О словах молитвы

«Молитва, прежде всего, укрепляется и рождается от бесконечной живой любви к Богу, любви не тогда, когда Он нужен, а всегда. Молитва начинается от бесконечной благодарности к Богу не тогда, когда мы встречаем Им положенные на дороге нашей жизни подарки, а и тогда, когда приходится идти долго по этой дороге в пыли и в грязи, и даже падать и разбиваться в кровь».

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры, Богу содействующу, мы начали вместе Великий пост и продолжаем удобрять свою душу соборной молитвой. Молитва во время поста, как и в течение всей жизни, но во время поста особенно – это самое благодатное действо, которое в самую глубину нашего сердца влагает слово Божие. Через молитву наша совесть открывается перед Богом.

Мы знаем множество возможных обращений, мы имеем множество людей, с которыми общаемся, мы знаем множество разных слов и оборотов речевых для того, чтобы убедить другого человека в своей правоте или сказать ему сказать о своей глубокой искренности или попросить прощения, мы знаем великолепные слова, которыми признаемся в самых лучших чувствах, которые посещают нашу жизнь, но всех этих слов не хватит, если соединить их все воедино, чтобы выразить всю свою любовь и надежду, все свое безграничное доверие к Самому Богу.

Слова, которые мы обращаем к людям, всегда отличаются от слов, которые мы обращаем к Богу, потому что человек слышит слова, изрекаемые устами, своими ушами, а Бог слышит слово, изрекаемое душой. И даже если наш ум начнёт слагать какие-либо слова, но наша душа, наше сердце останутся безгласными, Бог не услышит нас.

Может быть поэтому иногда в жизни, когда, кажется, мы изо всех усилий напрягаем свою внутреннюю жизнь и обращаем слова к небу, мы говорим, а оно не слышит нас, Бог не слышит наших молитв, не исполняет их. Может быть оттого, что душа так и не научилась молиться. Может быть оттого, что молится наше тело, поражаемое обстоятельствами: вдруг где-то заболело, кричит: «помилуй!»; вдруг что-то произойдёт, кричит: «помилуй!». Но вот душа, которая не имеет слез, как масло для лампады, чтобы загорелась молитва, остаётся безмолвной и иссохшей. Так нередко бывает, слышишь от человека, с которым общаешься: вроде бы и молюсь, но вот что-то ничего в моей жизни не меняется, да и во мне самом тоже ничего не меняется.

Молитва, прежде всего, укрепляется и рождается от бесконечной живой любви к Богу, любви не тогда, когда Он нужен, а всегда. Молитва начинается от бесконечной благодарности к Богу не тогда, когда мы встречаем Им положенные на дороге нашей жизни подарки, а и тогда, когда приходится идти долго по этой дороге в пыли и в грязи, и даже падать и разбиваться в кровь.

Молитва рождается от благодарности, которая проистекает всегда от одного лишь только искреннего воздыхания сына или дочери: Ты, Господи, мой Отец, от которого я жду только одного – Твоей любви. Твоей любви – не такую, которую сам себе изображаю: мол, если Ты есть, сделай так, или если любишь, сделай так. Это любовь, которую я доверяю словами: да будет воля Твоя, как на небе, так и на земле. Как бы мне тяжко не было, но пока бьётся в груди моё сердце, пусть каждый удар рождает слова: «благодарю Тебя, Господи!» Как бы больно не было, но пусть самая большая боль проистекает оттого, когда я не благодарю Бога. Как бы тяжело, какими бы обстоятельствами не обложила меня моя жизнь, если я поднимаю голову к небу с одним лишь только «Господи, Ты причина моей жизни, Ты любящий и милующий Отец, Ты бесконечный и всегда со мной присутствующий, Ты никогда меня не оставляющий и никогда не изменяющий мне Своей отцовской любовью, не то, что я, Ты, Господи – Отец, помоги мне».

Когда начинает молиться наша душа, когда в нашей душе рождается любовь от благодарности к Богу, тогда молитва проистекает во всех обстоятельствах нашей жизни. И наше главное счастье – это не полное чрево, и наша главная радость – это не нормальная температура, и наше подлинное веселье – это не благополучие сплошь и рядом, а всё – и радость и счастье, и веселье – в Тебе, Господи. Где бы, Господи, я не оказался вне Твоего рая, сейчас в этой своей жизни, я, Господи, знаю, что моя дорога не к тому, чтобы устроиться поудобнее в своей жизни и попытаться, обманув себя, превратить её в рай, нет. Моя дорога к Тебе, Господи, из всех обстоятельств моей жизни. Всё пройдёт, всё закончится, всё однажды завершится, и сама жизнь истощится. Что тогда я скажу Ему на суде? Искал ли я Его рая или всё поудобней мостился в своей жизни, чтобы сделать себе рай здесь на мгновенье?

Каждый раз, когда мы будем во время Великого поста приходить в храм, мы будем расталкивать свою душу, будить ее. Мы будем учить её молиться, мы будем начинать учить её молиться, прежде всего, от благодарности. Мы будем забывать хотя бы на какое-то мгновение, как о главном, о всём том, что нам ещё нужно сделать, а помнить о единственном – нам нужно душу спасти.

Наша жизнь, нередко искушая нас, приносит много образов, которые светят яркими звездами на горизонте нашей жизни. Вот бы, если бы вот так или если бы так, - начинает мечтать лукавая и ленивая душа, забывая, что одно есть Солнце, один есть Бог, Он – источник всяких благ. Всё, что мы преодолеваем в нашей жизни – это всего лишь временное пристанище и то, которое Бог дает для того, чтобы мы никогда не сказали Ему: Ты не слышал меня, Господи.

Он ответит нам: разве Я не отвечал тебе устами других людей, которые говорили тебе важные и главные слова, но, к сожалению, ты как всегда из этих слов выбирал только то, что нравится тебе. А разве, - Господь скажет, - Я не давал тебе пропитание, но тебе всё казалось, что хлеб твой недостаточно мягок, а еда, которая у тебя на столе, не так хороша, как на столе других людей. Разве, - скажет Господь, - Я не давал тебе кров, но тебе всегда казалось, что этого мало, мол, никого под этим кровом нет.

Разве, - скажет Господь, - Я не был тогда с тобой под твоим кровом? Разве Я не слышал твоих молитв? Разве, - скажет Господь, - в твоей жизни вместе с испытаниями, которых у тебя было немало и болезни, которые случались от твоих же собственных грехов, Я не давал тебе прощение? Разве Я не говорил тебе: прощаются тебе все грехи твои, как говорил в Евангелии кающимся грешникам, как говорил Давиду, когда он каялся в древнем завете? Разве, - скажет Господь, - Я не прощал тебе, когда ты очень долго не прощал другим? Разве Я тебя не любил особенно? А тебе всё казалось, что кто-то кого-то любит больше, потому что ты никогда, - скажет мне Бог, - Меня не любил, Меня не слышал, Меня не благодарил, Меня не искал. Но Я, - ответит, - всё равно был с тобою рядом.

Эти слова должны быть для каждого из нас закваской, потому что этот разговор однажды случится тогда, когда мы предстанем на Его суде, и страшным-то он будет именно потому, что мы окажемся не правы во всех своих обидах, во всех своих подозрениях, во всех своих бесконечных кряхтениях, недовольствах, мечтаниях, глупостях, падениях, грехах и нелюбви.

Время Великого поста – это такое большое-большое потрясение для нашей совести. И это потрясение очень хорошо усваивается нами, когда мы молимся, молимся всей своей душой, молимся душой и с каждом ударом нашего сердца, с каждым мгновением нашей жизни говорим: Господи, слава Тебе за всё! Не потому, что другим – хуже, а мне – лучше или не потому, что мне – хуже, а другим – лучше. Слава Тебе за то, что я живу и ещё могу найти слова, чтобы сказать Тебе их, когда увижу Тебя, но сказать не устами, а сказать всей своей жизнью: Господь мой и Бог мой. Аминь.

3 марта 2020 года. Михайловский собор Пятигорска

Просмотров: 537

Поделиться

VK:39834