О первом шаге

«Важно сделать шаг, которым ты как бы оставляешь всё то, к чему ты привязан. Вот представьте, если бы Закхей на это дерево карабкался со всем своим мешком богатства. Это выглядело бы странно. Да, и для самого Закхея это, скорее всего, было бы невозможно. Но мы нередко думаем, что до Бога можем докарабкаться со всей своей ерундой, которую накопили в жизни: со всеми своими обидами, непрощениями, фантазиями, бредовыми идеями, страстями, привязанностями. Мы думаем, что со всем этим скарбом так легко добраться до Бога».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Не побояться сделать первый шаг – для многих из нас эта опасность или эта боязнь связаны со многими обстоятельствами, но как бывает важно не побояться сделать первый шаг. История, которую мы только что слышали, я сейчас ещё раз перечитаю, о Закхее – как раз тот самый первый шаг, который не побоялся сделать Закхей. Хотя и делал его, как кажется, из любопытства. Перечитаю Евангелие, которое мы только что слышали, и поразмышляем вместе над ним.

Апостол и евангелист Лука в своем Евангелии пишет следующее: «Иисус вошел в Иерихон и проходил через него. И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. И он поспешно сошел и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку; Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». (Лк XIX, 1-10).

Этот самый первый шаг, который для некоторых может показаться шагом в направлении против себя самого, в том смысле, что против своих ранее принятых решений, против своего образа, который сложился, против обычаев, в которых человек закостенел, «мол, другим всё равно не буду». Именно опаска, эта боязнь стать другим, а правильнее сказать, нежелание стать другим, оставляет нас стоять на месте, стоять в одиночестве, а мимо проходит жизнь, как мимо Закхея проходил Христос. И Закхей захотел увидеть Христа.

Закхей – это человек, который был начальником местных мытарей, говоря современным языком, это начальник местной большой налоговой полиции целого города Иерихона. Кстати, это был один из самых богатых городов для своего времени. Это был человек, который многие и многие принёс слёзы и боли для разных людей, обогащался он слезами других людей, нередко беря то, что ему не принадлежит. И как это нередко бывало, и для того времени, да и для нашего, богатые становились богаче, а бедные – беднее. И вот этот самый Закхей со всем своим опытом, со всей своей известностью пытался увидеть Христа.

Первое, что меня удивило, когда я вновь перечитывал это Евангелие: чего же Закхею не хватало? У человека всё есть. Он был очень богатым человеком. По большому счёту, он мог бы позволить себе и иначе повести себя: найти возможность приказать и привести к нему Христа, найти повод это сделать или каким-то другим образом. Что же двигало Закхеем? Чего ему не хватало в жизни, что он хотел увидеть Христа? Просто праздное любопытство, посмотреть на Него, мол, кто Он? Но для этого можно найти удобное место и увидеть. Да, Закхей был низкого роста, и вот он, как ребёнок, пытался увидеть из-за толпы. А вот то самое – растолкать, попросить разойтись – обнаружить себя, сделать первый шаг – если бы он тогда так и остался стоять на краю дороги и если бы он не решился на первый шаг, той встречи не произошло бы.

Но та встреча была нужна Закхею для особого дела. Это было уже не праздное любопытство, это было то, что мы называем «неспокойно на душе». Это то, что не купишь за деньги, как лекарство, нигде, это то, что никогда ты не найдёшь на каком-либо прилавке самой богатой лавки, это то, что, когда неспокойно на душе, можно взять только с неба, а до него нужно добраться. Закхей бежит вперёд, залазит на смоковницу, как дворовый мальчишка, чтобы увидеть оттуда с дерева, проходящего мимо Христа. Видишь, он делает первый шаг, и не просто первый шаг, а своим первым шагом решается на такое смирение, которое в глазах других людей, наверное, вызывает улыбку и насмешку.

Посмотри, тот самый известный богатей, от которого многие люди плачут, ведет себя странно, залез на дерево, неужели у него не всё нормально с головой? Что-то видно совсем от своего богатства ум потерял. Но Закхей не ищет одобрения людей. У него есть нечто, на что он уже решился и к этому решению он делает всего лишь небольшой шаг – влез на это на дерево.

Когда Христос подходит к этому месту, Он обращается к Закхею по имени сразу же: Закхей, слезай, в твоём доме Мне нужно сегодня быть. Святитель Феофилакт Болгарский, когда толкует это Евангелие, замечает следующее: как только мы делаем шаг навстречу к Богу, Бог всегда открывает Себя нам. Но очень важно сделать именно шаг навстречу к Богу, именно к Небу сделать важно шаг. Подняться на это дерево, как бы оторваться от земли.

Важно сделать шаг, которым ты как бы оставляешь всё то, к чему ты привязан. Вот представьте, если бы Закхей на это дерево карабкался со всем своим мешком богатства. Это выглядело бы странно. Да, и для самого Закхея это, скорее всего, было бы невозможно. Но мы нередко думаем, что до Бога можем докарабкаться со всей своей ерундой, которую накопили в жизни: со всеми своими обидами, непрощениями, фантазиями, бредовыми идеями, страстями, привязанностями. Мы думаем, что со всем этим скарбом так легко добраться до Бога.

Закхей у подножия дерева, как у образа своего смирения, бросает всё своё я: «я мог бы», «я по-другому не могу» или «да кто они такие – кто я» или «да, что они себе позволяют, неужели я не могу настоять». Или всё другое, что мы так часто с собой таскаем, как глупое богатство, или «что подумают другие», или «пусть первые другие сделают» и все свои фантазии, в которых я намечтал себя неизвестно кем.

Вот это всё Закхей бросает у дерева и залазит на него простым человеком, ищущим настоящей любви. Да, в его жизни было много денег, много обязанных ему людей. Он мог себе, что называется, купить всё, что пожелает, кроме того, что купить нельзя – любви, которая не от страсти, а от сострадания, любви, которая не взаимно «ты мне, я тебе», а как дар. Любви, которая всё прощает, всё терпит, всего надеется, всему верит и никогда не проходит. Любви, которая не как вспышка страсти, а как горение ночной звезды ночью и сияние солнца днём.

Подлинно, в его душе было неспокойно, именно потому, что она, созданная по образу и по подобию Божьему, искала той самой любви, которая примет всякого человека: и маленького роста, как Закхей, и человека, не очень уважаемого среди людей, как он, и человека, презираемого, как он, и тяжело одинокого, как он, хотя и богатого, как он, но совершенно нищего, как он.

Господь, когда видит, что мы только начинаем карабкаться на дерево смирения, когда видит, что мы делаем шаг к Нему, когда видит, что мы у этого дерева наконец-таки бросаем все свои страхи и опасения, все свои лукавые обещания и неправды, все свои фантазии, все свои перечёркнутые листы жизни, когда мы всё оставляем там у подножия своего смирения и говорим: Господи, видеть Тебя, быть перед Тобой – это значит освободить для Тебя место в моей жизни, это значит встретить настоящий смысл жизни, который заключается не в том, что я таскаю на своих плечах – камнями, а в том, что я могу носить в своем сердце – радостью, то, что рождает во мне надежду, а не страсть, то, что рождает во мне любовь, а не жестокость, то, что рождает во мне, собственно говоря, жизнь, а не усталость от неё.

Господь, увидев Закхея, поднявшегося на это дерево, как образ смиренного человека, ищущего любви, говорит ему: слезай, пойдём к тебе домой, Я хочу пообщаться с тобой. Правильно даже сказать: теперь Я хочу быть в твоём доме. Так и говорит ему: сегодня Мне надобно быть в твоём доме. Бога в дом, в свою жизнь, в свою душу мы можем привести только через двери смирения. Через двери упреков и криков из окна, через надрыв подпрыгнуть повыше, через бесконечную трату сил, которые мы отдаем, чтобы тащить весь свой скарб прошлой жизни и глупых фантазий Бога не увидишь, не встретишь, не догонишь. Хотя Он и не уходит от нас, Он всегда ходит рядом с нами. Только Он ходит, ходит, а я стою на месте.

Христос пришел к Закхею, и мы знаем, почему он именно любви искал. Первое, что говорит Закхей Христу, когда общается с Ним: я половину имения своего отдам нищим. Мы понимаем, именно от этого, почему он хотел видеть Христа. В его сердце уже мало-помалу теплилась эта любовь. Кстати, как говорит тот же святитель Феофилакт: да, Господь сокрушает престол сатаны, потому что улавливает сильных мира сего от греха для Себя. Закхей не то чтобы тяготился этим богатством, он тяготился тем, что не мог полюбить. На всё он смотрел сквозь призму своих оценок – «это я, а это вот он», «ну, кто я и кто вот она». Теперь Закхей на всё смотрел через Христа и говорил просто: я пол имения своего отдам нищим, теперь для меня нет «эти», «они» и «я», «мы». Теперь для него эта грань перестала существовать, потому что через эту грань переступил Закхей и встретил Бога. Почему же вдруг он таким добрым становится? Раньше-то он таким не был. Потому что Христос не просто сказал ему, а показал ему Свою любовь.

Думаете, Христос к нам в дом не приходит? Думаете, Его у нас не бывает? Сколько угодно. Сколько угодно Господь приходит в дом нашей жизни, в место, где я живу, сколько раз Бог посещает меня Своими подарками, добрыми словами, откровениями, удивительными чувствами, прозрениями, радостью! Сколько раз! И если бы, хотя бы один раз я это заметил и стал бы смиренно служить Ему через службу другим, Он бы остался.

И Закхей говорит: даже если кого чем обидел, вчетверо возмещу. То есть лишается всего своего богатства: и пол имения отдаёт, и ещё вчетверо возвращает тем, у которых взял несправедливо. Становится из богача еще более богатым, но теперь уже не тем, на чём сидит и что в карманах носит, и под крышей, которой живёт – свободным. Теперь его душа освободилась от того, что туда было так забито, как богатство. А на самом деле всё это были «я», вот эти самые комплексы, фантазии, бредовые идеи: «я буду заметнее всех, хоть и маленьким, если буду всем владеть». Закхей вырастает в тот момент, не в том смысле, что он выше становится, а в том смысле, что он добирается до неба, как бросает то, что и делало его невысоким, его душу, его совесть, его жизнь.

Удивительное Евангелие, и оно ведь, слово Божие, живое, проникающее во всё, оно сегодня для каждого из нас. И сейчас за Божественной литургией, как тогда в Иерихоне, Христос ходит между нами и зовет нас к Себе: пойдем, мол, домой пора к тебе, Я к тебе приду, только полюби и по-настоящему. Нет, не как раньше, без этих всех твоих фантазий, а так как Господь любит каждого: не за глаза, не за голос, не за рост, не за цвет волос, не за таланты, не за богатство, не за известность, не за узнаваемость.

Бог любит потому, что для Него дорог каждый, оттого, что каждому Он – Отец. Бог любит оттого, что каждый для Него – это свет, как Он и говорит людям, которые осуждают Его: как же так, Ты зашёл в дом к грешнику? Говорит Он: что днесь пришло дому сему спасение. Говорит Он, что ищет не погибели, но света, не смерти, но жизни, что ищет Он грешника, чтобы спасти его, потому что любовь всегда спасает от греха. А то, что двигает ко греху – это не любовь. Бог любит и спасает. Бог любит и избавляет.

Сегодняшнее Евангелие, история о Закхее – эта не история, которая взята из древних только лишь воспоминаний о земной жизни Господа и Спасителя Христа, а та, которая пишется сейчас для каждого из нас. Он любит каждого из нас не за что-то, а потому что подарил нам жизнь. И для Него мы все дороги одинаково, и каждого из нас Он ищет Себе, как ищет Отец Своё дитя. Бог любит нас и заповедает нам такой же любви, потому что нехорошо человеку быть одному. И когда Его любовь касается сердца человека, и мы не проходим мимо неё, а, как тот самый Закхей, смиренно лезем на дерево, чтобы посмотреть Ему в глаза, как тот самый Закхей, смиренно бросаем от тебя то, что так тяготило нас, все эти наши короны снимаем, тогда бывает то, что случилось с Закхеем – Бог приходит в наш дом, ибо говорит: Я пришёл спасти грешника, Я пришел спасти того, кто, зная о своих грехах и каясь в них, ищет неба. Небо всегда ближе, когда мы оставляем своё прежнее, как от земли отталкиваясь вверх.

Помолимся сейчас за Божественной литургией все вместе друг о друге и о себе самих, чтобы, как Закхею, нам быть быстрыми на подъём, чтобы, как Закхею, нам быть смелыми и не бояться поменять себя, чтобы, как Закхею, искать нам и найти настоящей любви в Боге, а через Него к другим. Если любить человека, глядя на него сквозь Евангелие, то любовь не пройдет. А если любить человека, взирая только на него самого, и не видя Бога, это будет слепая, безумная, ненастоящая любовь. Вот Закхей нашёл настоящей любви. Я, - говорит, - всё отдам другим. Теперь, глядя на других через Тебя, Господи, я орудие Твоей правды. Аминь.

2 февраля 2020 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

 

Просмотров: 520

Поделиться

VK:39834