На днях в Успенском Второафонском Бештаугорском мужском монастыре состоялось очередное заседание комиссии по канонизации святых Пятигорской и Черкесской епархии. Возглавил работу руководитель комиссии иеромонах Елевферий (Казаков). Выступили с сообщениями иеромонах Елевферий, иерей Александр Гурин, Сергий Дубинский. Были обсуждены текущие вопросы и намечены планы на 2017 год. Между членами комиссии распределены для расшифровки собранные архивные материалы. Сбор документов продолжается. Также участники совещания утвердили состав выездной группы комиссии. В неё вошли иеромонах Елевферий (Казаков), иерей Александр Гурин, иерей Антоний Евдокимов. 

 

Опубликовано в Новости

3 февраля 2017 в Никольском соборе Черкесска состоялось рабочее совещание епархиальной комиссии по канонизации святых, в котором приняли участие её руководитель иеромонах Елевферий (Казаков) и секретарь иерей Александр Гурин. Был выработан план предстоящей работы на 2017 год, утверждена дата собрания всех членов на март. 

Иерей Александр Гурин, сообщил о том, что работа по сбору архивных материалов продолжается, и за прошедший  месяц собрана архивная информация из Управления ФСБ России по Ставропольскому краю на 15 священнослужителей Пятигорской и Черкесской епархии.

Также было отправлено несколько письменных запросов на предоставление архивных материалов в ГАСК и Архивную службу республики Северная - Осетия Алания, касающихся судьбы иеросхимонаха Стефана (Игнатенко). Поступили новые сведения относительно периода пребывания иеросхимонаха Стефана (Игнатенко) в Грузии в заключении. Изучается возможность снова выехать в архивы Грузии для получения недостающей информации.

Был отправлен запрос в ГИАЦ МВД России и УФСБ России по Краснодарскому краю в отношении священнослужителей и монашествующих, пострадавших от политических репрессий на территории КЧР. 

Выработанный на заседании план содержит множество целей и задач, которые членам епархиальной комиссии предстоит реализовать в предстоящем 2017 году. В ходе совещания также затронули вопрос об издательстве книги, посвящённой памяти новомучеников и исповедников Пятигорской и Черкесской епархии. 

 

 

Опубликовано в Новости

21 октября 2016, в рамках проведения Епархиальных образовательных чтений, в библиотеке Успенского Второафонского Бештаугорского мужского монастыря состоялась конференция на тему "Подвиг святых новомучеников и исповедников Церкви Русской, как пример для православной молодёжи", в которой приняли участие представители всех церковных округов - челны епархиальной комиссии по прославлению святых, братия обители, православные педагоги из школ региона Кавказских Минеральных Вод, журналисты и приглашённые гости. 

Открывая конференцию, руководитель епархиальной комиссии по канонизации святых иеромонах Елевферий (Казаков) огласил регламент встречи и предложил всем участникам молитвенно почтить память протоирея Вячеслава Величко, скоропостижно скончавшегося в августе. Собравшиеся пропели ему вечную память. С 2011-2015 гг. прот. Вячеслав был руководителем епархиальной комиссии, в 2016 году входил в её состав от Кисловодского благочиния.

Со словами приветствия от архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта выступил протоиерей Константин Фаустов, руководитель отдела религиозного образования и катехизации. Отец Константин рассказал о Епархиальных образовательных чтениях, которые пройдут во всех церковных округах. 

Затем сводный хор храма Успения Пресвятой Богородицы станицы Ессентукской под управлением Татьяны Дзыба исполнил песнопения, посвящённые подвигу новомучеников Церкви Русской. 

С докладами на тему конференции выступили: Анна Брынских, Надежда Шаповалова, Константин Флорич, Леонид Богданов - педагоги из школ региона, принимавшие самое активное участие в проведении форума "Зелёный Афон". Выступающие ответили на вопросы. Состоялась дискуссия. Каждому благочинию был передан специальный выпуск информационного монастырского издания "Дневник Зеленого Афона" в количестве 100 штук для того, чтобы газеты были переданы ребятам, принимавшим участие в форуме.

В этот же день состоялось расширенное заседание епархиальной комиссии по канонизации. С докладами о текущей и проделанной работе выступили:  иеромонах Елевферий (Казаков), руководитель комиссии; иерей Александр Гурин, секретарь епархиальной комиссии; Мария Осинина, журналист, подготовившая цикл фильмов о подвижниках благочестия Пятигорской епархии, подвиги которых продолжают изучаться.

Опубликовано в Новости

2016 гъэм жэпуэгъуэм и 10-11-хэм Псыхуабэ, Черкесск епархием щихъхэр канонизацэ щIынымкIэ и комиссэм и унафэщI иеромонах Елевферий (Казаков) КъШР-м, КъБР-м, Псыхуабэ къалэм и члисэ округхэм я благочиннэхэм зэIущIэхэр ядригъэкIуэкIащ. Зэхыхьэм хэтащ члисэ округхэм щихъхэр канонизацэ щIынымкIэ я благочиннэхэм я дэIэпыкъуэгъухэр. ЗэIущIэм хэтхэр тепсэлъыхьащ Тхьэм папщIэ бэлыхь куэд зрагъэшэчахэмрэ Урыс Чристэн Члисэм гуэныхь зрагъэпшыныжа и щихъхэмрэ я фэеплъхэр мыгъэкIуэдыжыным теухуа Iуэхугъуэхэм. Зэхыхьэм хэтхэр къытеувыIащ икIи гулъытэ нэхъыбэ хуащIащ члисэ округхэм щыIэ лъапIэныгъэхэм я реестрхэр мы гъэм къызэрагъэщIэрэщIэжынум. Щоджэн Гурин Александр тхылъхэр къыIэрыхьащ архивым щыщу: щоджэнхэм, монаххэм, къызэрыгуэкI цIыхухэм ятеухуаэ. Епископ Никифор (Ефимов), щоджэн Русаков Никандр сымэ ятеухуа тхыгъэхэр зэхуахьэсащ. Члисэпсо синод комиссэм ахэр иджынущ. Бештаурскэ къулъшырыфым и иеросхимонах Стефан  (Игнатенкэ) теухуа тхыгъэхэр зэхуахьэс. ДызыхуэкIуэ зэманым апхуэдэ зэIущIэхэр щекIуэкIынущ члисэ округ псоми. 2016 гъэм жэпуэгъуэм и 21-м, Успенскэ Второафонскэ Бештаурскэ къулъшырыфым зэIущIэ щекIуэкIынущ: "Подвиг новомучеников и исповедников Церкви Русской как пример для подрастающего поколения".

Опубликовано в Адыгэбзэ

Быйыл октябрь айны 10-су бла 11-де Пятигорске бла Черкесск епархиялада шыйыхланы канонизация этиу комиссияны тамадасы иеромонах (Казаков) Елевферий , Къабарты-Малкъаоны, Къарачай-Черкесияны эмда Пятигорск лахарны клиса округларыны джуаьблы динчилери бла тюбешди. Анга шыйыхланы канонизация этиу джанындан джуаблы динчилени болвшчулары да къошулгъан эдиле. Тюбешмуню келечилери , Орус клисаны новомучениклери бла тобачыларыны атлары емюрлюкге сакъланырча сорууланы сюздюле. Артыкъ да бек, быйыл клиса округланы храмларында реестрни джангыртылгъанына уллу эс белдюле. Иерей Гурин Александр, православ ийманлы азлуланы архивоеринден, епархияны бюгюннгю чеклеринде болгъан православ динчилениё монахоыкъ этгенлени эмда башхаланы документлерин алгъанды. Епископ (Ефимов) Никифор бла иерей Русаков Никандрны юсюнден материала джыйылгъандыла. Аланы бютеуклиса синод комиссисында тинте турадыла. Энтда да православ ахлуланы бири, Бештау монастырны насельниги иеросхимонах (Игнатенко) Стефанны юсюнден къошакъ материала джыйыла турадыла. (+1973).Къысха заманны ичинде быллай тюбешиуле бютеу клиса округлада бардырыллыкъдыла. Быйыл декабрны 21-де уа Бештау Успен Вторафон монастырда тегерек стол болуб етерикди.:« Орус Клисаны новомучениклери бла тобачыларыны джигитликлери есюб келген джаш телюге юлгюдю» быйыл джай «Зеленый Афон» деген епархиал джаш телю форумну сынамыны тамалындан алыннганды.

Опубликовано в Къарачай-малкъар

10-11 октября 2016 руководитель комиссии по канонизации святых Пятигорской и Черкесской епархии иеромонах Елевферий (Казаков) провёл встречи с благочинными церковных округов КЧР, КБР и города Пятигорска. В общении приняли участие помощники благочинных церковных округов по канонизации святых.

Участники встреч обсудили вопросы по увековечиванию памяти святых новомучеников и исповедников Церкви Русской, прошедшие мероприятия. Особое внимание было уделено обновлению реестра святынь храмов церковных округов за текущий год. Иереем Александром Гуриным были получены документы из архивов на священников, монашествующих и мирян, подвизавшихся в пределах современных границ епархии. Собраны материалы по епископу Никифору (Ефимову) и иерею Никандру Русакову. Идёт подготовка к их изучению в общецерковной синодальной комиссии. Продолжается сбор необходимых дополнительных материалов об иеросхимонахе Стефана (Игнатенко), насельнике Бештаугорской обители, подвижнике благочестия (+1973).

В ближайшее время такие встречи состоятся во всех церковных округах. А 21 октября 2016, в Успенском Второафонском Бештаугорском монастыре состоится круглый стол: "Подвиг новомучеников и исповедников Церкви Русской как пример для подрастающего поколения" на основе опыта, полученного в ходе молодёжного епархиального форума "Зелёный Афон" летом нынешнего года.

Опубликовано в Новости

26 января 2016, в Сергиевском зале Храма Христа Спасителя Москвы под председательством епископа Троицкого Панкратия прошло заседание секции XXIV Рождественских чтений "Прославление и почитание святых", в которой приняли участие руководители и представители епархиальных отделов по канонизации святых.

По благословению архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта в работе секции принимал участие руководитель епархиальной комиссии по канонизации, благочинный обители иеромонах Елевферий (Казаков).

Основными вопросами обсуждения и дискуссии стали темы изучения личных дел арестованных подвижников благочестия в годы гонений, их жизни, их исповеднического подвига для рассмотрения Синодальной Комиссией, чтобы прославить таковых в лике святых и причислить к сонму новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Участники обсудили вопросы о поэтапном рассмотрении Синодальной Комиссией дел уже канонизированных святых, в том числе, Царственных страстотерпцев, как на примере проведенных работ должно происходить полное исследование жизни, подвигов и даже смерти, фактов чудотворения и обретения мощей перед общецерковным прославлением.

Опубликовано в Новости

/.../ Для того, чтобы в настоящее время определить, кто из подвижников благочестия в действительности канонизован, а кто внесен из синодиков и книг, где имена святых смешаны с именами неканонизованных подвижников, нужно точно знать, какие документы в Русской Церкви имеют обязательный канонический характер для решения этого вопроса.

Церковным документом на начало ХХ столетия, включавшим всех канонизованных к этому времени русских святых, являлся "Верный Месяцеслов всех русских святых, чтимых молебнами и торжественными литургиями общецерковно и местно", изданный по постановлению Святейшего Синода в 1903 г. В 1904 г Святейший Синод внес последние коррективы, касающиеся имен трех подвижников.

Для последующего периода ХХ и начала ХХI столетия церковными документами, подтверждающими канонизацию, являются: постановления Святейшего Синода, Поместных и Архиерейских Соборов, Священного Синода и Святейшего Патриарха.

Общецерковные канонизации от 1903 г., когда все русские святые были известны поименно, совершались Святейшим Синодом (до 1917 г.), Священным Собором Православной Российской Церкви (1917–1918 гг.), далее Поместными или Архиерейскими Соборами, в обязанности которых входит "причтение <...> к лику общецерковных святых" (в формулировке Поместного Собора 1918 г.), "канонизация святых" (в формулировке Архиерейского Собора 2013 г.).

К местному почитанию, в соответствии с определением Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг., "прославление совершается по благословению Святейшим Патриархом со Священным Синодом", а после постановления Священного Синода от 1–2 октября 1993 г. – по благословению Святейшего Патриарха: "После рассмотрения Синодальной комиссией [по канонизации святых] материалов, присланных епархиальным Преосвященным, при наличии достаточных оснований для канонизации, Святейший Патриарх благословляет причислить к лику святых местночтимого подвижника и почитание его в пределах данной епархии, о чем сообщается заинтересованной епархиальной власти". С 1918 г. по 1992 г. не было проведено ни одного заседания Священного Синода, касающегося канонизации местночтимых святых, следовательно, неоткуда было появиться и новым именам.

Таким образом, документами, подтверждающими канонизацию в соответствии с принятым в Русской Православной Церкви порядком, являются:

- опубликованный в 1903 г. по определению Святейшего Синода "Верный Месяцеслов всех Русских святых, чтимых молебнами и торжественными литургиями общецерковно и местно";

определения Святейшего Синода, касающиеся конкретных канонизаций (1903–1916 гг.);

- определения Священного Собора Российской Православной Церкви 1917–1918 гг., относящиеся к конкретным канонизациям;

- решения Святейшего Патриарха и Священного Синода с 1918 г. по 1 октября 1993 г.;

- благословение Святейшего Патриарха с 1 октября 1993 г., в соответствии с которым должны быть в наличии следующие документы: рапорт, поданный на имя Святейшего Патриарха, в котором испрашивалось благословение на местную канонизацию конкретного подвижника, а также документ, подтверждающий данное Святейшим Патриархом благословение.

Благословение Святейшего Патриарха на учреждение епархиального Собора с прилагаемым к нему списком имен, где наряду с именами святых даны имена неканонизованных подвижников, не является канонизацией конкретного подвижника, если он не был канонизован в установленном порядке.

Столь же важно в изучении истории канонизации святых Русской Церкви и, в частности, отличия канонизованного святого от почитаемого подвижника наряду с имеющимся (или отсутствующим) решением о канонизации церковной власти, определение критериев канонизации, существующих в Русской Церкви. Нелишне будет отметить, что критерии, на основании которых совершались канонизации в Русской Церкви, были на всем протяжении ее истории единообразны.

Для канонизации подвижника были необходимы следующие условия: свидетельства о благочестивой жизни, народном почитании и чудотворениях.

Одни сведения о благочестивой жизни подвижника никогда не были достаточны для церковного прославления, так как все они, будучи свидетельствами человеческими, носили субъективный характер и никогда не могли охватить всей жизни подвижника. Кроме того, имеются прославленные Церковью святые, такие как князья-страстотерпцы Борис и Глеб или святой праведный Артемий Веркольский, о благочестии жизни которых мы почти ничего не знаем. Также и народное почитание само по себе никогда не было достаточным для церковного прославления, так как было немало случаев почитания народом ложных подвижников.

В случаях, когда имелись сведения о благочестивой жизни и народное почитание, это не было достаточным для церковного прославления подвижника, если не было свидетельств о чудесах. Причем, чудеса главным образом разумелись не те, что совершились при жизни подвижника, а те, что совершились после его кончины. По существу, основным и главным критерием, в соответствии с которым совершалось церковное прославление подвижника в Русской Церкви, были чудотворения. Необходимые для церковного прославления подвижника чудеса рассматривались как с точки зрения их убедительности, так и относительно их множественности. С точки зрения убедительности чудес рассматривались серьезность болезни и засвидетельствованная невозможность исцеления с помощью врачей или каких-либо земных средств. Относительно числа таких бесспорных чудес имелось в виду то, что они не должны были быть единичными.

Первые же прославленные Русской Церковью святые – князья-страстотерпцы Борис и Глеб – показывают с совершенной ясностью характер и причину их прославления. После смерти святого князя Владимира, власть захватил Святополк, один из его сыновей, находившийся на тот момент в Киеве. Спустя немного времени Святополк убил претендентов на княжеский престол – братьев Бориса, Глеба, и Святослава. Однако, Русской Церковью были прославлены только двое князей, Борис и Глеб, по той причине, что относительно третьего князя, Святослава, не было никаких сведений, чтобы с его именем были связаны чудотворения.

Некоторые исследователи, размышляя над обстоятельствами смерти князей, пытались делать политические выводы или вывести на примере их смерти нравственное назидание. Политические – обязанность послушания старшему брату, нравственные, когда святость подвига обнаруживается в непротивлении злу, делая вывод, будто "подвиг непротивления есть национальный русский подвиг, подлинное религиозное открытие новокрещеного русского народа". Но ни то, ни другое, естественно, не соответствует действительности.

Исследователи отмечают отсутствие в страданиях и смерти князей исповедничества, смерти за веру Христову, отсутствие в обстоятельствах их смерти агиографических образцов. Греческие митрополиты, совершившие эту первую на Руси канонизацию, прекрасно понимали, что образ смерти князей не соответствует каноническим образцам, утвердившимся во Вселенской Церкви. Насильственную смерть князей невозможно рассматривать как форму христианского подвига, который в данном случае является всего лишь формой принятия смерти. На примере первых прославленных Русской Церковью святых мы определенно видим, что в их случае не действенно положение о благочестивой жизни, так как такие факты неизвестны, нет исповедания веры, и их смерть никоим образом нельзя назвать смертью за веру Христову, нет и народного почитания. В этой первой канонизации есть очевидное указание, что и последующие прославления святых в Русской Церкви не есть человеческое измышление, преследование через прославление политических или даже воспитательных целей, за некоторыми может быть единичными случаями, но некая объективная реальность, проявляющаяся через чудо; тем самым отметается какая бы то ни было возможность для человеческого произвола. Таким образом, первое и по существу главное основание канонизации святых в Русской Церкви – было чудо, т.е. прямое Божие вмешательство в процесс канонизации святого.

Первенствующее значение чуда для церковного прославления святого носило объективный характер. Хотя благочестивая жизнь подвижника и имеет значение при его прославлении, однако, в оценке жизни подвижника всегда присутствует элемент субъективности так же, как и в оценке его духовных качеств и добродетелей, поэтому требовались независимые, объективные факты, каковыми были чудотворения, удостоверенные свидетелями и подтвержденные церковным расследованием. Внутренней духовной жизни подвижника, по определению, не может знать никто из людей кроме самого человека и Бога, и тем более ее никто не может проследить в течение всей жизни подвижника и до последней минуты.

В соответствии с существовавшими в Русской Православной Церкви в течение тысячи лет критериями, Священный Собор Православной Российской Церкви 3 сентября 1918 г. принял соответствующее определение, зафиксировав это положение и поставив предел в возможности по-иному решать этот вопрос. "Для причтения угодника Божия к лику местночтимых святых, – определила Высшая Церковная власть, – необходимо, чтобы богоугодная жизнь праведника была засвидетельствована даром чудотворения по кончине его и народным почитанием его". Таким образом, богоугодная жизнь подвижника свидетельствуется не только и даже не столько современниками подвижника, сколько посмертными чудотворениями, которые и являются свидетельством праведности его жизни. Сам по себе духовный подвиг и прижизненные чудеса, совершавшиеся по молитвам подвижника, не являются достаточными для его канонизации.

Эти выводы Русской Церкви полностью согласуются с суждением святых отцов, когда они говорят, что высокая духовная жизнь и прижизненные чудеса не могут быть окончательным свидетельством святости подвижника.

"Видел я людей, имевших все дарования и соделавшихся причастниками Духа, и, не достигнув совершенной любви, они падали, – говорит преподобный Макарий Египетский. – Некто, человек благородный, отрекшись от мира, продал имение свое, дал свободу рабам; и как благоразумный и смысленный прославился уже честною жизнью, и между тем, предавшись самомнению и надменности, впал, наконец, в распутство и в тысячи зол. <...> Другой, во время гонения, предал тело свое и, быв исповедником, впоследствии, по наступлении мира, освобожден и был в уважении: у него повреждены были вежди от того, что его томили в сильном дыму. И он прославляемый <...> пришел в такое состояние, как будто бы никогда не слышал он Божия слова. Другой предал на мучение тело свое во время гонения, был повешен и строган, потом ввергнут в темницу. Ему по вере прислуживала одна инокиня, и, сблизившись с нею, пока был в темнице, впал он в блуд. <...> Другой некто благоразумный подвижник, живя со мною в одном доме и молясь вместе со мною, так богат был благодатью, что, молясь подле меня, приходил в умиление, потому что кипела в нем благодать. Ему дано было дарование исцелений; и не только изгонял бесов, но и связанных по рукам и ногам, имевших жестокие болезни, исцелял возложением рук. Потом, вознерадев, прославляемый миром, и услаждаясь сам собою, возгордился он и впал в самую глубину греха. Смотри же и имеющий дар исцеления пал".

Насколько факты чудотворений являлись первоосновными для канонизации в Русской Церкви сравнительно даже со свидетельствами о праведности жизни подвижника и нетленности останков, свидетельствуют множество примеров. 27 августа 1479 г. во время перенесения останков в новопостроенный Успенский собор было обнаружено тело митрополита Филиппа I, почти не подвергшееся тлению. Оно было выставлено открыто и в ожидании чудес в течение 12 дней не было погребаемо. Однако, чудотворений не последовало, и, несмотря на нетление, оно было погребено, и вопрос о канонизации митрополита был закрыт, так как "чудеса были необходимым условием для прославления святого".

В связи с таким значением чудес, без наличия которых невозможно было прославление, обязательным условием предполагавшейся канонизации было исследование случаев исцелений, для удостоверения их подлинности, а также то, что они не должны быть единичными.

Преподобный Иосиф Волоцкий, скончавшийся в 1515 г., об известности которого и роли в Русской Церкви говорить не приходится, был прославлен как местночтимый святой в 1578 г. по факту чудотворений. Вторично это местное прославление было подтверждено в 1589 г., когда предполагалось причислить его к лику общецерковных святых. Однако, чудеса были сочтены недостаточными по числу, чтобы канонизовать его для общецерковного почитания, так как это выдвигалось главным условием для такого прославления. Как общецерковный святой он был прославлен в 1591 г.

Порядок прославления святых нашел свое отражение в документах при канонизации преподобного Германа Соловецкого. Как обязательное условие канонизации было проведение церковного следствия для проверки чудес на месте. Отвечая согласием на просьбу братии праздновать в монастыре память преподобного Германа архиепископ Холмогорский Афанасий пишет братии, что "этого нельзя сделать без воли великих государей с патриархом и без свидетельства, “не яко уничижая его (Германа) преподобство, но храня целость святые Церкви догматов, яко издревле во святей православной вере нашей обыкоша о святых Божиих угодниках предлагатися прежде о житии и чудесех их свидетельства достоверные, по свидетельству же со благоволения общего православных монархов и архипастырского составляются им службы и каноны и тако устрояются праздновати, без свидетельства же и без благословения государского и святейшего патриарха никакоже сие состоятися и прочно быть не может”".

После известий о начавших совершаться чудесах в храме, где был погребен под спудом святитель Димитрий, митрополит Ростовский, скончавшийся в 1709 г., спустя почти 50 лет, в 1757 г. в Ростов была направлена Святейшим Синодом комиссия, которая провела тщательное расследование относительно совершившихся на могиле чудес. Были опрошены сами исцеленные, кто от какой болезни был исцелен, сколько времени болел, и насколько болезнь была тяжелой. И только после того, как такие свидетельства были собраны в достаточном количестве и засвидетельствовано, что слепые видят, болевшие тяжелыми и неисцелимыми болезнями исцелились, состоялась канонизация святителя.

При канонизации Иннокентия, епископа Иркутского, скончавшегося в 1731 г. и канонизованного в 1804 г., было зафиксировано 85 случаев чудесных исцелений.

При канонизациях самым тщательным образом собирались свидетельства о чудотворениях и исследовалось, насколько они достоверны, для чего создавались специальные комиссии. Например, при исследованиях, предварявших канонизацию святителя Питирима Тамбовского (1913 г.), была создана в соответствии с указом Святейшего Синода комиссия, которая должна была произвести "тщательное исследование случаев чудотворений, совершившихся по молитвенному пред Богом предстательству святителя Питирима"; перед ней стояла задача опросить и собрать письменные показания как лиц, получивших исцеления, так и лиц, бывших очевидцами этих исцелений. Всего было произведено исследование 56 случаев исцелений, из них, однако, только 34 оказались "подкреплены на следствии вполне убедительными доказательствами".

В начале ХХ столетия при подготовке к канонизации и исследованиях случаев исцелений принимали участие врачи. Удостоверение чудес, совершившихся по молитвам к Патриарху Ермогену (1913 г.), происходило по показаниям свидетелей и заявлениям врачей.

При причислении к лику святых на Священном Соборе Православной Российской Церкви в 1918 г. святителя Софрония Иркутского в таком обследовании и экспертизе также принимали участие врачи. Причем, особое внимание было уделено случаям неисцелимых заболеваний, когда "и диагноз и тяжесть их удостоверены врачами, а выздоровление – вопреки полученным предположениям – следовало непосредственно за молитвенным обращением к святителю".

Особым значением для исследования критериев канонизации в Русской Церкви является исследование по существу частного вопроса – какими были основания канонизации в Русской Церкви для мучеников. Следует заметить, что в истории Русской Церкви не было периода гонений на Церковь и жесткого противостояния государства Церкви, как это мы видим в Древней Церкви в Римской империи и как это было впоследствии в советский период, когда в связи с гонениями от государства появился феномен мученичества, и для многих людей возникла необходимость отстаивать свои религиозные воззрения, свою веру, свое право жить в соответствии с убеждениями – вплоть до тюремного заключения и мученичества. За весь предшествующий исторический период, вплоть до 1917 г., в Русской Церкви было прославлено чуть более 20 святых, претерпевших мученическую кончину. Половина из них пострадали еще в домонгольский период; условием канонизации их были совершавшиеся по их молитвам чудотворения.

Таким образом, учитывая, что канонизация мучеников в Древней Русской Церкви совершалась не по факту их мученического подвига и исповедания веры, а по имеющимся чудотворениям, опыт канонизации в Русской Церкви мучеников мало что может дать при канонизации новомучеников ХХ столетия. Значительно больше может дать опыт канонизации в Древней Церкви в Римской империи. Однако и здесь есть существенная разница. В Древней Церкви сам факт исповедания христианской веры расценивался, как государственное преступление, и мог привести исповедника к мученической кончине, тогда как в ХХ столетии вопрос об исповедании веры, если и задавался, то чаще всего устно, и не заносился в письменный протокол. Анализ подвига древних мучеников может дать только основные черты, касающиеся критериев мученичества и церковных подходов, существовавших в то время относительно прославления мучеников. Советский Союз не имел никакого сходства с Римской империей, так же, как и обстоятельства жизни в них христиан, в одном случае – приходящих ко Христу из язычества, в другом случае – бывших христианами по рождению. Поэтому основная нагрузка при изучении подвига новомучеников падает в этом случае на детальное изучение социальной, политической, идеологической составляющих, в совокупности и являвшимися теми обстоятельствами, в которых совершали свой подвиг новомученики, что потребовало новых методологических подходов.

Игумен Дамаскин (Орловский)

Полный текст доклада см. во вложении

Опубликовано в Публикации

5 декабря 2013 в Пантелеимоновском храме Кисловодска состоялось заседание епархиальной комиссии по канонизации святых. Были подведены итоги работы комиссии в 2013 и намечен план работы на 2014.

В 2013 особое внимание комиссия уделила сбору материалов об иеросхимонахе Стефане (Игнатенко).

В результате взаимодействия с Архивом МВД Грузии были найдены архивные документы на 35 монахов, арестованных в Сухуме в 1930, в том числе, и на иеросхимонаха Стефана (Игнатенко) и насельника Бештаугорского монастыря монаха Димитрия (Фетисова).

Комиссией ведется обработка полученных документов.

Опубликовано в Новости