О развалинах человеческой жизни

«Бывает, мы сами так похожи на разбитые города и улицы, и тогда нам нужно сделать вывод: или всё начать сначала, или продолжать оставаться в гробах, связанных цепью своих воспоминаний о грехе, о падении, связанных воспоминанием о битве, которую не выстояли. Или, напротив, начать всё сначала, выйти на берег своей жизни, выйти к свету, выйти к горизонту, выйти к Богу. Сказать из последних сил своей воспалённой души, ума, из последних сил своего ослабленного сердца: Господи, помоги мне начать всё с самого начала, восстанови во мне то, что принадлежит Тебе и помоги мне Твоё хранить для Тебя».

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Приходилось ли кому-нибудь из нас смотреть на развалины? Думаю, приходилось. Мне, к ужасу, приходилось смотреть на развалины во время войны, и не раз. И тогда перед тобой два образа: первый – то, что уже ничего нельзя исправить, и вместе с разрушенными домами, улицами погибли твои воспоминания о том, как там было хорошо; и второе – а может быть всё начать сначала.

Вот об этом сегодняшнее Евангелие, когда страшными развалинами становятся не здания и не улицы городов, а человек. Я перечитаю это Евангелие, и вместе с вами поразмышляем над этим благовестием Христовым.

Апостол и евангелист Лука в Евангелии пишет: «и приплыл Иисус в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах. Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни. Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: «легион», — потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло. Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился. Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав: Возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедывал по всему городу, что сотворил ему Иисус». (Лк 8:26-39).

Разрушенный человек, разоренный, разбитый, как после страшной войны, потерпевший поражение – таким является человек, одержимый злыми духами, бесами. Мало-помалу бес находит место в человеке, как мало-помалу враг проникает в город. Сначала завоевывая совсем небольшое пространство, а затем, основываясь там, разрушает всё вокруг себя.

Бес, завоевывая бессмертную душу человека, овладевая его телом, делает это для единственной цели, для цели, которая его самого, этого беса, радует, его природу – уничижать образ Божий, поругаться над человеком, чтобы поругаться над образом Божиим.

Он ненавистник света, и чтобы света стало вокруг меньше, он гасит этот свет в человеке, как гасит свет мало-помалу война в домах, погружая во мрак целые города. Овладевая человеком, он делает его своим пленником. Это страшное и печальное зрелище, когда ты смотришь на существо, имеющее вид человеческого образа, но не имеющее ни благоразумия, чтобы говорить благоразумно и поступать благоразумно, и не имеющее силы, чтобы сопротивляться той внутренней бесовской разрушительной силе, которая кидает человека то в огонь, то в воду.

Это страшное поражение, на которое без боли посмотреть невозможно. А когда смотришь на это поражение, то также, как смотришь на развалины, ты можешь вспоминать, как некогда этот человек был прекрасен своими поступками, был замечателен в своих словах, был искренен в своих надеждах, можно вспоминать, как этот человек дружил или даже имел семью, но мало-помалу из светлого он остановился мрачным. Отвоевывая сначала ум, затем сердце, вселяясь страстями и пороками в человека, он сделал все эти воспоминания в прошлом, и кажется, что навсегда.

Тот самый бесноватый, которого встретил Господь, живший в Гадаринской стране, жил не в городе, а там на кладбище, во гробах. Увидев Христа, как имеющий, по замечанию святителя Феофилакта, дерзость и трусость, подбегает ко Христу и говорит: что Ты пришёл мучить нас. Одержимый человек, лишаясь рассудка, не может быть подвержен никакому суду, разве что суду любви и сострадания.

Но посмотрим на Господа. Господь никогда, подходя к развалинам человеческой жизни, к побежденному человеку, к напрочь разбитому и уничтоженному человеку, никогда не начинает перебирать останками, складывая, как бы по частям, и вспоминая, каким он был. Сразу восстанавливает всё, как должно быть. Бог Своего никогда не оставляет.

И в той самой встрече, которая случилась в Гадаринской стране Господь пришел к Своему, которого очень любил, и на которого смотрел не глазами сожаления некогда бывшей силы, красоты и свободы, а смотрел глазами Создателя, как на Своё погибшие, но Своё. Господь изгоняет беса из этого человека, и оказывается, что не один там был бес, но легион вселился в этого человека, и не давал покоя не только ему, но и тем, которые изредка встречались с ним.

Господь повелевает этим бесам оставить Своё создание. Бог всегда выгоняет тьму из души человека, когда встречаемся с ней. Бог всегда, изменяя каждого из нас, даёт нам новое пространство света, но, вместе с этим, возвращая нам свободу, отнимает от нас нашу зависимость.

Зависимость – это не то, без чего мы не можем, а то, без чего мы не хотим мочь. Можем, но не хотим. Мы не знаем, как этот человек стал одержимым, но знаем от святых отцов, которые говорят об одержимости, что она вкрадывается, как ночная тьма, мало-помалу завоёвывая сначала свободу, сердце, мозг человека, его нервный центр, а оттуда распространяется на всё тело.

И когда мало-помалу в нашей жизни происходят обстоятельства, о которых я говорю: я без этого не могу, - обманывая себя, не говоря правду, что я без этого не хочу, мы становимся пленниками своего нежелания преодолеть сначала малую тьму, а затем большую.

Каждый раз, когда мы не выходим на брань с нападающим на нас лукавым духом, каждый раз, когда мы соглашаемся не помолиться, не попоститься, не простить, осудить, разгневаться, запомнить, злиться, мстить, каждый раз, когда мы соглашаемся сказать дерзкое, горькое слово, каждый раз, когда мы колем других отравленным языком, столько же раз, столько же шагов, столько же поступей бес сделает к моей бессмертной душе. Всякое моё обращенное ко злу лицо покрывает меня мраком одержимости.

Когда Господь исцеляет этого несчастного человека, он начинает благоразумно говорить, и мы знаем, что бесы молят Его трусливо послать в свиней, да не погубит их, чтобы не отправить их в бездну. Свиное стадо, взбесившись, бросается с крутизны. Вокруг боятся люди не того, что разрушенный город восстановлен, поруганный человек, вновь, освобожденный от власти тьмы, в свете. А боятся того, что этот свет начинает падать на их лица и отбрасывает слишком длинные тени.

Говорят Ему жители этой страны, Христу: уйди из нашего города. Говорят Ему дерзко и со страхом, как бес, имеющий это свойство – дерзить и бояться. Чего же они испугались, увидев этот свет? Своего собственного нежелания отказаться от свиней: от своих мыслей, от свинских поступков, от свинского отношения к другим, к себе, к друг другу, от того, что жизнь превратилась в хлев, и в этом хлеву, кажется, столько много ещё свободного места.

Уйди, - говорят, - от нас, потому что я не хочу меняться, ничего не хочу менять в своей жизни. Благоразумный позвал бы Бога, позвал бы правду, а человек трусливый и дерзкий, одержимый гонит её прочь, и вместо этой правды ставит своих свиней: не могу отказаться, не могу ничего с собой поделать, это выше моих сил, я страдаю, но это, наверное, мой выбор, и ничего не изменить, и другие глупости.

Да, если ты пытаешься меняться сам и не просишь, и не ищешь, и не отдаёшь место в своей жизни для Того, Кто есть источник света, навряд ли ты что-то поменяешь, да и не хватит тебе ничего, чтобы изменить себя. Как у того блудного сына закончившиеся средства, силы к жизни, возвращают его домой, к источнику этой жизни.

Этот бесноватый выбежал на встречу Христа. Может быть, самой последней надеждой его угасающее сознание искало свет Божий, и этот свет был найден. Дерзкий оказался посмеян, трусливый оказался тем, кого изгнали, победитель оказался побежденным. Когда человек обращает свою жизнь к Богу, когда всю свою совесть, всё своё сознание, весь свой ум мы растворяемся Его именем, как благим запахом, как светлым, удивительным, везде проникающим источающимся свечением, как теплом, которое мало-помалу отогревает всё в нас скованное и замерзшее, как тот несчастный бесноватый, скованный цепями и узами, когда мало-помалу Его присутствие возвращает нас к свободе, тогда к нам возвращается подлинная сила жизни, свобода в любви к Богу, свободное устремление к свету.

Этот человек так и говорит Христу: Господи, позволь мне остаться с Тобой. А Господь отвечает ему: возвращайся в свой город и скажи, что сделал тебе Бог, потому что теперь Я всегда с тобой. Теперь не позволяй своему уму и своему сердцу заражаться ненавистью, злобой, заражаться сомнением, заражаться страстной привязанностью. Теперь свидетельствуй тем, кто в городе, обо Мне, - говорит Господь, - о Том, Кто вернул тебя к свету, и тогда это свидетельство оставит тебя со Мной.

Как победить тьму? Говорить о свете. Как помочь другому человеку, у которого страстно душа связана? Не поливать маслом своих сомнений, раздражений, лукавых мыслей огонь, горящий в душе другого человека. Победить зло можно только добром. Победить тьму можно светом. Победить отчаяние можно надеждой. Победить ненависть можно любовью. Победить предательство можно верностью. Победить скупость можно щедростью. Победить неправду можно правдой. Победить ложь можно добрым свидетельством. И Господь исцелившегося некогда бесноватого отправляет в город побеждать тьму.

Эта сегодняшняя удивительная история любви Божией к человеку, история о страхах людей, история разоренной жизни человеческой, история восстановленной свободы человеческой души, она повторяется каждый раз и в нашей собственной жизни. Бывает, мы сами так похожи на разбитые города и улицы, и тогда нам нужно сделать вывод: или всё начать сначала, или продолжать оставаться в гробах, связанных цепью своих воспоминаний о грехе, о падении, связанных воспоминанием о битве, которую не выстояли. Или, напротив, начать всё сначала, выйти на берег своей жизни, выйти к свету, выйти к горизонту, выйти к Богу. Сказать из последних сил своей воспалённой души, ума, из последних сил своего ослабленного сердца: Господи, помоги мне начать всё с самого начала, восстанови во мне то, что принадлежит Тебе и помоги мне Твоё хранить для Тебя.

Помолимся сейчас за Божественной литургией и о себе самих, и о том, чтобы эта страшная война никогда не случалась в нашей жизни, и о том, чтобы нам не быть побежденными. Помолимся о том, чтобы навсегда быть со светом. Впустим сейчас на сколько можно во все глубины своей совести этот Божественный свет здесь, за Божественной литургией, откроем ему всю свою совесть, все свои неправды, все свои поражения, как врачу.

Господи, забери от меня эту тьму, подари мне Свой свет. Дай мне сил преодолеть моё не то, что я называю «не могу», а то, что, я, честно сознаюсь, называю «не хочу». Дай мне, Господи, этих сил через любовь к Тебе, через благодарную любовь к Тебе, такую, какую и некогда показал одержимый житель Гадаринской страны, когда говорил: посмотрите, как восстановил, исцелил меня Христос. Да будет Его свет в нас. Аминь.

10 ноября 2019 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

 

Просмотров: 182

Поделиться

VK:39834