О предательстве

"Преступление, которое совершил Иуда Искариотский, - предательство – это преступление алчной жизни. Это преступление, когда все еще я продолжаю говорить: «А мне?», «А как же я?», «А это мое»… Алчная жизнь – это тогда, когда, кроме себя, ты никого не видишь. Ты – конечная цель, нет больше никого. Все – в себя. И кажется, что такими запасами можно было бы обеспечить себе хорошую жизнь. Посмотри на Иуду. Он такими запасами обеспечил себе отчаяние и позорное самоубийство".

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

Всех вас приветствую с Великой средой Страстной седмицы.

Сегодня вся Церковь и мы, как чада Церкви, вспоминаем предательство Иуды Искариотского (Мф. 26, 6-16 ). Я думаю, это евангельское печальное повествование знакомо каждому из нас, и не только из евангельского чтения, но и из горького опыта собственной жизни.

Сегодня вместе с вами я поразмышляю о предательстве. Не о том, как предавали нас, не о том, как обещали нам и не делали, и не о том, как поступали с нами, больно и горько. Сегодня поговорим об иудушках, живущих в нашей собственной душе, в собственной жизни. Сегодня поговорим о нашем поражении, о нашем предательстве.

Кому-то может показаться, что предательство – это действо, после которого, во-первых, нет обратного шага, а во-вторых, это действо, которое, как смерть, все поражает и лишает надежды. Это какой-то большой поступок. Но большое начинается с малого. И великие реки питаются из маленьких речек. И все однажды, начавшись с небольшого, если не остановится, то разливается широко.

Наше собственное предательство - это то, когда я переступаю Любовь Божию через других людей. Как Иуда предал Христа? Не потому, что он Его ненавидел, и не потому, что Он был для него невыносим, не потому, что Он был для него непонятен или неподъемен, или неудобен и стоял у дороги на пути Иудином. Напротив, Иуда рядом со Христом вполне мог сказать, как некоторый современный человек, что он чувствовал себя достаточно благополучно, потому что имел многое от Христа. И слышал Его слова, и был среди Его учеников, и даже ему доверяли ковчежец для сбора каких-то пожертвований, которыми, впрочем, Иуда нередко пользовался по своему усмотрению. Мало-помалу он Божие не доносил. Он брал своими руками пожертвования, которые давали ему люди, и не доносил их до общего блага, до Бога.

Мало-помалу и я беру дружбу у других людей и не всегда доношу ее до Бога. Мало-помалу я беру доверие у других людей и не всегда это доверие оправдываю. Мало-помалу я беру любовь у людей, которую они посвящают Богу, и не всегда эту любовь доношу до Бога. Как бывает нередко в нашей собственной жизни, когда мы принимаем дар, который был посвящен Богу, когда сквозь нас или посредством нашим человек стремится к правде, к истине, к свободе, к чистоте, а получает тлен, ревность, тьму, недоверие, упреки, нелюбовь, неблагодарность. Мы принимаем многое, что дают нам люди, которые окружают нас. Но как же мало принятого мы посвящаем Богу, а все относим к себе. Мы наперечет знаем тех, кто не сказал нам «спасибо», кто сказал нам гневное слово, мы наперечет знаем тех, кто нам должен, и вырываем должное нам. А если еще не отдает, то всем говорим: «Вот, посмотрите, что, я для него плохого, мол, сделал, а как он ко мне относится!»

Иудин грех – это не тогда, когда больше дали, это не тогда, когда выгоднее удалась сделка. Иудин грех – это тогда, когда подаренное от людей, данное мне просто так, я не приношу к Богу в своей благодарности Ему, в своей любви к Нему, в своей молитве к Нему, в своей верности по отношению к тем, кто дал мне этот дар.

Преступление, которое совершил Иуда Искариотский, - предательство – это преступление алчной жизни. Это преступление, когда все еще я продолжаю говорить: «А мне?», «А как же я?», «А это мое»… Алчная жизнь – это тогда, когда, кроме себя, ты никого не видишь. Ты – конечная цель, нет больше никого. Все – в себя. И кажется, что такими запасами можно было бы обеспечить себе хорошую жизнь. Посмотри на Иуду. Он такими запасами обеспечил себе отчаяние и позорное самоубийство.

Христос вновь отдает Иуде просимое. И, когда Иуда протягивает свою руку, Бог влагает в нее хлеб. Он не отбивает этой руки. И не говорит, что сердце твое мрачное и душа твоя скверная. Бог дает Иуде просимое. И в этом, с одной стороны, грань Любви Божией и Его бесконечного доверия нам, с другой стороны – трагедия Иуды. И когда каждый раз в мою руку вновь кто-то опускает свою дружбу, свое доверие, свою жизнь, свои слова, свои откровения, свои признания, бывает, я все кажусь себе еще благополучным, как Иуда, который получат вновь в руку хлеб. Но не оттого получает он хлеб, что Христос доверяет ему, а оттого получает хлеб, что Бог никогда никого не окрадывает, в отличие от меня.

Сколько было мной сказано слов, а сколько из них исполнено? Сколько было мной дано обещаний, и сколько из этих обещаний были сделаны, совершены? Сколько мной было произнесено просьб, и сколько раз Бог отвечал мне на эти просьбы? Сколько раз Бог просил меня, и сколько раз я не слышал Его просьб и не отвечал на них?

Иудин грех – это не про других, это про меня, про нас с вами. И сегодня, в день Великой среды, когда мы вспоминаем предательство Иуды и когда мы протягиваем руку к хлебу Божественному, чтобы причаститься Святых Христовых Таин, поразмыслим о том, Кого принимаем и взамен чего? Не станем предателями Его Любви, не станем предателями Его жертвы, не станем трусливыми предателями Его дружбы и доверия нам. Не станем предателями ни в большом, ни в малом. Не будем сердцем ненавидеть, а устами любить, душой презирать, а глазами ласкать. Не будем умом раздражаться, а рукой гладить. Пусть Иуда не живет в нас. Не найдет в нас места для себя. Убивший себя пусть не убьет и наши бессмертные души. Пусть не покушается на нас.

И чтобы этого не было, не станем предавать в малом. Будем верны в малом, будем честны в малом, будем смелы в малом. Перестанем направлять все в себя. И все, что имеем теперь, отдадим Богу, скажем: Господи, это все для Тебя. Я Тебе хочу послужить. Не мне нужно мое здоровье, а чтобы, если Ты дашь возможность, послужить Тебе. Не мне нужно мое благополучие, забери его или моими руками отдай тем, кому теперь оно так необходимо. Или приведи их, чтобы я увидел и послужил им. Господи, все, что принимаю, Твое есть. Это не мое. Ты, Господи, подарил мне мою жизнь и Ты, Господи, дал мне все для того, чтобы она была с избытком.

За Божественной литургией вспомним не предателей, а преданных нами. Вспомним не чужие слова обещаний, а собственные слова – не исполненные. Вспомним не чужие признания, а собственные - поруганные, преданные, истоптанные признания другим. Вспомним, не тех, кто оставил нас, а тех, кого продали мы, в угоду смеху других, трусости, глупости, в угоду сребролюбивой своей души, в угоду своей несчастной жизни. Вспомним и горячо помолимся о них и попросим у Бога прощения. Чтобы нам не быть иудами, но оставаться верными Ему. И, когда примем из Его рук Божественный хлеб, со слезами будем вкушать его и со словами: «Не лобзания Тебе дам, как Иуда». Аминь.

24 апреля 2019 г. Спасский кафедральный собор.

Просмотров: 353

Поделиться

VK:39834