О милосердии

"Милосердие – это дыхание Божие. Милосердие – это та самая единственная цель жизни, ради которой Бог над нами поднимает солнце, а вечером приводит домой, к родному и теплому приюту. Милосердие – это дыхание Божие, которым Господь дышит на нас, когда нас обнимают нас наши дети и самые родные. Милосердие – это верные друзья. Милосердие – это не то, когда только вокруг меня, это ещё и я для других".

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Перечитаю Евангелие, которое мы только что слышали. Оно дает ответ на вопрос о том, кто мне родной, а ещё оно говорит о том, какие бывают родные, и каким бываю я.

Апостол и евангелист Лука в своем Евангелии пишет следующее: "и вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что́ написано? ка́к читаешь? Он сказал в ответ: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: «позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе». Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же". (Лк 10:25-37).

Общение с Богом происходит вот так – у дороги. Общение с Богом – это не какие-то чрезвычайные обстоятельства нашей жизни, в которых мы что-то начинаем слышать, что-то начинаем чувствовать, о чём-то начинаем догадываться. Общение с Богом – это не чрезвычайное обстоятельство, это идти по дороге и у дороги найти другого человека. Общение с Богом начинается в тот же самый момент, как мы начинаем общаться с другим человеком, каким бы этот человек не был, кто бы этот человек не был. Как только кто-то оказывается рядом со мной – это Бог подошел, в том смысле, что Он всегда становится третьим. Он не проверяет меня. Он не смотрит на меня, как я поступлю. Он ждёт, что сейчас Его сын, любящий Его, поступит, как и учил Отец, чтобы порадоваться. Бог не проверяет, Бог ищет повода радоваться нам. Но признаем с горечью, мы не всегда Ему даём такой повод. Нам кажется, что порадоваться или порадовать Его мы можем только с теми, в ком совершенно уверены.

И вот сегодняшняя история рассказывает нам два удивительных взгляда. С одной стороны, мы видим героев этой истории: человека, который попал в руки разбойников, был избит, ограблен и брошен у дороги едва живым, и ещё троих людей, которые проходили мимо него. И на эту историю Господь смотрит глазами людей: и тех, которые проходили, и того, который лежал у дороги. У Христа спросил законник, чтобы оправдать себя, как говорит евангелист: кто же мой ближний? Кто, тот ради которого стоит жить? Мы очень часто, кстати сказать, эти слова произносим в каких-то, как нам кажется, самых чрезвычайных и особенных обстоятельствах: «я готов жить ради тебя». Но ещё честнее скажем, мы очень редко хоть раз выполнили это обещание. Ну, на какой-то период нас хватает. Что значит жить ради другого человека? Ну, это значит, что мимо тебя я не пройду, это значит, я всегда буду с тобой рядом, это значит, я никогда тебя не оставлю, это значит всё вместе. И эти уточнения мы так нередко произносим, но так нечасто выполняем. Происходят какие-то обстоятельства, и эти обещания забываются. Вернее, не забываются – мы уже их приготовили для другого случая. Вот также было с этим человеком, попавшим в руки разбойников. Я не знаю, кому этот человек сам когда-то что-либо обещал. Наверное, не только обещал, возможно, и делал. Но вот оказалось, что он вдруг очутился на обочине дороги избитый и ограбленный, и теперь, всматриваясь в тень прохожих, всё думал, что около него окажутся свои, хотя бы по принципу тех, которым он что-то сделал в жизни. Он всегда привык надеяться на своих людей и думал, что и теперь его свои не оставят.

Прохожие – это не они, те трое на дороге, это нередко я сам, когда иду, как будто бы, не обращая внимания на тех людей, которых встречаю, и тогда становлюсь прохожим. Двое из них были своими: левит и священник. И тот человек, который оказался на обочине дороги, шел из Иерусалима. Мы знаем, что был на богомолье, а значит принадлежал к своим. Но вот в его новом обличии эти двое не то, чтобы не узнали его, они не захотели останавливаться около него, связываться с ним. Они не захотели терять своего драгоценного времени, которое, казалось, они несли для других. Они, наверное, опять шли со словами убеждением: «ради тебя я сделаю всё, что хочешь». И вот с этим «ради тебя» не замечали никого. И один прошёл мимо – священник, и левит – и оба шли для своей высокой цели, для своего высокого служения, как иногда кажется и нам. Ну, разве вот на эту мелочь стоит ли обращать внимание?! Ведь впереди очень важное дело, и ничего уже не замечаешь.

Когда человек перестает замечать слёзы других людей, когда он перестает слышать плач других людей, этот человек идёт в никуда. Он идёт в никуда. Потому что, если он перестал слышать плач и видеть слёзы, он оглох и ослеп. Этот человек придёт в тьму, где не будет людей, потому что живость, правильность пути определяется тем, как ты реагируешь на человеческое. Потому Христос и говорит: кто ближний тому, кто попал в руки разбойников? Кто ничего не видит и не слышит, не замечает или тот, кто остановился? Так вот эти свои прошли мимо. И эта история не про плохих людей, которые проходят. Эта история не для того, чтобы в эти два человека мы вставили весь список имен тех, которые прошли мимо меня, когда мне было плохо. Эти двое, впрочем, ничем не отличаются и от меня. И в этот список я мог бы вставить свои пройденные шаги жизни, когда я огибал других людей. Ну, может быть не переступал, может быть не хватало совести на это. Но так проходил мимо, чуть-чуть в стороне, лучше спиной, чтобы не видеть и не слышать, и делать вид, что ничего не происходит. Среди этих двоих был и я. Бываю я. Шёл третий, который чужой по духу, по роду, по племени, где-то отдаленно близкий, но по своим правилам жизни непонятный – самарянин. Он останавливается, берёт несчастного и привозит в гостиницу, чтобы помочь ему. Вот этот самый странный, который всех подбирает – это Бог, потому что мы иногда, когда видим, кого Он держит в Своих руках, говорим Ему: ну, не странный ли Ты. Ну, потому что мы-то знаем, кого надо держать, а кого нет, мы-то знаем, кто прав, кто виноват, ну, мы-то знаем, что если человек там валяется, не зря, наверное, есть, наверное, за что. Одним словом, мы не всегда понимаем Его, когда Он берёт на руки всех. Но как хочется, чтобы был именно такой родной, который брал бы в свои руки всех, несмотря ни на род, ни на племя. Так бы и было, если бы из этих рук мы не старались вытолкнуть других. Знаете, как ревнивые дети бывают в семье. Когда двое детишек или больше, и тот, который постарше, увидев, что мать на руки взяла младшего, говорит: положи, возьми меня. Мы иногда на это смеемся и улыбаемся этой ревности между детьми, но если мы эту ревность не остановим, если мы не покажем большую любовь и к старшим, и к младшим, если мы их не научим любить, то так они и будут выталкивать других. Вот эти двое, которые прошли мимо, среди которых и я – это те, которые привыкли выталкивать других из рук Божьих. И думают, что у них всё получается. Но это не так. Христос подбирает этого человека в образе самарянина, заботиться о нём, приносит его в гостиницу, создает для него все условия, чтобы он смог отдохнуть и поправиться, отдает без всякого долга деньги, как дар жизни, и говорит ещё гостиничному, которого призывает потрудиться: если что-то не хватит, я тебе ещё дам, не потому что у меня много, а потому что всё, что есть у меня – это для вас. Этот странный самарянин, этот Бог, наш Бог – ничего для Себя не припрятывает. Всё, что есть Его, Он всегда с любовью, по-отцовски даёт Своим детям. Поэтому и говорит: всё Моё, твое есть.

И вот второй взгляд, которым Христос смотрит на всю эту человеческую историю жизни глазами самарянина, глазами человека, попавшего в руки разбойников. Кто, - говорит, - ему ближний? В его глазах кто для него стал в одночасье дорогим человеком? Вот этот самый странный самарянин, который всех поднимает, который не перебирает и не выбирает, который не взвешивает и не расспрашивает, который не задает пустых вопросов и не дает пустых советов, а который просто берёт и несёт, и везёт, тащит на себе.

Глазами несчастного человека Бог – это всегда справедливость, глазами человека пораженного Бог – это всегда милость, глазами человека лишенного Бог – это всегда Тот, Кто не проходит мимо, а глазами человека сильного близкий – это не каждый, глазами человека, в котором нет любви, уже невозможно разглядеть ближнего. Потому что, если в тебе нет любви – это тоже самое, что потерять возможность видеть, и глазами такого человека, слепца всё вокруг тьма и мрак. А ещё иногда такие слепцы говорят: нужно надеяться только на себя, мол, сам себе не поможешь, никто тебе не поможет. Вот бы так этот размышлял человек на обочине. Так бы и умер. Но он должно быть горячо там молился. Он там не просто страдал от своей боли, от унижения, которые ему нанесли, и не жалко ему было, наверное, в тот момент, что его обокрали и даже эти раны нанесли. Наверное, в тот самый момент ему было больно оттого, что мимо него проходили, что он никому не нужен оказался. Это больше наносило раны. Ну, разве что только странному самарянину, разве что Самому Богу – Ему нужны все, потому что Он за каждого пролил Свою кровь. Христос задает вопрос: и кто ближний человеку, который попал в руки разбойников? Сотворивший с ним милость.

Милосердие – это дыхание Божие. Милосердие – это та самая единственная цель жизни, ради которой Бог над нами поднимает солнце, а вечером приводит домой, к родному и теплому приюту. Милосердие – это дыхание Божие, которым Господь дышит на нас, когда нас обнимают нас наши дети и самые родные. Милосердие – это верные друзья. Милосердие – это не то, когда только вокруг меня, это ещё и я для других. Ведь эти двое, которые прошли мимо, должно быть, тоже были людьми по-своему счастливыми. Ну, коль они скоро так двигались, и в нормальном хорошем положении были в обществе. Наверное, всё у них было, и было, куда спешить. Но только вот, не замечая других, тебя всё перестаёт радовать, не замечая других, ты перестаёшь видеть свет, а не видя этот свет, ты уже не сможешь различить до тех, пор пока к тебе другой не притронется.

Сегодняшняя удивительная евангельская история, она ведь списана с жизни или даже, наверное, по-другому скажу, вот с этой истории пишется жизнь. Это как основа. Она каждый раз переписывается, вот с этой истории наша жизнь. Но знаете, она переписывается нами самими. Ручка в руках у нас, мы ей водим по своей жизни, мы изображаем в своей жизни то, к чему идем, рисуем свои дороги, дома, родных, друзей, близких – всё в наших руках. Не забудем нарисовать свое счастье рядом с теми, которые улыбаются, а ещё будем не забывать рисовать счастье рядом с теми, которые плачут, рядом с теми, которые нуждаются в прощении, в искренности, в дружбе, в любви, в молитве, в участии, в слове, в шаге, в протянутой руке, в привезённом на своём горбу, потрудившись, в гостиницу. Будем не забывать рисовать в своей жизни не то, о чем мечтаем, а то, какие мы сейчас. И честно говорить себе: не проходи мимо. Именно сейчас ты перевернешь страницу, и надо продолжить этот твой жизненный рисунок, эту твою книгу жизни. Ну, что ты в ней напишешь, если здесь твоя линия станет кривой, чтобы обойти стороной чужую боль?

Сотворивший милость, тот и есть ближний, - говорит Господь. И не просто говорит, а ещё показывает нам массу примеров многочисленное число раз, подбирая каждого из нас с обочины, опять несёт на Себе. Он не просто говорит о милосердии, Он показывает Его Своей любовью и прощанием, Своим вдохновением и присутствием. Он милосердный самарянин, плечи которого не устают нести нас, потому что они очень крепкие после Креста, очень крепкие и самые надежные. И пусть Его пример всегда вдохновляет нас тогда, когда мы опять находимся у выбора остановиться, помочь, прислушаться, сказать, поддержать или опять стыдливо не заметить и пройти мимо. Ну мол, у меня есть кому помочь, меня ждут большие дела. А самым большим делом является то, что я должен сделать сейчас, а не завтра.

Помолимся Христу Спасителю, милосердному самарянину, любящему отцу и надежному другу о том, чтобы Он помог нам уже сейчас быть настоящими, милосердными, уже сейчас помог нам быть ближними для других, чтобы и Он был ближним для нас. Ведь там, где двое, там и Он. И дай, Бог, каждому из нас это Его присутствие надежного друга обращать в радость, чтобы следующий раз, когда Он увидит меня на обочине не валяющегося, а сидящего около нуждающегося человека, Он бы порадовался и сказал: это Мой сын, это Мой сын, это Моя дочь, это Моя любимая дочь, и радость Отца – это счастье нашей жизни временной и бесконечное счастье жизни вечной. Аминь.

25 ноября 2018 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

Просмотров: 314

Поделиться

VK:39834