О шаге на небо

05.03.2022
Просмотры: 1812

«И сегодняшнее Евангелие о Страшном суде пусть навеет на нас не страх и ужас, не отчаяние и мрак, а пусть навеет на нас надежду – оказывается, чтобы шагнуть на небо, нужно перешагнуть через своё «не буду», «не хочу», «никогда», оказывается, чтобы шагнуть на небо, нужно сделать шаг навстречу к тому, кто плачет, к тому, кто просит: «приди», к тому, кто надеется на участие твоё в своей жизни, и сделав этот шаг, ты сделаешь шаг на небо».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодняшняя Неделя, воскресный день, и наступающая седмица начинается для нас с осмысления притчи, которую сказал Господь Своим ученикам о Страшном суде. Две вещи поражают в этой притче, во всяком случае, когда готовился к службе сегодня и читал это Евангелие перед тем, как услышали сейчас вместе, и слушал сейчас вместе с вами, две вещи глубоко поразили своей очевидности.

Ну, во-первых, Страшного суда никому не избежать. Мы очень часто, кстати, об этом говорим: ну, вот Господь воздаст. Но, прежде всего, эти слова мне нужно научиться относить к самому себе, как требование: Бог мне воздаст. Но это «требование» не для того, чтобы бояться, что Бог мне воздаст, но, чтобы я сам осмысленно относился к реальной встрече, к ответу, который предстоит мне перед Богом.

Когда же, - говорит Господь, - наступит время Страшного суда, то соберёт все народы и разделит их. Слово «разделение» нередко звучит в нашей жизни. Мы сами нередко переживаем всякого рода потери и расставания, и знаем, что такое быть разъединёнными.

В наше время, особенно, нынешнее, год, в котором мы живем, так ярко показывает нам, что очень быстро можно многое потерять. Но при одном лишь только условии: Бог разделяет не потому, что желает разделения, Бог разделяет не потому, что одно – Его, одно – не Его. А Бог, скорее, принимает наше разделение: с кем я разделился, с тем Бог и разделяет меня. С кем я расстался, не желая видеться, с тем Бог больше никогда не встретит меня.

Всё моё разделение, которое произойдёт и которое происходит, – не от Его воли, а от Его принятия моей воли. И дальше в сегодняшней притче Он говорит почему же так. Когда Я был наг, когда я жаждал, когда был голоден, когда был в темнице, когда был в болезни, ты Меня посетил, - скажет тем, которые по правую сторону. Те спросят: когда же это было? Ну, - говорит, - ты так поступил с одним из младших сих. И то же самое скажет тем другим, а, может быть, и нам: когда Я был в этой нужде: и голоден, и наг, и в больнице, одинок, и в темнице, и нуждался в человеческом участии, ты Мне ничего не сделал. Когда же, - спросят те или мы, - так было? Тогда, когда ты не сделал это одному из малых сих.

Когда моя жизнь фокусируется, концентрируется только на своей собственной нужде, когда всё человеческое я вижу только в себе, но не вижу вокруг себя, когда я прав во всех своих человеческих поступках: я прав, когда не помогаю, потому что говорю: «не заслужил»; я прав, когда не участвую в жизни другого человека, и говорю себе: «ну, я же предлагал, а теперь, что просить? прошло время». Я все свои правды предъявляю себе и все свои человеческие правды «мол, так будет лучше». Но во всех этих правдах я вижу только себя самого. Лучше будет кому? Мне или другому?

Вот тогда Господь говорит: ты не послужил Мне. Когда в тебе твоё человечество не перешагнуло за твои принципы: когда твоё человечество не побороло твою гордость, когда твоё человечество не побороло твою лень, твою жестокость твоё человечество не побороло, ты окажешься по левую сторону, с теми, кого Господь называет козлищами. Это те, которые сами по себе, те, на которых управы как бы и нет. Как хочу, так и живу. Мол, моя жизнь, мне решать, никого вокруг нет.

Те, которые каждый раз переступают через вот эти свои «больше не буду», и снова прощают; те, которые обещались «больше никогда не отвечу на этот звонок», и снова отвечают; те, которые знают о боли другого, и на эту боль отзываются всем своим сердцем; те, которые помогают тем, кто в темницах. Может быть, ты не сможешь прийти в эту темницу и вытащить оттуда этого человека, но ведь ты можешь молиться о нём, и когда ты встретишься, ты будешь радоваться его возвращению, потому что скажешь: «каждый день я молился о тебе, думал о тебе и как будто бы с тобой просидел всё это время в этой самой темнице». Каждый раз, когда мы прощаем оступившегося, которого грехи раздели, как нагого, и выбросили на обочину жизни.

Каждый раз, когда этому нагому мы даём одежду: наше прощение, наше милосердие, каждый раз, когда мы одеваем обнаженную душу, Бог говорит: «это ты Мне делаешь». И каждый раз, когда мы это делаем не ради себя, потому что ради себя навряд ли ты что-то сможешь сделать, каждый раз, когда мы это делаем, когда посмотрим на

Него, на этот образ и говорим: «я это навряд ли сделал бы, но Ты бы именно так и поступил, а значит и мне тоже так надо поступить, потому что Ты – мой Отец, на кого мне ещё быть похожим, как не на своего Отца. Ведь Ты даёшь алчущему пропитание, Ты тому, кто жаждет, даришь Свою дружбу, любовь, сострадание, участие, открываешь дверь Своего дома, открываешь дверь Своей жизни».

О таких Господь и говорит: приидите, благословенные Отца Моего и наследуйте Царство, уготованное вам». Потому что и Он тоже, сойдя с неба, и войдя в человеческую жизнь, переступил Своё божество, умалил Своё божество, облачился человеческой плотью, плотью раба, всё приняв человеческое, кроме греха, умалил себя до человеческой жизни, до Креста, до неправедного суда, до смерти. Победил эту смерть.

Неделя о Страшном суде – это неделя Евангелия, того, как Господь будет нас судить. И, впрочем, суда-то Его, как оказывается, как нам представляется, что будет большое расследование, что Он всё учтет, на все обратит внимание, всего этого не будет. Единственное, что я спрошу у Него: когда же я послужил Тебе? Тогда, когда ты, - скажет, - послужил одному из малых сих.

Не будет Он расспрашивать и не задаст вопрос: почему? А ведь чаще всего именно к этому вопросу мы и готовим себя: я скажу почему. А ведь этого вопроса как раз и не будет: почему. Будет лишь только один Его ответ: послужил малому, послужил и Мне. А значит: приди ко Мне. Не послужил малому – не послужил и Мне. А значит: ты во Мне и не нуждался.

Страшный суд страшен не от мук, каких-то жутких мучений, которые может только изобразить наше воображение. Он «страшный» от того, что он очевидный, такой же, как и жизнь наша собственная. И всё будет очень просто: кто смог переступить себя самого, тот и вступит в небо, а кто не смог переступить себя самого, так и останется топтаться на земле, как в аду, где огнь не угасает и червь не оставляет.

Нам бы сейчас как раз подумать только о себе. И вообще каждый раз, когда мы читаем Евангелие, и когда мы слышим его, мы должны находить слова не для того, чтобы что-то сказать другому, а для того, чтобы во что-то поверить самому, поверить и действовать.

И сегодняшнее Евангелие о Страшном суде пусть навеет на нас не страх и ужас, не отчаяние и мрак, а пусть навеет на нас надежду – оказывается, чтобы шагнуть на небо, нужно перешагнуть через своё «не буду», «не хочу», «никогда», оказывается, чтобы шагнуть на небо, нужно сделать шаг навстречу к тому, кто плачет, к тому, кто просит: «приди», к тому, кто надеется на участие твоё в своей жизни, и сделав этот шаг, ты сделаешь шаг на небо.

И надо сказать, не такой уж он и тяжёлый, и надо честно признаться, вполне нам по силам – быть настоящими сыновьями и дочерями своего Отца. Аминь

27 февраля 2022 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

1812