Суббота, 11 Февраль 2017 14:04

12 февраля. Священноисповедник Николай Гашев

Автор 
Прочитано 70 раз
 
12 февраля. Священноисповедник Николай Гашев
Священноисповедник Николай родился в 1869 году в деревне Успенка Пермской губернии в семье крестьянина Михаила Гашева. В 1880 году Николай окончил начальное училище и с 1885 по 1890 год состоял церковником при Чусовской Успенской церкви Пермского уезда. В 1890 году он окончил курсы псаломщиков при Братстве святого Стефана Пермского и был назначен исполняющим обязанности псаломщика в Ильинский храм в селе Ильинское Пермского уезда, а 30 августа 1902 года был рукоположен во диакона к этой же церкви. С 1905 по 1917 год он исполнял послу­шание законоучителя в земских училищах[1].
В 1919 году диакон Николай был рукоположен во священника к Ильинскому храму[2].
Когда большевики в 1919 году вошли в пределы Пермской гу­бернии, некоторые, опасаясь расправы, ушли с войсками Колчака в Сибирь. Многие советовали отцу Николаю уйти с белыми, так как красные не пощадят священника, но он остался и, когда крас­ные вошли в село, не стал прятаться, а так же, как и раньше, сво­бодно и открыто ходил по селу в рясе, чем приводил в немалое изумление красноармейцев. Однако большевистские власти не стали его убивать, и он прослужил в селе еще десять лет.
30 декабря 1929 года в Ильинское из Перми приехал лектор-безбожник с докладом на тему «Был ли Христос?». В конце лекции он предложил своим слушателям немедленно закрыть храм, счи­тая, что аргументы его лекции – достаточное для того обоснова­ние. Отец Николай созвал приходское собрание, в котором участ­вовало около четырехсот человек, и оно постановило – храм на поругание не отдавать.
8 января 1930 года ОГПУ арестовало священника. Свидетели, вызванные после его ареста в ОГПУ, показали, что отец Николай «вел агитацию среди верующих, говорил, что надо во что бы то ни стало отстоять церковь, призывал биться за нее с советской влас­тью до последней капли крови, указывая при этом на пример пер­вых христиан, принимавших смерть за веру... ходил по приходу с иконой Богоматери, говорил родителям, чтобы они не пускали де­тей в комсомол, потому что ничему хорошему их там не научат...»[3]
Вызванный на допрос, отец Николай выслушал, в чем его об­виняют, и сказал: «По поводу предъявленных мне обвинений в антисоветской агитации заявляю, что я, как и всякий гражданин, отношусь к советской власти лояльно, но не отрицаю, что как свя­щеннослужитель должен был ревностно защищать веру Христову и показывать пример в этом своим прихожанам. Поэтому я, действительно, в церкви призывал прихожан укреплять веру Божию, молиться чаще, указывая на пример первых христиан, страдавших и подвергавшихся гонениям за свою великую преданность вере. Все мои беседы были исключительно религиозного характера. Каких-либо высказываний против советской власти в проповедях не допускал, церковную службу проводил по уставу, избегал вооб­ще каких-либо конфликтов с властями. Поэтому виновным себя в агитации против советской власти не признаю. Никаких бесед против советской власти не проводил и не устраивал никаких не­легальных собраний»[4].
16 февраля 1930 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ постановило выслать священника Николая Гашева на три года «на север Урала».
Сыну священника разрешили свидание с отцом. Отец Николай был в то время тяжело болен и передвигался с трудом. Сын, когда ехал на свидание, думал утешить отца, но, увидев, в каком положении он находится, сам горько заплакал, а отец Николай стал его утешать и велел всем передать, что он чувствует себя хорошо, ему никто ничего плохого не сделал и, главное, сделать не может.
В ссылке его поместили в бараке, где условия жизни были близки к лагерным. Через некоторое время жена священника получила разрешение навестить мужа. Когда она приехала, начальст­во предупредило ее, что отец Николай очень плох и не сегодня завтра умрет и если она не хочет, чтобы старика бросили в общую яму, то пусть сегодня же закажет сделать гроб и выкопать могилу. Она сняла с мужа мерку для гроба, попрощалась с ним и после того, как священник скончался, проводила его в последний путь.
 
 

Игумен Дамаскин (Орловский)
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Январь».
Тверь. 2005. С. 475-478

 Примечания

[1] ГАПО. Ф. 195, оп. 1, д. 41, л. 8 об-9 об.
[2] П.Агафонов. Духовенство Пермской епархии в 1928-1965 гг. Пермь, 1997. С. 15-16.
[3] ГОПАПО. Ф. 641/1, оп. 1, д. 7679, л. 1, 15.
[4] Там же. Л. 16.
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии