Христос воскресе! Χριστος ανεστη! Чырысти райгас! Христос Къэтэджыжащ! Масих Тирилди!

О потерянном рае

«Смерть всегда вызывала и будет рождать в нас воспоминание потерянного рая, рая, как жизни. Потерянный рай – это и есть физическая смерть. И, наверное, во всех случаях, когда мы прощаемся с нашими родными или близкими, мы плачем слезами Адама и Евы, которые распрощались с цветущим и вечным раем, в котором были».

Всечестные отцы, братья казаки, дорогие братья и сестры! Слава Богу, сегодня все вместе мы помолились и многие причастились Святых Христовых Тайн. Сегодня особенная любовь, особенный зов нашей совести позвал всех в храм – сегодня мы совершаем родительскую поминальную субботу.

Память о почивших в каждом из нас вызывает разные переживания. В некоторых случаях мы прощаемся со своими родными и близкими или друзьями, и говорим совершенно спокойно и тихо: «ну, пришло время». Особенно, когда расстаёмся с человеком, который при жизни очень много страдал от болезней, мы где-то внутри, в глубине души, говорим: «пришёл конец страданиям этого человека, он достойно перенес все свои страдания и все испытания». И, конечно, хотя кажется нам, что возраст ещё таков, в котором можно было бы многое совершить, но коли тяжело было ему жить, наверное, для него стало это облегчением.

Бывает и так, что со смертью близкого и родного человека мы не можем смириться всю свою жизнь, когда это происходит от какой-то трагедии, да и от внезапной болезни, когда речь идёт о человеке, который так нам дорог, что нам без него жить становится почти невмоготу. И память о таких умерших близких всегда вызывает в нас чувство боли.

Конечно, с годами мы привыкаем к тому, что этого человека нет рядом, но как только слышим его имя или вспоминаем его, или посещаем могильный холм этого человека, наша душа скорбит. И во всех этих событиях мы задаемся вопросом: «а почему?» И если кто-то думает, что легко ответить на смерть человека долго пожившего: «мол, пришло время», то этот ответ о пришедшим времени может быть употребим для всех: «пришло время». Если же на этот вопрос отвечать: «не знаю, так не должно быть» – то и это для всех.

Смерть всегда вызывала и будет рождать в нас воспоминание потерянного рая, рая, как жизни. Потерянный рай – это и есть физическая смерть. И, наверное, во всех случаях, когда мы прощаемся с нашими родными или близкими, мы плачем слезами Адама и Евы, которые распрощались с цветущим и вечным раем, в котором были.

Эти слёзы свойственны человеку, который приобрёл смерть, не как дар Божий, не как волю Божию, а как свою волю, как свой собственный выбор. Кто-то скажет: «ну, это Адам и Ева, а мы?» А мы – их наследники. И теперь от них человечество приобрело и то, что в каждом из нас вызывает нестерпимую тоску – смерти не должно быть.

Но есть ещё одно очень важное, что мы все должны помнить, должны знать и то, чем мы можем жить, должны жить – смерть не вечна. Более того, смертным стало только тело, но не душа, которую Бог создал по Своему образу и подобию.

Смертным стало только то, что становится ожерельем нашей души – наше собственное тело. Да, тем самым ожерельем, которое, в одном случае – блистает доброй жизнью, а в другом случае – как мрачная, истерзанная, грязная одежда, когда человек живёт подобно блудному сыну в свином стаде.

Да, в одном случае это ожерелье бывает таким блистательным, о которых мы говорим, что «этот человек, сколько бы он не прожил, его жизнь стала явлением души»; и даже его телесная жизнь, одухотворенная верой и любовью к Создателю, стала таким примером для нас. А в ином случае, напротив, смотришь на телесную жизнь человека, и становится так горько о напрасно потерянном времени этого человека, о том, что всю свою жизнь так и не сделал, её, эту жизнь, ожерельем вечной души, которая, однажды вознесшись к Богу после своего воскресения, вернёт себе своё.

Вот именно поэтому мы поминаем наших родных и близких. И не только потому, что нам горько без них, и не только потому, что нам без них очень тяжело и мы по ним тоскуем, плачем о них, не только поэтому. Мы поминаем их потому, что однажды их души вернутся по воскресении из мертвых в телесное обличие.

Мы плачем ещё и потому, что однажды мы встретимся с ними, и так бы хотелось, чтобы они надели на себя вот то самое ожерелье чистым, светлым, блистательным, чтобы вся их телесная грязь, которая прилеплялась к ним в жизни, посредством нашей молитвы к Богу и Его любви к человеку, очистилась от их душ. Наши молитвы о них не от тоски только, а от любви и ожидании встречи.

И хорошо, когда мы по-человечески прощаем их. И ещё лучше, когда мы молимся о том, чтобы и Небо простило их. Когда мы доделываем за них их добрые дела, исправляем то, что было ими искривлено, достраиваем то, что было ими начато, доживаем ту жизнь, которую они не успели прожить.

Тогда и наша жизнь, и наша память о них приобретают глубокий смысл, тогда это не напрасно. Потому что жить тоской, «как плохо, что тебя нет», – это странно. А вот жить надеждой – «как хорошо, что мы однажды встретимся», – это честно. Жить болью, «как без тебя плохо», – долго не проживешь. А жить любовью, «ради тебя я сделаю это и это, в память о тебе», – это достойно настоящей человеческой любви и настоящей дружбы.

Помолимся сегодня сейчас за панихидой о тех, чьи имена мы носим в своём сердце, и когда их произносим, иногда плачем, иногда скучаем. Но помолимся о них так, с такой надеждой, с такой верой в милосердие Божие, чтобы через нашу молитву Господь даровал им очистить их души, чтобы Господь простил им всякое прегрешение вольные и невольное, чтобы они в сиянии Его света ждали и нас. Помолимся о них так сильно, чтобы они, любимые наши, почившие, наши родители, наши друзья, наши дети, наши родные, помолились и о нас у Бога, в Его Царстве.

Господи, упокой почивших, и их молитвами помилуй всех нас. Аминь.

10 апреля 2021 года. Успенский храм села Гражданского

 

Просмотров: 216

Поделиться

VK:39834