Местные казаки провели очередной круг в поселке Горячеводском — на первый взгляд, ничем не примечательное событие. На нем, кроме текущих дел, членам казачьей общины пришлось решать, как реагировать на распространение язычества в своей среде. Долгое время проблема ползучей смены верований внутри общины никем не замечалась и не обсуждалась, ведь религиозные убеждения в светском государстве — личное дело каждого.

Но время показало, что казаки изначально не до конца понимали суть явления, с которым они столкнулись, а когда поняли, то пришлось прибегать уже к радикальным мерам. По итогам круга все нераскаявшиеся язычники были исключены из общины. События в поселке Горячеводском могут стать отправной точкой в назревшем вопросе дехристианизации казачества и послужить примером для других общин, где существуют схожие проблемы.

Что такое неоязычество?

В своем труде "Сектоведение" доктор философии Фордхемского университета Александр Дворкин посвятил неоязычеству отдельный параграф, классифицировав его как одно из проявлений движения "Нью эйдж". Кроме краткого освещения основной идеологической парадигмы язычников, автор отмечает, что "в сегодняшней России, как грибы, плодятся неоязыческие нативистские (от англ. слова native — прим. ред.) секты", и добавляет: "Несмотря на сравнительную малочисленность каждой нативистской секты, все вместе они представляют заметное явление постсоветской российской религиозной жизни".

Сама книга "Сектоведение" настолько авторитетна, что не только цитируется в различных научных трудах, но и является главным источником информации по теме сектантства для российской прокуратуры.

В России "родноверие" многие поначалу воспринимали как невинную забаву. Благодаря такому подходу, за время двадцатипятилетнего поиска новых духовных ориентиров скелет неоязыческого движения успел не только сформироваться, но и обрасти мясом. Чего только стоит признание председателя Объединения спортивных болельщиков Всеволода Алексеева, что "среди фанатских объединений, число этих людей (язычников – прим. ред.) составляет как минимум треть". Едва ли не наиболее широкое распространение нативистские культы, как ни странно, получили среди славянского населения Северного Кавказа — и особенно Ставрополья. Способствовала этому активная деятельность авторов, убеждающая адептов, что именно здесь, на Кавказе, существовало первое русское государство – Русколань.

Со временем нативистские секты привлекали в свои ряды все больше сторонников, в том числе из среды казаков. Таким образом, язычество стало не только религиозным, но и довольно влиятельным общественно-политическим движением на Ставрополье.

Современное неоязычество имеет массу названий и ликов. Его адепты могут называть себя и православными, и родноверами, и староверами — кем угодно. В идеологическом плане это движение – симбиоз националистических идей, музыкальных пристрастий, мистических практик, спортивных секций и альтернативной трактовки исторических событий. Возвращаясь к "Сектоведению" Дворковича, нужно отметить, что становление российского неоязыческого движения "в силу отечественной специфики приобретает особо резкую антихристианскую направленность".

Реакция Церкви

Русская православная церковь неоднократно обозначала свою позицию по данному вопросу. В декабре 1994 года вышло Определение Архиерейского Собора РПЦ "О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме". В ноябре 2014 года патриарх Кирилл назвал "попытки конструировать псевдорусское неоязыческое верование" опасным явлением, а протоиерей Всеволод Чаплин и вовсе предложил вместе с ваххабизмом и нацизмом "на уровне права" запретить "агрессивное неоязычество".

Поскольку данная тема особенно актуальна для Северного Кавказа, сначала митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл на конференции, посвященной духовно-нравственному стержню казачества, признал наличие на территории Ставропольского края казаков-язычников. А позже и епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт на другой подобной конференции отметил: "Отсутствие правдивой информации о казачьей культуре и истории позволяет нечистым на руку политтехнологам конструировать такое нелепое явление, как казаки-язычники".

От национализма к лицемерию

К сожалению, неоязычество уже успело пустить корни во многих казачьих общинах Ставрополья и приграничных регионах нашей страны, а кое-где и занять доминирующее положение. Некоторыми из нативистских сект даже заинтересовалась прокуратура. Под судом за возобновление деятельности трех ранее ликвидированных экстремистских религиозных организаций оказался лидер "неоязычников-ингиллинов" Александр Хиневич, живущий в Омске. Стоит отметить, что в секту "ингиллинов" входит и кавминводская организация "Дети Перуна".

На примере Горячеводской общины (ГКО) можно проследить, как язычество появляется, распространяется и пускает глубокие корни в казачьей среде. Сначала человеку внушают, что он особенный по праву рождения — благо соответствующей литературы, разжигающей национальное и расовое чванство, сегодня в избытке. Затем неофита зовут поучаствовать в языческих обрядах, напоминающих смесь турпохода и искаженной христианской службы. Последнее неудивительно: многие волхвы – это бывшие священники РПЦ, выведенные за штат за серьезные провинности и запрещенные в служении. После чего включается жесткая антихиристианская пропаганда, предложение снять нательный крест, обряды "раскрещивания", и т.д.

В конечном счете, будучи крепко завязанным в какой-нибудь неоязыческой секте и наблюдая несоответствие своих религиозных воззрений общепринятой морали казачьего общества, новообращенный адепт начинает скрывать свои истинные взгляды и лицемерить. Например, неоязычник может креститься на общей молитве с христианами, просить благословение у священника перед речью на круге, а иногда даже ходить в церковь, исповедоваться и причащаться. Несмотря на это, при каждом удобном случае он будет проповедовать казакам неоязычество, ругая христианство, понося священство и смеясь над церковью.

Круг в Горячеводске

Именно такая история произошла в Горячеводской казачьей общине (ГКО). Многие неоязычники не проявляли себя открыто, вербуя новых адептов в личных беседах и соцсетях. Более того, когда вопрос встал ребром, подавляющее большинство либо не явились на круг, либо не признали своей связи с нативистскими сектами.

Правлению пришлось предъявлять доказательства. Общине были продемонстрированы видео- и фотоматериалы из открытых источников, где каждый мог узнать своих братьев-казаков за совершением языческих обрядов, не укладывающихся не только в рамки христианской морали, но и в элементарные нормы светского приличия.

Несмотря на скрытность, при возникновении угрозы исключения из общины неоязычники решили привлечь на помощь соратников во главе с координатором движения "Соборная Украина" Дмитрием Черновым.

К слову, эта организация выступает "за соборность юга России с Украиной". Кроме того, пожалуй, впервые за историю "возрождения" обычное казачье право столкнулось с юридическим. Неоязычники решили привести на круг гражданского адвоката и вдобавок старались давить на атамана Валерия Поматова, угрожая: "Если что, натравим блогеров".

Все эти действия возымели обратный эффект, "защитников" в зал так и не пустили. Пресс-служба ГКО комментирует результаты разбирательства так: "Суд чести и совет стариков Горячеводской общины выносили на круг предложение приостановить членство казаков-язычников в общине на год. Однако в итоге круг 357 голосами против 43 высказался за полное исключение из общины казаков, ставших последователями и распространителями сектантского вероучения".

В заключение хотелось бы отметить, что многие ставропольские неоязычники активно поддержали Майдан, а затем и АТО Киева на Донбассе. Наиболее известный пример – 18-летняя Юлия Топола, воюющая в рядах добровольческого батальона "Айдар" из идеологических соображений. Потому казакам было стыдно, когда соратник общины, воюющий в рядах ополчения, столкнулся в России со стилизованными свастиками. Приехав на круг поблагодарить горячеводцев за гуманитарную помощь населению Донбасса, он увидел на машинах столь популярные на Ставрополье "коловороты" и спросил: "Неужели "Правый сектор" уже здесь?".

Николай Кучеров / http://kavpolit.com/

Опубликовано в Пресс-досье

О честности и беспристрастности напомнили акулам пера и объектива организаторы форума "Благословенный Кавказ", который прошел в Пятигорске в субботу 4 октября. Площадка для дискуссий была открыта Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви при участии аппарата полномочного представителя президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе и Пятигорской епархии. Тем для обсуждения набралось немало – от соотношения ислама и православия в телеэфире до правдивости в освещении украинских событий.

Объективность вне религии

Так получилось, что дата проведения медиафорума "Благословенный Кавказ" совпала с праздником Курбан-байрамом, поэтому на православном мероприятии в субботу неоднократно звучали поздравления в адрес мусульман и утверждения о том, что Бог един. В конце концов, независимо от вероисповедания журналисты должны быть объективны и честны, говорил председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда. "Главное: журналист не должен врать", – подчеркнул он на форуме.

"Объективность – это главный принцип, которого должны придерживаться журналисты в тот период, когда у нас стремительно развиваются средства массовой информации, и не каждый автор озадачивается проверкой информации, – отметил директор Центра современной кавказской политики Игорь Сопов, комментируя событие корреспонденту "Кавказской политики". – Редакторы и присутствующие журналисты согласились, что информация все-таки должна быть честной, правдивой и без налета субъективности. Многие СМИ пристрастно оценивают информационные потоки, которые идут с Северного Кавказа. Имидж региона накладывает отпечаток. Редакторы также высказывали опасения, что СМИ могут переводить обычные бытовые конфликты в религиозную или межнациональную плоскость, не разбираясь в фактах".

Тому же вопросу посвящена книга Патриарха Московского и всея Руси Кирилла "Свобода и ответственность", переведенная уже на 20 языков. Ее презентовали в рамках медиафорума общественности СКФО.

Как уравновесить православие и ислам?

Проблем с освещением религиозной жизни у редакторов СМИ субъектов СКФО почти не бывает. В эфире, на страницах газет и электронных изданий рассказывается обо всех главных мусульманских и православных праздниках, выходят статьи и передачи с участием духовных лиц и простых людей разных вероисповеданий. Лучшие материалы такого рода были представлены на телефестивале "Кавказ. Мир Православия", который прошел в рамках медиафорума.

Был там, например, сюжет о мусульманке, которая работает в православной трапезной для неимущих. Программу "Кавказская политика" чеченского государственного телевидения представлял выпуск под названием "Общее дело" — об исламском Дне памяти Кунта-хаджи и христианском Рождестве. "Эти два праздника отмечают в Грозном в начале января. Мы рассказали о том, как это происходит, противоречат ли христианство и ислам друг другу или, может быть, они дополняют друг друга в общем деле – государственного строительства, устройства нашего общего дома", – пояснил свою идею ведущий программы и заместитель председателя экспертного клуба "Грозный" Дмитрий Ефремов.

Он упомянул о сложностях в освещении религиозной тематики, на которые обратили внимание участники форума: "Руководитель телекомпании "Архыз-24" Анна Казакова подняла вопрос о паритете в освещении на телеканалах исламских и христианских событий. Должен ли этот паритет соблюдаться или нет в исламских республиках?".

На чеченском телевидении православная тематика, как заверил Дмитрий Ефремов, присутствует в той же мере, что и на федеральных каналах. "Освещаются все православные праздники, ведутся репортажи. Запущен проект телевизионной проповеди с отцом Григорием", – уточнил он.

"Важной темой медиафорума был подход к подаче материала. Невозможно показывать проповеди. По мнению Легойды, формат проповеди – это не телевизионный формат, и мы не должны к этому стремиться. А что показывать, как строить религиозные программы? Участники набросали наметки. В центре события, которое надо показывать, должен быть конкретный человек с его проблемами, и через эту призму нужно раскрывать религиозную тематику", – поделился профессиональными приемами Дмитрий Ефремов.

Поднималась, по его словам, и тема политического православия. На вопрос, может ли священник позиционировать себя как политик и работать в органах законодательной и исполнительной власти, Владимир Легойда ответил отрицательно. Практика внедрения церковнослужителей во властные структуры была негативно воспринята и изжила себя.

Миротворчество на Украине

Дискуссия на медиафоруме сосредоточилась вокруг религиозной тематики, но выходила за ее рамки настолько, насколько шире простираются задачи Русской Православной Церкви.

Обсуждалась, например, внешнеполитическая ситуация, которая, по словам Игоря Сопова, "складывается не очень благоприятно и в экономическом, и в идеологическом плане".

"Владимир Легойда, возглавляющий Синодальный информационный отдел, правильно сказал, что границы Церкви не заканчиваются территорией Российской Федерации. Это всемирная организация, и Церковь несет ответственность и за паству в других государствах, в частности на Украине. Там тоже есть прихожане Русской Православной Церкви, поэтому очень важно, чтобы в настоящее время средства массовой информации правильно и честно освещали ситуацию на Украине и вокруг нее", – подчеркнул эксперт.

Русская Православная Церковь в этом конфликте, как напомнил Легойда, не поддержала ни одну из сторон. "Церковь как естественный миротворец старается всем напомнить, что к миру надо готовиться всегда, даже когда есть конфликт", – подчеркнул представитель синодального комитета.

Мероприятие завершилось пресс-конференцией, на которой участникам фестиваля телевизионных фильмов и программ были вручены памятные дипломы. Медиафорум под эгидой Синодального комитета Русской Православной Церкви проводился впервые, и присутствующие выразили надежду, что он станет традиционным.

Источник: http://kavpolit.com/articles/blagoslovennyj_kavkaz_v_obektive_smi-10045/#

Автор: Светлана Болотникова

Опубликовано в Пресс-досье

Успенский Второафонский монастырь на горе Бештау в этом году отмечает 110-летие со дня основания, хотя после разрухи в 30-40 годы прошлого века он был возрожден лишь 15 лет назад. Современные монахи с миром общаются очень тесно, принимая туристов-паломников и организуя летний палаточный лагерь для детей. А приводит их в обитель, как ни удивительно это звучит в наши дни, любовь к Богу.

Три жизни монастыря

Успенский Второафонский мужской монастырь, возрожденный на Бештау после атеистических десятилетий советской власти, обрел в 90-х годах прошлого века уже не вторую, а третью жизнь. По преданиям, еще в X веке в окрестностях горы появилась обитель, основанная выходцами с греческого Афона. Владения Византийской империи простирались в те времена на Черноморское побережье Кавказа, а христианская Алания была ее союзником еще до Крещения Руси. В XIV веке христианство отступило под натиском войска Тамерлана, и монастырь прекратил существование. Его руины еще сохранялись в ХIХ веке, но исчезли к моменту строительства мужской обители Русской православной церкви в начале XX века.

"Священники-выходцы из Ставропольской губернии, которые удалились для молитвы на Афон, в частности игумен Герасим, прибыли сюда, чтобы получить благословение строить монастырь, – рассказывает тоном экскурсовода иеромонах Елевферий (Казаков). Ему часто приходится пересказывать эту историю паломникам, ведь многие отдыхающие на Кавказских Минеральных Водах считают своим долгом посетить это святое место. – Когда выбирали место под монастырь, обратились к праведному Иоанну Кронштадтскому. По преданию, ему показали фотографии горы Бештау. И вот это место – площадка летнего храма – было отмечено красным крестом".

Монастырь строили быстро, ведь ктитором – благоустроителем – стал великий князь Дмитрий Константинович Романов. В 1904 был освящен Успенский храм. Предположительно, он находился чуть ниже, чем сейчас ворота обители, но достоверно это неизвестно, так как к 90-м годам прошлого века от монастыря не осталось и камня на камне.

До революции в нем жили более 50-ти монахов. Они разводили скот и птицу, возделывали огород, принимали паломников, вели активную миссионерскую и просветительскую деятельность.

В годы гражданской войны монахи были изгнаны, некоторые убиты. В 1927 году монастырь закрылся. В его здании еще некоторое время летом отдыхали сотрудники НКВД. В тридцатые годы в нем разместили детей-беженцев из Испании.

В середине 90-х годов на месте разобранного до последнего кирпичика монастыря поставили поклонный крест и стали совершать молебны. Вскоре митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон, почивший в 2003 году, благословил возрождение обители.

Отцы-основатели

Первые труды по основанию духовной жизни здесь положил протоиерей Вадим Цаликов, скончавшийся два года назад. При нем на месте поклонного креста начали строить Георгиевский храм и поставили административный корпус. Он был сначала и местом трапезы, и жилищем для первых монахов. В 2000-ом году состоялся постриг протоиерея Леонида Хараима, впоследствии ставшего игуменом Силуаном, первым настоятелем возрожденной обители. Выпускник филологического факультета педагогического института в Ростове-на-Дону, он остался в нем преподавателем, поступил в аспирантуру, но был изгнан за то, что открыто посещал храм. Переехал в Новосибирск, был рукоположен в священный сан, служил в Новосибирской, Томской епархиях, преподавал в Томской духовной семинарии, в университетах. Очень любил книги, собирал библиотеку, которую оставил монастырю. Всего в ней насчитывается более 10 тысяч экземпляров разной литературы – и светской, и духовной. Она считается одной из самых уникальных библиотек в регионе Кавказских Минеральных Вод.

При отце Силуане, который ушел из жизни три года назад, был достроен храм великомученика Георгия Победоносца и братский корпус на 40 келий. Среди монахов был игумен Ефимий (Беломестный), в 1996 году служивший в храме Архистратига Божия Михаила в городе Грозном. Два месяца он провел заложником у боевиков, и был освобожден при помощи Руслана Аушева.

Сейчас в монастыре проживают 12 монашествующих во главе с настоятелем — архиепископом Пятигорским и Черкесским Феофилактом.

Благочинный с именем римского святого

У архиепископа немало забот по епархии, поэтому управлять монастырем ему помогает исполняющий обязанности наместника иеромонах Михаил (Гичко) и благочинный иеромонах Елевферий (Казаков).

"Обязанность благочинного следить за порядком в монастыре, за совершением богослужений, за пребыванием паломников, чтобы жизнь монастыря протекала по уставу и в нужном духовном русле", – рассказывает о своих обязанностях отец Елевферий. Сам он родом из города Смоленска, и в свои 30 лет уже успел окончить семинарию, затем Московскую духовную академию, послужить преподавателем церковно-исторических дисциплин и церковно-славянского языка, поработать помощником инспектора по воспитательной работе в родной семинарии. "В 2011 году владыка Феофилакт предложил воплотить мои мысли о постриге на Кавказе, в Пятигорске, где расположен древний Второафонский монастырь. По прибытии сюда в июле 2011 года, я принял монашеский постриг с наречением имени Елевферий в честь священномученика Елевферия, епископа Римского. Я был потрясен Кавказом. Я благодарен и Богу, и владыке Феофилакту, что тружусь уже более трех лет в этом замечательном монастыре. У нас, у монашествующих, говорят так: куда тебя поставили, там и нужно трудиться. Скажут в другое место перебраться, соберу небольшой чемодан и в путь-дорогу. Но, надеюсь, что буду полезен здесь".

Удивительно, конечно, было встретить в обители пышущего здоровьем молодого человека, но мысль о том, что в обитель должны уходить лишь уставшие от жизни престарелые люди, отец Елевферий категорически отверг. Ссылаясь на своих учителей, он заверил, что гораздо ценнее принести свою жизнь на алтарь в юности и послужить Богу, пока ты полон сил и желания что-то делать.

Из атеистической семьи – в монахи

Путь к Богу отца Лазаря (Громакова) был более тернист. Он вырос в атеистической семье. Среди друзей также не было верующих. Тем не менее в 17 лет молодой человек дал обет уйти в монастырь. "Я читал Новый завет, житие преподобного Серафима Саровского, и решил последовать его примеру, – вспоминает монах. – Когда я хотел креститься, меня трижды бабушки выгоняли из храма. Сейчас я уже понимаю, что приходил в неудобные моменты. Один раз шла литургия, другой раз проходил священник с кадилом, и меня случайно вытолкнули из храма. Но я был настойчив".

В жизни у отца Лазаря все хорошо складывалось. Было образование, квартира, достаток и работа. Но чего-то не хватало.

"До 30 лет я тянул, маялся, а потом решил, что пора идти в монастырь. Подумал, если я сейчас не уйду – то никогда не уйду. Из-за того, что я дал обет, я не рассматривал варианты женитьбы или чего-то такого. Честно говоря, меня в монастырь привела любовь к Богу, хотя сейчас это выражение затаскано, – признается отец Лазарь. – Конечно, страшно было. Здесь оказалось немного иначе, чем я ожидал. Святые отцы пишут, что если бы все знали, как плохо в монастырях, никто бы в монастырь не пошел, но с другой стороны, если бы знали, как хорошо – то все ушли бы в монастыри. Здесь все более чувствительно, чем в миру. В миру боль и обида легче воспринимаются. Здесь тяжело психологически. Нас немного, и мы постоянно друг с другом нос к носу".

На вопрос, не хотелось бы иноку вернуться к светской жизни, он качает головой: "В мир вернуться – это не для меня. На время я ушел из монастыря, когда у меня была сильная язва. Три года жил в миру, работал учителем воскресной школы при храме, но, как видите, вернулся. Хотя казалось бы – там тоже служба, хотя и не каждый день, как здесь. Там не хватало сосредоточенности. Мир расслабляет. Тебя начинают дергать во все стороны, постоянно чем-то занята голова, и о душе подумать практически некогда. А здесь ты цельный человек".

Отец Лазарь – старший экскурсовод и библиотекарь в монастыре. Кроме того, он поет на клиросе и плетет крестики. "У меня было такое хобби, а сейчас оно превратилось в работу, – поясняет он. – И по мелочам помогаю, несу послушание".

Трудники и паломники

В трапезной чаем с булочками встречает паломников молодой человек в белой поварской рубахе. Он не монах, а лишь "трудник", который временно проживает в монастыре, неся наложенное на него духовником послушание: помогает на стройке, работает на кухне. Таким образом он хочет заслужить прощение близких людей, перед которыми согрешил, и очистить свою душу от скверны. Навсегда оставаться в монастыре он не собирается – хочет вернуться к жене и ребенку.

Он потчует, в числе прочих, мужчину лет 50-ти болезненного вида. Это паломник из Ставрополя, впервые прибывший в этот монастырь. "Я попросил у благочинного разрешения переночевать здесь, чтобы завтра на литургии присутствовать, – рассказывает монастырский гость. Таких как он паломников мужского пола размещают в кельях братского корпуса за неимением гостиничного здания. – Я светский человек, но некоторые вещи трансцедентального мира я видел. Душа у меня отделялась во время клинической смерти. Об этом хорошо пишет архиепископ Лука Крымский в своем труде "Дух, душа и тело".

Оказывается, он уже не первый раз тратит свой отпуск на посещение монастырей. Когда-то, в далеком 1999 году в Троице-Сергиевой Лавре монахи предсказали его жизненный путь. "Потом я охладел к вере, шел путем неправедным, за что и поплатился своим здоровьем, – рассказывает паломник. – Говорят, Бог кого любит – того и наказывает, вразумляет через тяжелые болезни, страдания, мучения. Но тело живет, значит, это для чего-то нужно. Во мне идет духовная борьба. Ищу ответы на многие вопросы, исповедуюсь, причащаюсь раз в две недели. Хочу понять, как бороться с помыслами. Об этом пишет Игнатий Брянчанинов. Я нашел в его трудах фразу, что путь неправды – это беседа с помыслами и мечтания о себе. Сейчас хочу у монашествующих исповедаться и получить ответ или хотя бы направление в отношении вопроса, который меня мучает постоянно".

В монахи ставропольский гость не стремится – у него больной позвоночник, а в монастыре надобно физически работать.

Уйти от мира ради мира

С одной стороны, все, кто решил посвятить судьбу Богу, отрекаются от мирских радостей. С другой стороны, бытие в современном монастыре при наличии интернета и других коммуникаций тесно связано со светской жизнью.

В день мужская обитель на Бештау принимает более 100 паломников из санаториев Кавказских Минеральных Вод. Для них проводят экскурсии, а тех, кто предупредил о своем приезде заранее, еще кормят в трапезной. Здесь работает своя пекарня, которая печет хлеб и булочки. Паломникам предлагают свечи и мыло собственного монастырского изготовления. Люди ценят то, что сделано руками монахов.

Ежегодно в июле-августе монастырь организует еще и подростковый палаточный лагерь – форум "Зеленый Афон", который вот уже 10 лет проходит на территории монастыря. С прошлого года количество его участников возросло от 40 человек до 250-ти.

Это дети от 7 до 13 лет из православных приходов Пятигорской епархии, включающей в себя три района Ставрополья, Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию. Вожатые и воспитатели приезжают вместе с ребятами, а вот питание и прочие нужды детям обеспечивает монастырь, в свою очередь живущий на пожертвования паломников и благодетелей. На их средства, в частности, у ворот сейчас строится Успенский собор. Пока что под него забили железобетонные сваи, но уже в этом году планируется построить цокольный этаж.

"Конечно, раньше жизнь в монастырях была более закрытой. Но мне кажется, что какая-то часть людей должна выделяться, чтобы молиться Богу, – подчеркивает отец Елевферий. – Так было издревле, еще во времена Ветхого завета, и перешло во времена Нового Завета с пришествием в мир Спасителя. Это уникально, что в нашей суетной жизни мы можем находить такие очаги монашества, очаги оплота молитвы и надежды. В Евангелии сказано: "Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям” (Матф.5:13). А соль, как известно, хранит от всего того, что делает пищу непригодной к употреблению".

Источник: http://kavpolit.com/articles/sol_zemli_na_beshtau-6529/

Автор: Светлана Болотникова

Опубликовано в Пресс-досье

К сожалению, история из науки все чаще становится инструментом в руках разного рода идеологов. Правда людей интересует все меньше. Неудобные факты часто отметаются, а на основе догадок и непроверенных данных выстраиваются целые теории. Прошлое проецируется на настоящее и применяется как оружие в информационной борьбе. Современные реалии требуют исторического объяснения и находят его в умах пропагандистов.

История на службе

Не обошли стороной "исторические трактовки" и религиозный вопрос. В борьбе за умы и души в ход идут разные средства. 12 января в Нальчике закончил работу "объединительный Совет Атаманов всех терских казаков по Тереку и Сунже". В нем участвовало 59 атаманов из Осетии, Кабардино-Балкарии, Чечни, Дагестана, Кавминвод. Среди прочих вопросов казаки рассматривали и духовные. В информационном сообщении говорится:

"Старообрядцы гребенских казаков выразили свою позицию по духовным вопросам и заявили, что на Гребне церквей не было. Мы казаки-беспоповцы давали присягу светским властям… Старый гребенской казак заявил, что отталкивать от себя молодых казаков, исповедующих дохристианские культы, недальновидно для дела Терека, пагубно для дела казачества".

Очевидно, "старый гребенской казак" некорректно трактует значения слов "старообрядцы", "беспоповцы", "гребенцы", вплетая в этот ряд неведомую религиозную окраску. Цель понятна – подвести историческую основу под неоязычество, приравняв старообрядчество к "дохристианским культам". Поскольку творения Асова и славянское государство "Русколань" со столицей в Приэльбрусье, якобы существовавшее 16 веков назад, все больше вызывают смех не только у профессиональных историков, но и у обывателей, неоязычники решили искать более прочное основание. А если оно отсутствует, позаимствовать у других. Межу тем изучение корней, быта и духовной жизни гребенцов представляет сегодня живой интерес как для самих казаков, так и для сторонних исследователей.

Кто такие гребенцы?

Гребенцами называют казаков, издревле проживающих в долинах рек Терек и Сунжа. Точное время их появления неизвестно, как и то, из какого народа они происходили. Об истоках казаков существует множество версий: хазарская, донская, северорусская, чекресская, и прочие.

"Описание гребенских казаков XVIII века говорит: "С котораго времени и при котором государе, или по каким-либо обстоятельствам во оном месте поселились, того при Кизляре и у них в войске никакого писменаго известия не имеетца".

По рассказам старожилов, жили они в горах на правом берегу Терека, "в урочащах голаго гребня, в ущелье Павлавом, при гребне и ущелье ж Кашланавском и при Пименавском дубе, которой и доныне ниже Балсур или Ортан-реки, при Терке-реке ж, по коим местам гребенскими казаками и праименавались".

Ингушский историк Акиев, опираясь на документальные источники, локализирует место жительства казаков на восточной оконечности Терского хребта, то есть на Брагунском хребте Терско-Сунженской излучины.

Чеченский писатель Герман Садулаев в свою очередь считает, что славянское население проживало вместе с протовайнахскими обществами еще во времена Хазарского каганата. "Скорее всего, терские казаки – один из автохтонных Кавказских этносов, сформировавшийся примерно в те же века, что и остальные – такие как чеченцы и ингуши, на своих исконных территориях, то есть в современной Чечне" – размышляет Садулаев. Когда российская дипломатия пришла на Кавказ, она "заметила" гребенцов, что и стало временем их появления для Российского государства. В XVI-XVII веках геребенцы под демографическим и военным давлением горцев уходят из долин Сунжи, Аруна и Басса и переселяются на левый берег Терека. Там они находились вплоть до конца XX века. С соседним горским населением, исповедовавшим ислам, у гребенцов шли постоянные контакты, которые не ограничивались вооруженными стычками. Так, казаки, принявшие ислам, органически вливались в чеченский народ, и даже составили тейп "гуной".

Самыми распространенными занятиями гребенских казаков были рыболовство, виноградарство, специфическая агрокультура, военные вылазки, пиратство. Переселенцев с Дона они в шутку называли "чигами", но относились к ним гораздо лучше, чем ко всем остальным. Известен и до сих пор встречается яркий типаж их внешности. Гребенские казаки, как правило, полные, высокие, зачастую светлые. С широким лицом, крупными его чертами и подчеркнутым массивным подбородком. Сохранились в гребенских семьях и разные устные предания, например, о том, как местные казаки "ходили Трою воевать, когда еще старик (Эльбрус) был с одной шапкой" (Казарла №2 (15) Апрель 2012 г.).

Попав в одну из гребенских станиц, Лев Толстой описывает быт и нравы местного населения. Говоря об отношениях с соседними народами, он подчеркивает: "Казак, по влечению, менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата".

В этой фразе интересны два момента. Первое – "влечение". Это то, что позже Гумилев назовет комплиментарностью, подсознательной симпатией, ментальной близостью и делением на "своих" и "чужих". То, что выразит в XXI веке чеченский поет Умар Ярчиев в своих строках "…только грустно жить на свете без соседа казака…" И второе, – нравственные установки. Приемлемые и не приемлемые события на примере убийства члена семьи и курения в дому, что, безусловно, вытекает из религиозного сознания гребенцов.

Религиозная жизнь

Гребенцы были христианами. Об этом есть множество документальных и устных свидетельств. Причем многие из гребенских казаков, даже в наше время, продолжают быть старообрядцами. Некоторые исследователи считают, что христианство гребенцы приняли с некоторыми другими жителями Хазарии, что отражено в житии Кирилла и Мефодия, учителей словенских. Другие – что дораскольный обряд они принесли из древней Руси. Так или иначе, реформы патриарха Никона и религиозный раскол в Православной Церкви обошел жителей Северного Кавказа стороной. Когда церковные власти требовали от гребенских казаков следовать в русле официальной церкви и изменить порядок богослужения на послереформенный, казаки неизменно отвечали: "как отцы наши и деды жили в православной вере, так и мы в том же стоим, не прибавливаем и не убавливаем".

В отличие от других старообрядцев, светские власти относились к гребенцам очень лояльно, и тому были веские причины. В численном выражении их было не много, жили они в военной обстановке, и были верными союзниками Российских монархов в неспокойном регионе. Восстания под религиозными знаменами (например, Булавинское или волнения старообрядцев в соседней Астрахани) они не поддерживали. К тому же, был риск, что в случае религиозного давления они уйдут "за Кубань", где под властью Крымского хана уже жили "старые кубанские казаки", а позже и некрасовцы.

Кроме общего для всех старообрядцев двоеперстия, сугубой аллилуйи, хождения крестным ходом "по солнцу", неприятие табака, религиозная жизнь гребенцов имела свои особенности. Так, пребывая в удаленности от основных религиозных центров, казаки были "стихийными беспоповцами" и выбирали уставщиков из своей среды. Отсутствие священников и таинств повлекло за собой возникновение такого способа самопокаяния как "обет". По обету ходили на поклонение дальней святыне, купались на Крещение, и прочее. Тревожная обстановка и не прекращающиеся военные действия сделали привычной смерть, которую не боялись и принимали с готовностью. Особо чтили казаки свои бороды, и никогда их не брили. В бою гребенцы брали в рот кончики своих бород и закусывали их зумаби. Считалось, что так они принимают Причастие, и смерть для них становится "чашей сладкого вина красного". Примечательна в этом отношении история о казаке Хвацком, отличившемся при штурме Ахульго в 1839 году.

Во время его дежурства из лагеря Шамиля прилетела граната и упала около палатки командующего войсками генерала Граббе. Когда командование в страхе выпрыгнуло из палатки, казак Хвацкий спокойно подошел и толкнул прикладом гранату в обрыв, где она и взорвалась.

Начальство пожелало представить Хвацкого Его Величеству, но тут вышло затруднение: казак Хвацкий не захотел брить бороду. Долго начальство старалось его уговорить, но все было тщетно; он уверял, что если его начнут брить, то он этой же бритвой перережет себе горло, говоря при этом, что борода никогда не мешала ему исполнять свой долг, как следует, Царю Батюшке. Об упорстве казака Хвацкого доложили Государю и Его Величество был столь милостив, что пожелал видеть Хвацкого с бородою. Когда он предстал пред царские очи, государь, со свойственной ему серьезностью, спросил его: "Отчего ты не хочешь брить бороду?" Хвацкий успел только проговорить: "Простите, Ваше Императорское Величество!" Тогда Государь милостиво сказал ему: "Спасибо за службу, я тебя велел зачислить в мой конвой", – и тут же самолично возложил на него георгиевский крест".

С появлением у старообрядцев своей иерархии, религиозная жизнь несколько изменилась. Гребенцы приняли священство "белокриницкой" (австийской) церкви, и к концу XIX века к данному старообрядческому толку принадлежали почти все коренные старожилы. Переход в официальную Православную Церковь при этом осуждался, казаки говорили "отступнику спасения нет". Тем не менее удельный вес старообрядцев постепенно сокращался благодаря переселенческой политике властей и непрекращающимся военным действиям. Крупнейшим центром старообрядчества на Тереке продолжительное время оставалась ст. Червленная, казаки которой долго не допускали поселения в станице православных.

Сегодня в таких старейших гребенских станицах, как Старощедринская, Курдюковская, Червленая, Каргалинская и других, казаков почти не осталось. Съемочная группа Первого канала, побывав в Старогладковской, где три года прожил Лев Толстой, насчитала 26 станичников-потомков тех самых гребенских казаков, описанных знаменитым писателем в романе "Казаки". Пока они живы, накатывающиеся волны трактовок о религиозной жизни гребенцов и присваивание их имени и впредь будут разбиваться о камень живой памяти. "Этнографический реликт" еще существует, и гребенцы все еще хранят память о предках и вере, которую те исповедовали.

Николай Кучеров

Источник: http://kavpolit.com/articles/vo_chto_verili_grebentsy-379/

Опубликовано в Пресс-досье

Епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт рассказал КАВПОЛИТУ, когда на Кавказе появилось христианство, чем чревата ксенофобия, что будет с "Зеленчукскими храмами" в Нижнем Архызе и нужно ли христианам праздновать новый год.

- Вы родились в городе Грозном ЧИАССР и сейчас занимаете Пятигорскую и Черкесскую епископскую кафедру, охватывающую часть территории Ставропольского края, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Какие ассоциации у вас связаны со словом "Кавказ"?

- Кавказ, это родина моих предков и моя родина. Кавказ — это древняя христианская земля, крещенная задолго до Руси. Это благословенная земля, где Бог дал нам все необходимое для жизни с избытком.

К сожалению, современная жизнь Кавказа дает поводы не только для радости.

Самая большая проблема — это появление ксенофобии. Если сказать проще, в нашем доме появилась болезнь, которой не было раньше, когда люди вдруг начинают считать, если они принадлежат к определенному этносу и религии, рядом с ними не могу жить люди другой национальности, другой веры.

Люди, которые больны этой болезнью, видят Кавказ, как чистое поле, на котором они строят дом для себя.

Но это неправда. Кавказский дом строился тысячелетиями, и всегда в нем жили разные этносы, исповедовали разные веры, что не мешало никому.

В фундаменте этого дома — кости наших предков. И те, кто хочет вынуть эти кости из фундамента, переписать историю, они не строят, а разрушают. И если дать им волю, то на Кавказе никто не сможет жить спокойно, потому что каждый человек наделен свободной волей и разумом. И всегда будут те, кто думают иначе, делают иначе.

Эта нетерпимость не сама по себе является, есть те, кто заинтересован в войне всех против всех. Источник всякой неправды и разделения — сатана. Он поселяется не в каждом сердце, а только в сердцах алчных, жаждущих власти, лишенных человеколюбия и сострадания.

Находит он место и в сердцах людей разочарованных. Они хотели правды и справедливости, — жажда правды естественна для человека — не нашли ее, и решили, что весь окружающий мир плох и заслуживает уничтожения.

- За время своего архиерейства вы были архиереем на Урале и в Центральной России. Нынешнее служение по сравнению с остальными имеет какие-то особенности?

- Архиерейское служение всегда и везде одно. Отличие от Урала и Смоленщины только одно — на Кавказе я дома. Я знаю многих людей, меня знают, и это создает доверительные отношения, в том числе с людьми, принадлежащими к другим традициям. А доверие общественности очень важно.

- В одном из своих интервью вы сказали, что "здесь храмы стоят с VIII века", имея в виду Северный Кавказ. Расскажите, когда и откуда пришло христианство на эти земли?

- Впервые христианство было проповедано на Кавказе в век апостольский. В Первом тысячелетии эту проповедь продолжили и распространили византийские и грузинские миссионеры. После Тамерланова нашествия церковная жизнь на нашей земле пришла в упадок, многие храмы и священники были уничтожены, не стало епископов, была утеряна письменность.

Начиная с XVII столетия, братскую заботу о христианах Кавказа берет на себя Россия.

- Среди каких современных кавказских народов было распространено христианство?

- Христианизация в той или иной степени коснулась всех народов Кавказа. Об этом свидетельствуют и материальные памятники от Каспия до Черного моря. Вам, наверное, известен тот факт, что старейшая мечеть Дербента перестроена из христианского храма.

Сегодня картина иная, но посмотрите на названия дней в балкарском языке, они ярко свидетельствуют о христианском прошлом народа. Осетины, кабардинцы — это, может быть, самые известные примеры, но далеко не единственные.

- Недавно на официальном сайте Пятигорской и Черкесской епархии появилась страница на адыгском языке. С чем это связано, и почему выбор пал именно на язык адыгов?

- Как я уже говорил, наша паства принадлежит к разным этносам. Есть верующие кабардинцы, черкесы. Они имеют свой язык, свою многовековую культуру. Для нас естественно поддерживать эту культуру. Точно так же, как естественный для нас шаг — создание курсов русского языка при Спасском кафедральном соборе в Пятигорске, где занимаются и школьники, и люди взрослые, который хотят освежить знания родного языка.

- Как считаете, почему сегодня среди кавказских народов распространен ислам?

- Религиоведы скажут, что ислам, как и христианство, — это мировая религия. Есть христиане и мусульмане на всех континентах, почему же не быть мусульманам на Кавказе. Историки напомнят о противостоянии России и Оттоманской Порты, особенно в XVIII и XIX столетиях, когда Стамбул использовал религиозный фактор в политических целях.

Для меня, как верующего человека, важно, чтобы люди осознанно совершали свой выбор веры. Именно поэтому сегодня мы не крестим без огласительных бесед, то есть без объяснения основ веры.

Я не понимаю и не принимаю соревнования в делах веры, кого больше, кто обгоняет. Это очень суетно и вряд ли полезно.

- Кроме Русской Православной Церкви, какие еще христианские конфессии традиционно присутствуют на Кавказе?

- Армянская Апостольская Церковь.

- Какие отношения у вас с официальными представителями ислама?

- У меня нормальные человеческие отношения со всеми, кто уважает мою веру.

- Прокомментируйте, пожалуйста, статус "Зеленчукских храмов" в КЧР. Какой ваш прогноз, что их ждет в будущем?

- Храмы строятся для молитвы, этим определяется их статус.

Господь сохранил храмы в Нижнем Архызе, — значит, и мы со своей стороны должны заботиться о них, сохранять, реставрировать. Это наша позиция. Мы ведем диалог об этом с государством, в собственности которого находятся храмы.

Не вижу юридических препятствий к тому, чтобы, наконец, началась научная реставрация этих древних памятников христианского Кавказа. Также нет законов, которые препятствовали бы молитве в храме.

- Как вы оцениваете динамику количества прихожан Русской Православной Церкви в вашей епархии? Количество верующих увеличивается или уменьшается? Люди больше идут в храм или уходят из него?

- Количество верующих, безусловно, растет. Это я вижу своими глазами. Об этом свидетельствуют социологические исследования. Только за прошедший год мы в Пятигорской и Черкесской епархии создали более пятидесяти новых общин.

- С чем, по вашему мнению, связано динамичное распространение неоязычества на Ставрополье в последние годы (десятилетия)? Насколько далеко зашел данный процесс?

- Неоязычество появляется в позднесоветский период, как один из вариантов ответа на вызов подавлению этнической идентичности под лозунгом формирования единого "советского народа".

Беда неоязычников заключается в том, что реальные проблемы они пытаются решить выдуманными средствами. Это относится и к начальному периоду, и к современному дню. Отсюда постоянные попытки форсировать ситуацию, поиски врагов. Это тупиковый путь.

- Какими словами можно охарактеризовать современное положение православного населения Кавказа?

- Мы живем у себя дома, вот такая характеристика. Есть хорошее, есть плохое, но так ведь везде, не только на Кавказе.

- Как христиане должны относиться к новогодним праздникам?

- Новогодние праздники не несут в себе никакой религиозной составляющей. Поэтому каждый волен праздновать их или не праздновать. Но всегда нужно помнить, что идет Рождественский пост и не нарушать его.

Беседовал Николай Кучеров

Источник: http://kavpolit.com/kavkaz-eto-drevnyaya-xristianskaya-zemlya-kreshhennaya-zadolgo-do-rusi/

Опубликовано в Пресс-досье

Никольский храм Черкесска с 2013 года стал Архиерейским подворьем, то есть он находится теперь в непосредственном подчинении Владыки Феофилакта. Столица Карачаево-Черкесии является вторым титулярным городом Пятигорской и Черкесской епархии. В Пятигорске есть храм с таким статусом, и потому Никольскому собору тоже был придан аналогичный высокий статус. Его настоятелем стал сам епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт, а его помощником назначен иерей Сергий Кузнецов, он же стал и директором Свято-Сергиевской Православной Гимназии.

Отец Сергий — уроженец Мурманска, но в 1986 году его семья переехала в Нальчик. С 1988 по 1992 год он учился в Нальчикском Музыкальном училище, где получил квалификацию хорового дирижера, учителя музыки и преподавателя сольфеджио. Позже учился у Валерия Кайцукова в Северо-Кавказском Институте Искусств, на кафедре "Академическое пение".

15 февраля 1994 года Митрополитом Ставропольским и Владикавказским Гедеоном рукоположен в сан диакона, в 1997 году назначен штатным диаконом Михаило-Архангельского собора Пятигорска, с 1999 года — штатным диаконом Свято-Никольского собора Кисловодска. В 1998 – 2002 годах отец Сергий получил образование в Ставропольской Духовной Семинарии. В 2004 году он стал священником.У батюшки четверо детей. Сегодня отец Сергий – наш собеседник.

- Вы, можно сказать, выросли на Кавказе, стало быть, вас ничего не должно здесь удивлять. Отличается ли наша республика от тех мест, где вы служили в последние годы?

- Нет, существенных отличий я не заметил. Есть, конечно, свои местные особенности, как и на каждом приходе. В Черкесске реже просят послужить молебен об избавлении близких от алкогольной или наркотической зависимости. Других отличий нет.

- Вы служите без малого двадцать лет. Заметны ли изменения в духовной жизни по сравнению с 90-ми?

- Я бы сказал, что отличие заключается в степени осознанности, понимания, для чего человек приходит в храм, почему он становится христианином, что это для него значит. За прошедшие годы религиозной свободы удалось повысить уровень религиозной грамотности, хотя, конечно, многое еще нужно сделать. Только в последние год-два обязательным стало проведение бесед перед Крещением, а с 2013 года такие беседы проводятся и перед совершением Венчания.

- В начале сентября в Черкесске состоялось торжественное открытие нового здания Свято-Сергиевской православной гимназии. Ранее православный лицей размещался в бывших детских яслях на улице Леонова, теперь гимназия переехала в заново отремонтированный корпус СОШ №11. Известно, что гимназия рассчитана на 100 детей. Как живется новоселам?

- У нас пока 37 ребятишек, мы обустраиваемся. В гимназии два этажа. На первом — кабинет директора, учительская, актовый зал, кухня, буфет, на втором — учебные кабинеты. Получаем большую помощь прежде всего от благотворителей, причем, порой не знаем даже их имени. Так, человек, назвавшийся "духовным чадом Владыки Феофилакта" подарил нам для гимназии музыкальный клавишный инструмент Yamaha, другой пожертвовал ткань для занавеса в актовый зал.

- В чем отличие Свято-Сергиевской гимназии от других общеобразовательных школ города?

- Учебный процесс у нас разделен на две части. В первой половине дня школьники обучаются в соответствии с федеральными образовательными стандартами по всем предметам, предусмотренным программой начальной школы. После обеда, с согласия родителей, учащимся гимназии предлагается ряд иных предметов – хоровое пение, церковно-славянский язык и основы православной культуры.

На этом этапе к учебному процессу подключаются священнослужители епархии. А в самом скором времени на базе школы появится учебно-методический центр, который будет целенаправленно заниматься вопросами духовно-нравственного воспитания детей и подростков.

- А каковы планы на приходе?

- Идей и проектов много. Хотим, например, организовать небольшой детский сад воскресного дня, чтобы молодые родители могли прийти спокойно на Божественную литургию в храм, зная, что за малышами присмотрят, пока их папа и мама молятся. Для этого оборудуем на территории храма комнату со звукоизоляцией, с игрушками. Также в ближайших планах оборудование помещения для встреч и бесед.

- Сложились ли у вас отношения с мусульманским духовенством? Нет ли конфликтов с представителями иных конфессий?

- Исмаила Бердиева я знаю не первый год, отношения у нас давние и ровные. Ни о каких конфликтах с мусульманами я здесь не слышал, зато, когда мы открыли кухню в цокольном этаже, к нам пришел местный житель, кажется, карачаевец, отказался назваться, однако пожертвовал кухне несколько мешков картошки, лука, моркови и капусты. Мы до сих пор едим их…

- Есть ли поддержка от властей?

- Да, безусловно. Кстати, буквально вчера республику посетил ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, наместник московского Сретенского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов).

У него состоялась рабочая встреча с Главой Республики Рашидом Темрезовым. Во встрече участвовал также епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт. Архимандрит Тихон передал Главе КЧР слова благодарности от Предстоятеля Русской Православной Церкви за внимание к церковной жизни. Это и создание условий для паломников, и поддержка православного образования, и строительство храмов. Архимандрит особо отметил Георгиевский храм в поселке Кавказском, строительство которого находится под личным попечением Рашида Темрезова.

- А о чем шел разговор во время встречи?

- Насколько я знаю, темой беседы были практические меры по сохранению и популяризации древних христианских святынь на территории Карачаево-Черкесии, вопросы организации паломничества, создания церковно-государственного музея, проведения научной реставрации и археологических исследований памятников.

Беседовала Ольга Михайлова / http://kavpolit.com/

Опубликовано в Пресс-досье