О причине неудач

«Почему же ничего не вышло? Почему же вся его свобода, вот эта вера в себя, надежда, что всё получится, вдруг разбились о корыто, из которого кормили свиней? И отвечает: честно скажу своему отцу: я не достоин больше называться твоим сыном. Всегда, когда человек забывает об этой любви отца, когда он эту любовь отца не берёт с собою, любовью к себе долго не проживёшь. И уж точно счастливо не проживешь».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Я хотел, как лучше, я очень верил, что всё у меня получится, но не получилось, - может быть эти слова сказал бы тот самый сын, о котором мы сегодня слышим в Евангелии, когда он вернулся к отцу. Но он сказал совсем другие слова. Может быть ради этого стоило уходить, чтобы понять это?

Сейчас трудно ответить на этот вопрос, но некоторые важные вещи мы никогда не должны забывать. Сегодня Христос рассказывает нам притчу о блудном сыне. Том самом сыне, который сказал отцу: дай мне следующую по наследству мою часть имения, и я попробую жить сам. Я хочу всё поменять. Но, конечно же, для этого нужно отцовское имение или благословение. Отец такой, он, никогда не спросит: а как ты будешь делать? а может быть подумаешь?

Любовь вообще никогда не переспрашивает ничего. Любовь никогда ничего не переспрашивает. Действуй. Может быть отец хотел только одно услышать: пойдём, отец, со мной, и я сделаю для тебя лучшую жизнь, чем ту, которую ты сделал для нас. Нелюбовь никогда никого с собой не берёт. Настоящая любовь всегда не одна, а любовь к себе всегда одинока. Вот поэтому сын не сказал отцу: пойдём со мной, посмотрим мир, посмотрим, как живут другие люди, попутешествуем. Нет, он сказал отцу, что я попробую сам, и я верю, что у меня всё получится. Отец любит сына и отпускает его.

Проходит время. Мы из сегодняшней притчи слышим об этом, что всё было хорошо, пока не закончились возможности. В той стране, где жил этот сын, начался голод. Этот сын пристал к одному из людей, тот послал его пасти свиней. Но даже пася этих свиней, он не мог наесться этими рожками, которыми кормили свиней. Одним словом, ничего не получилось.

И если спросить у сына: а почему у тебя ничего не получилось? То он на этот вопрос ответил так, когда пришёл в себя: я не достоин больше называться сыном. У него ничего не получилось не потому, что деньги закончились или люди вокруг злые, или так сложились обстоятельства, голод в той стране был. Но вот если бы не эти обстоятельства, всё было бы по-другому, нет.

Он очень честно отвечает на этот вопрос. Почему же ничего не вышло? Почему же вся его свобода, вот эта вера в себя, надежда, что всё получится, вдруг разбились о корыто, из которого кормили свиней? И отвечает: честно скажу своему отцу: я не достоин больше называться твоим сыном. Всегда, когда человек забывает об этой любви отца, когда он эту любовь отца не берёт с собою, любовью к себе долго не проживёшь. И уж точно счастливо не проживешь.

Потому что любовь к себе — это обращённые вовнутрь всевозможные усилия, которые разбиваются о тебя самого. От любви к себе не вырастут крылья. От любви к себе ты не увидишь восхода солнца. От любви к себе и ты не порадуешься жизни рядом, потому что всё вовнутрь, и ничего во вне. Вот она так и бывает, и всё превращает в свиное корыто. Ну, что же на этом закончилась жизнь? Не получилось, и всё, и точка.

И вот здесь самое подлинное мужество человека, любого человека. Господи, сколько у этого корыта людей остановили свою жизнь! Сколько людей, может быть, и вспомнили об Отце и подумали о Нём, о Боге, но как немного, как мне кажется, людей, которые, вспомнив, делают шаг в обратном направлении.

Кажется, что у этого корыта всё больше и больше оказывается людей, чем свиней. Ну, одним словом, остаются в той жизни, к которой пришли: «уже ничего не изменить, ничего не поменяешь». А здесь ещё и лукавый дух, дьявол, так и внушает человеку: да, что ты принесёшь Отцу? От тебя дурно воняет, ты посмотри на себя; ну, что ты принесешь в Его дом? И ты думаешь Он тебя там примет, вот такого, кому ты нужен, - говорит дьявол, намекая на себя. Потому что ты же всегда любил себя, меня, меня, себя. Это же почти одно и то же. Кому ты там нужен?

Что говорит сын? Удивительное по силе правдивое откровение о себе. Господи, научиться бы этой правде и поступать так, вот в самые непростые моменты своей жизни. Что сына влечет к отцу? Да, он говорит: там, в доме много хлеба, и даже рабы, наёмники едят хлеб. Кажется, что первое условие или первый призыв, который внутри него рождается – найти лучшее место, уж худо-бедно да хоть хлебом наесться. И говорит: назовусь его рабом.

Но ведь не покушать его зовёт обратно домой, нет. Ведь, когда он говорит об отце, смотрите, что он говорит: в доме отца даже наёмники избыточествуют хлебом. Это не потому, что отец богатый, нет. Нет, это потому что отец любит всех. Вот на эту любовь он рассчитывает. Не на кусок хлеба, что приду и наемся, и отосплюсь. Говорит: буду рабом, буду наемником, уже не могу называться сыном. Но он надеется на то, без чего как раз-таки самая надежда и вера бессильна – на любовь.

Может быть именно тогда он в первый раз и пожалел, и сказал: как жалко, что я отца с собой не взял. Но теперь я понимаю, что мне без отца никак, и не потому, что мне плохо. Ведь мог бы он остаться у того корыта? Мог бы. Мог бы он как-то там прожить? Да, мог бы, конечно. Да, только вот без любви-то уже никак. Вот он и пошел обратно.

Что же отец? Ну, конечно, встретил. Ну, я думаю, что и сын это знал. И когда он увидел издалека, что отец бежит ему навстречу, как повествуется в этой притче, он, конечно же, изо всех сил ускорил свой шаг. Что там в его душе происходило, трудно представить. Да и представлять не надо. Может каждый из нас вспомнить то, что происходит в нашей совести, когда мы идём на исповедь. И страшно, и невозможно не идти. И от тебя столько слёз, да вытереть их некому. И жизнь твоя такая непростая, а с другой стороны без Отца она проще не станет. Ну вот идёшь ты на исповедь, понимаешь, что или там у корыта, или здесь у Евангелия. Выбор всегда есть. И много переживаний бывает.

И вот отец встречает его, и конечно же, он говорит ему то, что хотел сказать: я больше не сын тебе. Я расточил все. Он кается. Но отец повторяет только одни слова. Вот, как всегда Бог повторяет одни и те же слова, даже тогда, когда мы себя перестаем видеть людьми: сынок. Была бы там дочь, сказал бы: дочь. Он никогда не меняет Своего отношения к человеку, даже тогда, когда эта человеческая рука возьмёт в руки гвоздь и приставит этот гвоздь к Его ладони. Он даже тогда эту человеческую руку не останавливает. И даже тогда смотрит в глаза этому человеку и продолжает говорить: сынок, всё равно Мой. И всяко тебя дождусь, прогляжу все глаза. Истеку кровью, но всяко тебя дождусь.

Не потому, что всё у тебя отниму, Я тебе всё дал. Но потому что однажды ты поймешь, что твоя вера в себя и надежда на себя, тебя не сделает счастливым. А вот твоя надежда и вера на Мою любовь тебя наполнит смыслом. Тогда будет кому тебя обнять. Так и произошло там у того дома. Отец сказал: вынесите одежду, дайте перстень на руку сына, потому что мой сын был мертв и ожил, был потерян и нашёлся. Порадуйтесь, - говорит, - со мной. Кажется, какой счастливый конец этой истории.

Но все продолжается. Другой его сын, брат, не захотел войти в дом. И говорит: вот так ты относишься к тем, кто тебя предал, оскорбил, обидел, ограбил, обесчестил. В тех же странах говорили: чей это сын? Что же это отца честило? Да нет. Это тоже сегодня урок матери-Церкви для нас. Принять человека вернувшегося. Принять в свой дом вернувшегося человека. Поверить заново. Нам ведь легче, не то, что легче, наверное, может быть, с нашей точки зрения, убеждения своего стояния в правде, нередко легче сказать: мол, горбатого-то могила только исправит.

А оказывается горбатого любовь исправляет, а не могила. И то, во что мы должны поверить – в то, что даже, когда мы рядом с Ним, с Богом, Его радость о других, это и наша радость. И торжество возвращения одного, как отец говорит: сын был потерянным и нашелся, был мертв и ожил, - это торжество вот этой вновь ожившей жизни в нас. Я смогу. Я сумею. Я попробую. Да, да, - говорит сегодня нам Отец. Но может быть ты Меня возьмёшь с собой в свою жизнь? А если Мне в твоей жизни нет места, нужна ли тебе тогда такая жизнь? Может быть ты сделаешь её другой? Где будет Мне место. Если ты думаешь, что со Мной будет там не удобно, может быть и тебе не стоит туда идти? - говорит сегодня нам Отец.

Но в любом случае Я тебя дождусь, чего бы Мне это не стоило. Нам бы только успеть вернуться. Нам бы только успеть вернуться, чтобы те самые корыта для свиней не стали нашими гробами. Нам бы успеть вернуться и понять, как тот сын, недостоин я уже называться сыном, потому что без любви Твоей, Господи, я и не сын вовсе. А когда я в ней, с Тобой рядом, когда я живу Твоим словом, когда, как Ты говоришь, всё Твоё моё, и поэтому, что же мне ещё искать, тогда я счастливый сын у Святого и любящего Отца.

Жизнь, да, она вот такая. Она из многих протоптанных дорог в одну и в другую сторону. И дай, Господи, нам встать на дорогу верную, и самое главное – позвать на эту дорогу Отца, и пройти ее вместе с Ним. И уж если вдруг окажется, что наша свобода и наш выбор приведут нас к унынию, не будем думать, что все закончилось. Все может начаться заново в любой момент, стоит только мне прийти в себя и вернуться домой. Аминь.

28 февраля 2021 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

 

Просмотров: 194

Поделиться

VK:39834