Об общении с усопшими

«Да, кажется, как можно все слова сказать матери или отцу, родному близкому человеку. Сколько бы ты не говорил, ты всегда будешь чувствовать, что не всё ты сказал, и ещё есть, что сказать, особенно, с годами своей жизни. Вот теперь за родительской поминальной службой скажем им эти слова».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры, прежде всего, я хотел бы выразить большую благодарность Богу и радость о том, что сегодня мы вместе помолились, причастились Святых Христовых Тайн. И сегодня мы в храме собрались еще и ради нашей памяти и нашей любви к почившим близким, родным, друзьям.

Сегодня родительская поминальная мясопустная суббота. В преддверии Великого поста, собираясь со всеми своими силами, мы каждый для себя ощутимо понимаем, что собраться с силами невозможно без поддержки и любви тех, кто дорог нашей памяти, и не только тех, кто рядом с нами, но и тех, которых Господь призвал к вечности.

Да, и особенности, в дни Великого и спасительного поста мы очень часто будем говорить именно об этой самой главной цели нашей жизни – о вечности, к которой мы призваны, ради которой мы были созданы, о вечности, которая не пуста, наполнена присутствием Самого Творца Бога, наполнена душами тех, память о которых наполняет наш ум и наше сердце.

И сегодня наша молитва о упокоении почивших сродников – это наш взгляд на тех, которые в вечности, это наш осмысленный взгляд в сторону тех, к которым нам однажды предстоит присоединить и свои собственные души. Это взгляд не на тех, которые ушли, а на тех, которые встретят. И это самое главное и дорогое для верующего человека. Потому что для верующего сердца нет прощания, нет расставания.

Апостол так и говорит: ничто не может меня разлучить от любви Божией, ни даже сама смерть. Он говорит: ни высота, ни глубина, ничто не разлучит меня от любви Божией. Вспоминая сегодня наших почивших сродников, мы говорим о них, не как о тех, которых с нами нет, ибо тогда лжив Бог, который говорит, что Он есть жизнь, ибо тогда неверно и Писание, которое говорит: Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых. Мы не говорим: их нет, ибо они есть. Мы не говорим, что они ушли, ибо они ждут нашей встречи. Верующее сердце не воспринимает смерть как то, что разлучает и разъединяет, а воспринимает её как наследство первородного греха, которое, однако, Бог исправит для нас в нашей вечной жизни.

Для человеческого тела, которое в течении всей своей жизни так привыкает к тому, что мы называем человеческим, бывает очень тяжело и горестно принять мысль о новом бытии иной души, уже без человеческого обличия. И само это человеческое расставание с человеческим телом, несомненно, вызывает у нас боль и горечь. Но не от того, что мы расстались, а от того, что через первородный грех смерть стала частью нашей жизни.

И плачет наше тело не потому, что больно расставаться, а потому что так не должно было быть, ибо Бог, создав наших прародителей Адама и Еву, создал их вечными, но через свободную волю этой вечности был положен временный предел смертью, физической вечности, однако же этот предел не дошел до неба. На земле всё перестало быть вечным, а на небе вечность сохранилась. И сегодня здесь мы земные, которые видим предел нашего земного, за этим пределом разглядываем и вечное.

Как тот же апостол говорит: как бы через мутное стекло, гадательно смотрим на то, что будет, но тогда, когда наступит, увидим ясно. И вот сегодня, предстоя перед этим мутным стеклом нашей иногда отчаявшейся души, разбитого сердца, ума, которые горюют о расставании, помолимся о тех, которые в вечности ждут нашей встречи.

Помолимся горячо о тех, которые там, в этой самой вечности, и нас сделают своими, встретив, скажут Творцу: «это наш», «это мой друг, сын», «это моя дочь, жена», «это наши, Твои, Господи». Помолимся сегодня о упокоении наших родных и близких, конечно, с преодолением нашей внутренней боли расставания, но с усилием надежды на грядущую встречу. Попросим у Бога для них оставления прегрешений, потому что теперь уже они не могут совершить добрых дел ради спасения своей души. Если любим их, совершим мы за них добрые дела любви к ним и ради них свои добрые поступки.

И этим поступкам научим своих детей, ведь неслучайно самым лучшим уроком всегда для сына бывает рассказ о деде или о бабушке, которых уже нет здесь среди земных живущих, но которые есть в памяти. И когда мы говорим нашим детям о наших предках, то говорим о том, какими им стоило бы быть, потому что и отчество мы носим своих отцов, чтобы этим отчеством продолжать молитву о их блаженном упокоении и доброй блаженной памяти.

Сегодня в день родительской мясопустной поминальной субботы перед кануном начала Великого поста, перед сырной Седмицей, которая завершится Прощёным воскресеньем мы попросим прощения ещё у них, у наших почивших родителей, друзей. Иногда в жизни мы говорим столько важных и главных слов, а, пожалуй, самых дорогих слов как раз нам иногда не хватает.

И думаешь об этом только тогда, когда ты сказать их, в общем-то, уже и не можешь, уже их никто не услышит, потому что те, кому эти слова бы относились, теперь уже в вечности. Хотя, несомненно, они слышат наши слова, но мы уже не услышим, что они ответят нам пока, до времени.

Поэтому в этот день поминальной родительской субботы ещё свои слова обратим к тем, которым мы не успели эти слова обратить при жизни. Да, кажется, как можно все слова сказать матери или отцу, родному близкому человеку. Сколько бы ты не говорил, ты всегда будешь чувствовать, что не всё ты сказал, и ещё есть, что сказать, особенно, с годами своей жизни. Вот теперь за родительской поминальной службой скажем им эти слова.

И пока будет идти заупокойная панихида наговоримся с ними в радость, скажем им то, что хотелось бы сейчас сказать. Расскажем им о нашей жизни, о том, как мы их помним и любим, и самое главное – расскажем о том, что и мы тоже ждём встречи. Аминь.

6 марта 2021 года. Михайловский храм поселка Ленинский

Просмотров: 546

Поделиться

VK:39834