О призыве Бога

"Бог зовёт нас не бранить, а любить. И вот и одни, и вторые, и третьи – мы разные всё никак не отзываемся к этим слугам – всё думаем, что время придет, и ещё будет радость у Небесного Отца и Он подарит ее нам, или тогда, когда я ее попрошу, когда мне это нужно будет очень, я тогда к Нему приду. Но обстоятельства нашей жизни и правила духовной жизни складываются таким образом, что если ты не идёшь сейчас на голос своей совести, если ты всё сейчас ещё находишь себе какие-то странные, на самом деле, и не реальные, а какие-то очень выдуманные оправдания, твоя жизнь никогда не станет реальной, твоя любовь никогда не станет реальной, твоя вера никогда не станет сильной, твоя надежда никогда не будет живой".

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Я вместе с вами перечитаю Евангелие, которые мы только что слышали и для лучшего понимания церковнославянского языка, и для того, чтобы мы могли осмысленно поразмышлять над этим евангельским чтением.

Апостол и евангелист Матфей в своем Евангелии говорит следующее: "сказал Господь притчу сию: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти. Опять послал других рабов, сказав: «скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир». Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: «брачный пир готов, а званые не были достойны; итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир». И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: «друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде?» Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов»; ибо много званых, а мало избранных". (Мф 22:1-14).

О, великое милосердие и долготерпение Божие! Сегодняшняя притча, которую мы только что слышали имеет значение и для слушателей времен Господа и Спасителя Христа, ибо Он говорил эту притчу о тех, кого позвал, но они не поверили Его слову – иудеях, которые отвергли Его. Но Священное Евангелие, послание Божие, диалог Божий с человеком актуально не только для времени, в которое оно произносится, а во всякое время, когда мы обращаем свой слух, свое зрение, свою совесть к слову Божьему, и поэтому это Евангелие не только о тех, которые тогда отвергли Христа во время Его земного служения, но еще это Евангелие – к нашей совести сегодняшних, нынешних.

Итак, Господь каждого из нас зовёт на Свой пир. Что же это за чрезвычайное призвание? К чему зовет нас Бог? Прежде всего, Он желает, чтобы мы были в Его пространстве. Как некоторые могут подразумевать, что бытие Божие, оно вне пространства жизни человека или, по-другому, что жизнь человека может иногда соприкасаться с пространством бытия Божия – тогда, когда я обращаюсь к Богу с какой-либо молитвой, просьбой, надеждой, обидой, благодарностью, любовью, непониманием – вот тогда эти пространства соприкасаются. На самом деле это не так!

Бог всякий раз посылает Своих рабов, как голос совести, звучащий в нас, как наших друзей, которые вдруг неожиданно говорят: «пойдём сегодня вместе помолимся», посылает Своих рабов как некие обстоятельства, которые обращают наше внимание, к примеру, на храм, когда мы проходим мимо него, и говорит нам Бог через эти обстоятельства – Своих рабов: «позовите его на Мой брачный пир». Говорит нам о том, что Господь желал бы, чтобы наше пространство жизни соприкасалось с Его пространством: «позовите его ко Мне». Говорит не как разгневанный царь: «сейчас же приведите», а говорит: «пригласите, позовите его ко Мне, Я хочу дать ему в Своём пространстве, там, куда зову его, такой свободы и такой радости, которой у него никогда еще не было».  Бог говорит нам через все эти обстоятельства: Я хотел бы сделать тебя счастливым человеком и разделить с тобою радость о браке Моего Сына, сделать тебя частью Моего бытия, чтобы ты вошел в эту радость.

Но на этот призыв каждый из нас отвечает по-разному. Кто-то говорит: мол, ещё не пришло время, когда бы мне общаться с Богом. Ну, в том смысле, что всё ещё буду продолжать руководствоваться собственным опытом. Одним словом, я привык поступать так, хотя и понимаю, и знаю, что это не совсем хорошо, а может быть и вовсе плохо. Но ещё кто-то скажет себе: не пришло это время, пусть пока всё остаётся по-прежнему. Кто-то по-другому реагирует на призыв совести и ссылается на свою бесконечную занятость делами, которые кажутся ему более важными, чем молитва, общение с Богом, к примеру, делами, который кажутся более важными, чем побыть рядом с дорогим человеком, поговорить с ним, помолчать с ним, побыть в своей семье, как в пространстве присутствия Божия. И кто-то,  кто, ссылаясь на свои бесконечные дела, говорит, что ещё никак не достает времени на это – счастливее не становится, спокойнее не становится, радостнее не становится – в этих делах бесконечных, как в какой-то беготне, не может догнать своей тени – она всё ускользает и не даёт никакого отдыха.

А кто-то поступает еще более страшно: он убивает в себе эти потуги совести, как мало-помалу убивает в себе плохой сын добрые слова наставления матери, когда сначала в детстве слушается этих слов и верит им, а со временем, зная об этих словах, говорит себе: мы живём в другое время, теперь другие обстоятельства, теперь всё по-другому. И эти слова мало-помалу в себе убивает, чтобы больше они не надоедали ему. А в некоторых случаях поднимается гневом против того, чтобы обличает его: мол, посмотрите на себя; да, вы сами какие; и вообще я такое могу сказать. И убивает рабов, которых Бог посылает, чтобы не отругать, не забрать, не строго спросить, не высказать что-то, а зовёт, чтобы порадоваться, вместе побыть, понять, простить, поддержать, вытереть слёзы, накормить, то есть дать вере такую пищу, которая могла бы сделать, чтобы она окрепла в нас, дать нашей любви такой пищи, чтобы она вновь стала настоящей, не пугливой, не стыдливой, не ложной, а настоящей, такой, которая любит и не оборачивается назад.

Бог зовёт нас не бранить, а любить. И вот и одни, и вторые, и третьи – мы разные всё никак не отзываемся к этим слугам – всё думаем, что время придет, и ещё будет радость у Небесного Отца и Он подарит ее нам, или тогда, когда я ее попрошу, когда мне это нужно будет очень, я тогда к Нему приду. Но обстоятельства нашей жизни и правила духовной жизни складываются таким образом, что если ты не идёшь сейчас на голос своей совести, если ты всё сейчас ещё находишь себе какие-то странные, на самом деле, и не реальные, а какие-то очень выдуманные оправдания, твоя жизнь никогда не станет реальной, твоя любовь никогда не станет реальной, твоя вера никогда не станет сильной, твоя надежда никогда не будет живой. Они всё ещё будут, как взаперти, ждать пока придет время, когда ты им позволишь выйти на свободу и побежать на брак к Небесному Отцу.

В сегодняшней притче Господь изображает ещё одного человека. Когда мы слышим, что те, кого звали, не захотели прийти, Бог собирает всех, кого встречает. Нам-то всё ещё кажется, что Он особенно к нам относится. Ну, если посылает к нам Своих рабов, значит ещё помнит о нас, и мы иногда к этой памяти относимся без благодарности, когда отдаляемся от Него и остаемся вне Его. Бог собирает людей. Его призыв звучит для всех одинаково. И тогда на Его браке собираются люди, которые нам иногда кажутся как будто бы недостойными. И кто-то найдётся такой, что скажет со стороны: ну, надо же, она – и в Церкви, он – и вдруг стал священником, ну, как же это так? ну, это же совершенно плохой человек. Да, только пока ты пытался быть хорошим и всё им не становился, этот человек захотел стать хорошим и стал им, пришёл к Нему, поменял свою жизнь, пришел к Нему на брак радоваться. А ты иногда прокрадываешься на этот брак не в брачной одежде, как в сегодняшней притче, и находишься там в стыдливом молчании пред Богом, который спрашивает тебя: друг, как ты здесь оказался? В твоей душе ведь столько мрака, в твоей душе нет даже капельки света, потому что ты не собираешься исправлять свою жизнь, ты не собираешься менять одежды своей жизни, ты, как хищный волк, который лишь только набрался силы молчать, но только дай тебе свободы – ты всех искусаешь. Бог спрашивает такого: ты как оказался здесь? Нарядившись в одежды лицемерия, оставшись в своём мрачном мире, думаешь, что без любви и покаяния ты можешь быть угодным Богу? И говорит Своим слугам: выведите его вон с Моего брачного пира.

Это притча ещё о том, чтобы мы посмотрели не друг на друга, а на то, во что мы одеты. Ну, в смысле, конечно, не тех видимых одежд, а, в смысле, посмотреть на то, во что сейчас обличена моя душа: она радуется этому пиру или всё ещё остаётся покрытая мраком всех своих болезненных странностей? Во что одета моя душа: в покаяние, которое очищает, омывает, восстанавливает, оттирает запачканный образ Божий или это всё ещё песок, который карябает и ранит, превращается в пыль и ещё больше загрязняет мою душу? Во что одета моя душа сейчас? Этот вопрос задает мне Господь, и при этом обратите внимание, обращается словами, которыми только Он может во мне изобразить вновь Свой образ и человека: «друг Мой!»

И на эти слова стоило бы ответить, а не стыдливо молчать, стоило бы ответить, а не предательски опускать в сторону глаза и внутри продолжать оставаться таким же мрачным. Да, Господи! Да, Отец, прости меня, дай мне другой одежды; помоги с меня снять эту мрачную одежду моей жизни; помоги мне поменять себя; я для этого и пришел, не для того, чтобы других, а себя поменять, не для того, чтобы рассматривать вокруг. А вот вижу, что одежды мои небрачные, и прошу Тебя, Господи, потерпи на мне, оставь меня, помоги мне остаться. Тот герой из притчи молчал и был изгнан. Прислушаемся мы к рабам, которых Бог посылает к нам, и к друзьям, к совести, к обстоятельствам, к событиям нашей жизни и последуем призыву этих рабов, и пойдём на Его брачный, ведь Он зовет нас утешить, накормить, порадоваться, подарить новую одежду, брачную одежду, все начать сначала, чтобы, выйдя с Его пира, теперь уже навсегда знать – у меня есть любящий Отец и большая семья, в которой Он всегда любовь, всегда надежда, всегда дарит радость, и с этой радостью жить теперь уже как друг Жениха, теперь уже не как оборванец бескровный, безродный, разбитый, затерянный в пыли, а теперь уже как тот, кто выходит из царских чертогов не для того, чтобы вернуться к обочине жизни, а для того, чтобы пойти по этой дороге, поднимая тех, кто на обочине, и говорить им уже как верный раб: Отец зовет на пир, пойдем к Нему, Он не выгонит, Он поймет, Он поможет, Он – Отец. Аминь.

2 сентября 2018 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

Просмотров: 145

Поделиться