем задать себе немало вопросов. И я хотел бы поделиться тем вопросом, который задаю сам себе. Ну, а что, ничего отец не мог сделать? Ну, разве отец не знал, что этот его младший сын, ещё совсем молодой человек, неопытный, ещё мало, что можно доверить ему? Неужели отец не мог сказать ему: знаешь, придёт время, повзрослеешь, наберёшься опыта, и тогда уже поступай, как хочешь. Во всяком случае, очень часто именно такие советы можно услышать тогда, когда ты спрашиваешь другого: как мне поступить?

Отец не прекословит младшему сыну. Любовь вообще не знает прекословия. Не в том смысле, что она идёт на всё и всему радуется. Нет, она радуется только правде. Отец, разделив свое имение, и отдав младшему сыну, отдал ему не только имение, но и подарил ему своё имя. И хотя сын ушел из дома, отец пошел следом за ним. Не в том смысле, что он шёл по пятам, и не в том смысле, что он всегда находился рядом. А в том смысле, что, отдав своему сыну своё имя и свою любовь, он получал в ответ горечи от дел своего сына, но от своего сына не отказывался.

По долгу своей службы мне нередко приходится быть в разных местах, в том числе, в местах лишения свободы. И знаете, что больше всего всегда поражает там, когда приходишь на КПП, чтобы пройти к осужденным – люди, которые там стоят и пришли проведать своих родных, близких. Сразу по глазам видишь родителей. В этих глазах всегда очень много боли. Но это не потухшие глаза, не разочаровавшиеся, это не глаза человека, который от чего-то отказался. Это глаза человека, который все еще любит.

Вот так же все еще любил и отец своего сына, который, впрочем, доставлял своему отцу много печальных вестей. И на пороге своего дома отец встречал многих людей, которые приходили и говорили ему: «видел твоего сына, знаешь, мне больно говорить о нем – он позорит тебя, и все, что он делает, это ужасно».

Что отец мог отвечать таким рассказчикам? Наверное, молчал. Уж точно, как там заступишься за виновного, обрекшего себя на эту вину добровольно? Разве что только своей любовью. Любовью Бог заступается за каждого человека, как бы безнадежно, как бы всецело и с отчаянием человек не предавал себя врагу, диаволу. Даже если в сердце этого человека поселилась ненависть, даже если душа этого человека растоптана страстью и грехом, Бог всегда Своей любовью заступается за каждого и плачет вместе с ним, над ним.

Что же этот сын? Мы знаем, что все быстро закончилось, и уже никто не соглашался давать ему взаймы, даже ради отца, которого он обесчестил, опозорил. Тогда он, этот младший сын, пристал к одному из жителей и готов был есть пищу для свиней, и даже этой пищи никто ему не давал. Отец всегда рядом со Своим созданием, но Бог никогда-никогда не повернёт твоей головы к Себе, пока ты сам ее не повернешь. Бог никогда ничью руку не вырвет из твоей руки, пока ты сам этой руки не отпустишь. Бог никогда-никогда не бросится тебе на шею с любовью, со Своей отеческой любовью, пока ты с этой шеи не снимешь ярмо своего греха.

Младший сын там у кормушки для свиней так и говорит себе: согрешил я на небо и пред тобой, отец. В доме моего отца и рабы хлебом питают себя. Я не достоин больше называться сыном. Приду и скажу ему: сделай меня рабом. Быть рабом Божиим – это значит перестать быть рабом своего прошлого. Быть рабом света – это значит не быть рабом тьмы. Быть рабом любящего – это не значит быть рабом ненавидящего. Ненависть гонит пока не убьет, а любовь ждет, пока не дождется. Идет домой.

Многих людей отец видел на горизонте перед своим домом. И должно быть, издалека увидев силуэт человека, сердце его опять дрогнуло. Сейчас он придет и расскажет мне о моем сыне, - скажет он. И когда глаза его увидели сына, тогда со всех ног он побежал навстречу к нему, и обнял его и целовал.

Сын, впрочем, как почувствовавши, узнавши, правильнее сказать, познавши силу настоящей любви, не молчит. А ведь мог бы промолчать и просто взамен обнять отца и сказать ему шепотом: «прости, папа, был не прав». Нет, независимо и несмотря на эту удивительную любовь отца, он произносит суд над собой: «я не достоин называться твоим сыном. Я согрешил на небо и пред тобой. Возьми меня в число твоих наемников».

Тогда после этих слов он с особой теплотой почувствовал тепло отцовских рук на своей шее. После слов, которыми он снял с себя эту жуткую ношу прошлой жизни, после своего покаяния, искреннего сожаления и не просто сожаления, а покаяния, которое вернуло его домой. Покаяние, сила которого заключалась в том, что поворачиваю голову к тебе, я из своих рук выпускаю то, что до чувства оков так сковывало меня: свои прежние страсти, предпочтения, свою нелюбовь и себялюбие. Я, - говорит, - возвращаюсь к тебе рабом, потому что намного лучше быть рабом того, кто любит, чем свободным от любви.

Отец простил сына. Простил, не похвалил его за прошлое, но и не укорил. Показал ему свою удивительную большую душу и свою любовь, которая всё это время страдала и болела. Наверное, если бы продолжить эту притчу, этот младший сын, видя седины своего отца, много раз говорил себе: «их я добавил ему», зная, как неправильно поступил.

Но вместе с этим, видя много раз радостные глаза отца, говорил: «Слава Богу, у меня есть отец, а у моего отца есть сыновья». Покаяние – это не просто понять, что ты поступил неправильно. Покаяние – это вспомнить о том, что у тебя есть отец, это вспомнить о том, что у тебя есть дом, это вспомнить о том, что у тебя есть причина твоей жизни.

И неужели эта жизнь достойна свиней? И неужели эта жизнь достойна только твоих теней и страхов, в которых ты живёшь? Неужели эта жизнь достойна только грязи, в которой ты оказался? В этой притче есть удивительные слова, когда говорит Спаситель, произнося эту притчу, описывает покаяние этого младшего сына, говорит: «он встал и пошёл». Это самые важные и самые главные слова.

Встать можно из любой ямы. Встать можно в любой ситуации. Встать можно тогда, когда кажется, что уже больше никогда не подняться. Если ты встаешь не для того, чтобы, кого-то, что называется, подкосить, а для того, что идти домой. Да, и пошел. Всегда Бог даст силы идти к правде. Когда человек говорит: «я ничего больше не могу сделать, и я уже не могу никак больше поступить, пусть будет как будет». Это значит лишь только одно – этот человек так и не полюбил, этот человек так и не поверил.

Любовь к Богу и вера всегда дают силы встать и пойти. Всю эту неделю мы будем вспоминать притчу о блудном сыне и о том, как отец дождался своего сына, и о том, как сын покаялся, и о том, как он изменился, и о том, как они вместе радовались, что был мертв и ожил, был потерян и нашелся. Дай Бог, чтобы каждый из нас и в нашей временной жизни успел оживить свою совесть, успел найти свое настоящее и подлинное счастье – быть с Тем, Кто подарил жизнь. Аминь.

12 февраля 2023 года. храм Трех Святителей города Пятигорска.

1305