О любви к себе и к Богу

«И моя особенность перед Тобою, Господи, не в том, чем я хотел бы похвалиться, но в том, Господи, что, несмотря на мою жизнь, Ты, Боже, отзываешься на мой вопль и приходишь в мою жизнь. Ты, Господи, приходишь в мою жизнь со смирением любви Отца, перед моей иногда неблагодарной любовью недостойного сына. Недостойного, потому что не всегда моё дело и моё слово прославляют любовь к Тебе, а не к себе самому».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Какое сегодня удивительное Евангелие! Каждый раз Евангелие открывает для каждого из нас силу голоса неба в нас, и каждый раз, когда мы слышим Евангелие, эта сила голоса неба увеличивается в нас тогда, когда мы перед ним открываем своё сердце, когда мы перед словом Божиим открываем свою совесть.Христос сегодня рассказывает притчу, я перечитаю эту притчу, которую мы только что слышали.

Апостол и евангелист Лука пишет: «сказал Господь притчу сию: два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». (Лк XVIII, 10-14).

Какая удивительная история! И кажется, в этой истории всё понятно, но не совсем так. Я вам эту историю перескажу иначе. Вот мне много раз приходилось бывать в больнице, и не только как священнику, но и как человеку, нуждающемуся в помощи врача. И вот, когда врач идёт по больнице или заходит в палату, каждый, там находящийся, начинает стонать с особенной силой, показывая врачу, что именно он нуждается во враче, что ему больнее всех.

Но стоит вслед за врачом пойти священнику, как стон о нужде и о том, что я – самый нуждающийся в покаянии, в исправлении, чаще всего прекращается. Странно кажется, и один врач, который подаёт врачевание телу, и другой врач, который подаёт врачевание души. Но почему же, перед одним наша душа бывает очень громкой, а перед другим совсем умолкает? Что же говорит фарисей предосудительного?

Прежде всего, конечно, скажет всякий, он сравнивает себя с другими людьми, что совершенно непозволительно. Но более того, он делает еще более страшное дело, потому что говорит Богу, перед Который молится, о том, что он благодарит Его, что он не такой, как все другие, как будто бы Бог других сделал больными, как будто бы Бог других сделал такими, о которых говорит этот самый фарисей. От чего же это происходит?

Это происходит не от любви к Самому Богу, а от большой, бесконечной, всеобъемлющей, вечной, глубокой, самой сильной, преданной, непреодолимой и так далее, и так далее любви к себе самому. Так и говорит этот фарисей: я не такой, как все, и не потому, что отличаюсь от других чем-то, кроме одного – я люблю себя больше всех. Вот и там больной на больничной койке начинает изо всех сил кричать и стонать не от того, что ему больнее, а от того, что любовь дальше себя самого никогда не растекается, потому что ей не из чего проистекать. Сердце поражено самовлюблённостью, ум поражён гордостью, душа скованна корыстолюбием и страхом. Не из чего этой любви проистекать к другому. И вот фарисей, который молится в этом храме, так и безумствует.

А мытарь, который стоял в отдалении от него, хотя, наверное, и слышал эти слова превозношения фарисея, который его, мытаря, упомянул: «или вот как тот мытарь стоит», и проистекал любовью к Богу: Боже, милостив буди мне грешному». И видит он свои грехи не только лишь потому, что ему совесть о них говорит, но ещё видит свои грехи потому, что есть из чего проистекать его любви к Богу – через сострадание и милосердие к другим людям. Тот же мытарь, хотя бы по положению своему и по должности, а ведь это был сборщик податей, многое мог бы сказать и об этом стоящем фарисее, но всё, что он мог сказать – только о себе. А всё, что мог сделать – только для других.

В этом и есть сила любви к Богу. Человек, который по-настоящему любит Бога так, как любит сын отца, никогда не скажет о своём брате нечто дурное, но всегда, если увидит дурное дело брата, сделает, чтобы исправить его, а всё, что может сказать ему – только о своей несовершенной любви, потому что может и не всегда сил-то хватает для того, чтобы помочь другому человеку. Всё, что он может сказать – это «будь милостив ко мне грешному», это и есть та самая несовершенная любовь, в которой, признаваясь перед Богом, исповедуясь перед Богом, мы открываем для себя Его совершенную любовь к нам.

Теперь становятся понятны слова: всякий возвышающий себя, унижен будет. Всякий, невидящий несовершенства своей любви и всякий, невидящий за собой греха, и наоборот, всякий, не жаждущий этого исправления, общения с Ним, с Небесным Врачом и неговорящий Ему: «Господи, я люблю Тебя, но моя любовь скованна моими грехами», возвышающий себя, будет унижен. И унижен не тем, что над ним посмеются другие, а тем, что, как говорит сегодня Христос в Евангелии, будет менее оправдан.

Бог, несомненно, слышит каждого человека, и даже такого, который думает о себе, что он особенный. Воистину, Бог любит каждого по-особенному. Но оправдывает не одинаково, ибо оправдывает тех, в которых открыта дверь для этого оправдания, как для света, войдя в жизнь, тьму обращает в свет. Или правильнее сказать, прогоняет её прочь из жизни человека. Унижающий себя, оправдан будет. Мытарь делом своей жизни полагал любовь к Богу, и поэтому словами своей жизни полагал осуждение себя самого, и через это осуждение снискал оправдание не у людей, а у Бога.

Кажется, что и сейчас Христос пришёл сюда, в наш храм, услышав нашу молитву, как врач, который приходит на стон страждущего человека. И сейчас бы в самый раз, видя Небесного Врача в образах, в таинствах, которые совершаются здесь, в Его лечебнице, в Его доме, сказать бы Ему как мытарь: Боже, милостив будь мне грешному.

И моя особенность перед Тобою, Господи, не в том, чем я хотел бы похвалиться, но в том, Господи, что, несмотря на мою жизнь, Ты, Боже, отзываешься на мой вопль и приходишь в мою жизнь. Ты, Господи, приходишь в мою жизнь со смирением любви Отца, перед моей иногда неблагодарной любовью недостойного сына. Недостойного, потому что не всегда моё дело и моё слово прославляют любовь к Тебе, а не к себе самому.

Церковь подготавливает нас мало-помалу к началу Великого поста. И сегодня первая подготовительная неделя, которая предваряет впереди грядущую духовную весну. И уже в эти дни в храмах начинают петься великопостные песнопения, которые мы будем слышать в течение всей Святой Четыредесятницы. Но сегодня Церковь показывает нам первый шаг к Тому, Кто есть истинный врач и душ и телес наших.

И этот первый шаг – любовь к Нему, не та привычная, бесконечная, всё оправдывающая, всегда имеющая силу любовь к себе, а любовь к Нему. Когда мы любим Бога, мы дела Его правды совершаем для других людей. И дела этой правды есть наше милосердие и сострадание, и молитва о других людях. Бог радуется тогда, когда в своих сердцах и в своих молитвах иных мы почитаем больше, чем самих себя, тогда Бог почитает нас больше. Сегодняшнее Евангелие, притча о мытаре и фарисее зовет нас к верному, правильному опыту нашей молитвы, в которой пусть никто из нас не превозносится, в которой пусть никто из нас не гордится, и в которой никто из нас пусть не видит большую силу, как другой, который кажется нам совершенно не умеющий ни молиться, ни жить.

Пусть наша молитва будет слышна только ударом в грудь, как того мытаря, со словами: «милостив будь мне грешному». И тогда Господь милосердный, любящий, неизменяемый, Отец, Святой Бог, Создатель, Творец подарит нам то, что может подарить Тот, Кто сотворил нас для Своей любви – Себя Самого и подлинно сделает нас в вечности Своими, счастливыми, живыми, любящими. Аминь.

21 февраля 2021 года. Лазаревский храм Пятигорска

 

Просмотров: 394

Поделиться

VK:39834