О пределе

«Вот богач говорит, уже находясь в аду: Господи, пошли Лазаря, чтобы он прохладил уста мои. Наступает иногда время, когда уже наши просьбы не могут быть исполнены. Наступает иногда время, когда уже предел исполнения всех просьб, предел терпения Божьего, предел Его милосердия, предел Его действу. Тогда, когда действо совершилось Его судом, когда душа оказалась в вечном осуждении. Евангелие, которое мы только что слышали, рассказывает о том самом пределе, который ещё пока не наступил».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Вот богач говорит, уже находясь в аду: Господи, пошли Лазаря, чтобы он прохладил уста мои. Наступает иногда время, когда уже наши просьбы не могут быть исполнены. Наступает иногда время, когда уже предел исполнения всех просьб, предел терпения Божьего, предел Его милосердия, предел Его действу. Тогда, когда действо совершилось Его судом, когда душа оказалась в вечном осуждении.

Евангелие, которое мы только что слышали, рассказывает о том самом пределе, который ещё пока не наступил. Некто богач, и Лазарь, который страдал и желал хотя бы немного утешить свой голод и хоть немного залечить свои болезни. Богач, который жил своей обычной жизнью. Как, впрочем, и Лазарь жил своей обычной жизнью.

Но различало этих двух людей: у одного – благодарность Богу за всё, а у другого – жизнь для себя самого. Богач был человеком, которому никогда ни до кого не было дело. В центре всей его жизни был он сам. Это мы узнаем уже теперь из этого диалога, который случается с Авраамом, там, в Царстве Божием, из этой притчи, которую Христос рассказывает Своим ученикам.

Это становится очевидно, потому что он жил только для себя, и зная, и видя других, никогда не впускал их в своё сердце, в свою жизнь. А если и замечал, то им отводил место в своём сердце, где нет любви. Наверное, такими же словами, которые иногда мы можем сорваться и сами произнести: «ну, ты у меня посмотришь», «посмотрим ещё, кто прав».

И этими словами человека помещаем в такие мрачные уголки своего сердца, в такие мрачные уголки своей души, где нет ни любви, ни прощения, ни надежды, ни терпения, где имя человека как бы уничтожается, память о нём как бы низлагается. Но ты во мраке моего сердца. Это происходит от неблагодарности, это происходит от нелюбви, это происходит от того, что человек живёт, думая, что и в этом есть подлинный смысл своей жизни – вот сейчас здесь хорошо, а завтра будь как будет. Думая, что этот предел ещё не скоро наступит.

И тогда говорят: человек живёт без всякого предела, и все дела его не имеют хоть какого-то разумного ограничения, он безумствует. Богач погиб в аду не потому, что у него было много денег, а потому что у него было мрачное сердце, в котором томилась его собственная душа и души многих, кого он не замечал, предавал, забывал, вычеркивал из своей жизни, мстил.

Ведь, собственно говоря, весь образ его жизни, о котором говорит Христос: «ел, пил, веселился каждый день», и говорил о том, что он хотел, как бы забыться от неба, стать землёй. Потому что есть и пить каждый день может только земля, пожирающая умерших людей и испивающая всю их кровь и все дела до самой смерти.

Авраам отвечает, что невозможно, на просьбу этого богача, перейти Лазарю от одного к другому месту. Между нами и вами, - говорит, - великая пропасть. Здесь уже предел. И тогда богач вспоминает о всей своей семье. И кажется теперь в его душе зажигается некоторая надежда или некоторое оправдание. И говорит: хотя бы пусть Лазарь встанет из мертвых и скажет моим братьям, что их ждёт здесь.

Знаете, именно сейчас подумалось о том, что может быть каждому из нас хватило бы мужества, зная о том, что ждёт наши мрачные души, у которых в плену находится немало душ, зная, что ждет нас за дела нашей жизни, наполненные эгоизмом, сладострастием, безразличием, двойственностью, холодностью, зная обо всем этом, может быть уже сейчас свою совесть, как некогда богач Лазаря, попросить, закричать во весь голос.

Может быть уже сейчас заметить этого самого Лазаря, как свою несчастную, иногда безжизненную и болезненную совесть, и не псам отдавать силу лизать её раны, то есть страстям и страхам, а самому полить вино и елей на раны своей совести: молитву и покаяние, и восставить её. Может быть сейчас просить Лазаря возвестить тебе обо всей правде твоей жизни, о той правде, о которой говорит Господь: ты там получил всё доброе свое, а Лазарь – злое, теперь ты здесь в боли и ужасе, и страдании, а он – утешается.

Ты получил все доброе, имея в виду: ты получил и свободу, и волю, и жизнь, и не любил. Лазарь получил все то же, но вместе с этим, оказавшись в очень болезненном состоянии, не потерял своей любви и надежды. А ты ее утопил в своей безрассудной бессмысленной и бесцельной жизни. Жил тот, кто любил. И умер раньше времени тот, кто ел и пил, и любви не знал, и прощения не просил, и себя не понуждал к состраданию и к милосердию, к терпению и тишине. Всё покрывал своим желанием всё иметь сейчас и здесь. Всё покупал и всё потерял.

Притча о богаче и Лазаре – это правда, которая всегда кстати, но которая всегда ранит, потому что сейчас мы видим из образа этого богача и несчастного в земной своей жизни и счастливого в небесной – Лазаря, мы понимаем, что счастье в том, в чём ты придёшь на суд Божий, с кем ты придёшь туда. Лазарь не принёс туда темницу своего сердца, в которой были бы мрачные души.

А, должно быть, принёс имена тех, о которых молился, тех, которые были благосклонны к нему, да и тех, которые отворачивали от него головы, и от них он своей головы не отворачивал. Богач даже знал его имя, может быть они были даже и хорошо знакомы, Бог весть.

Но мы видим и богача, который живёт здесь и сейчас. И на вопрос: а что будет потом? - предпочитает не отвечать на него. И на вопрос: а что же суд Божий? - предпочитает отворачивать голову к своему праздничному пышному столу жизни. «Суд Божий» - повторяет он и продолжает свою прежнюю жизнь.

Сейчас за Божественной литургией давайте мы изо всех сил помолимся тому самому внутреннему лазарю нашему, к совести обратим свой голос и просьбу, и как некогда богач, обезумевший от себя самого, скажем этой совести своей: войди в мою жизнь, упреждай меня, измени меня, пока ещё не поздно, пока ещё не пришёл предел времени.

Господи, дай мне силы к любви и благодарности. Дай мне, Господи, силы к изменению. Дай мне, Боже, того, что я дать не могу. Будь милосерд ко мне и научи меня, Господи, быть милосердным к другим. И если горько плакать, то о своих грехах, и не о том, что чего-то в моей жизни не выходит, а том, что Ты дал мне, Господи, но я это истратил напрасно.

Дай мне, Господи, ещё до Твоего Пришествия голосом Твоих пророков, евангелистов, которых мы сегодня слышали, быть назидаемыми к изменениям в своей жизни. Дай мне, Господи, силы послушать Твоего голоса и услышать его, и вернуться к этому самому лазарю, как к своей избитой и больной, окровавленной совести, и поднять её, и отмыть её от ран, и отогнать всяких псов, и взять в свой дом, и жить до того времени, пока Бог меня не позовёт на Свой суд любви. Аминь.

7 ноября 2021 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

 

Просмотров: 308

Поделиться

VK:39834