О чадах Божиих

"Бог видит нас Своими – какими бы мы не были и с кем бы мы рядом не стояли: с врагами или с друзьями, стояли бы на ногах или лежали бы в больничной постели, в полный рост и полный расцвет своих сил творили или находились в состоянии уязвленного уныния – Бог в любом состоянии нашем видит нас Своими, потому и говорит: «чадо», «Мой», «Моя». И после этого, чтобы поднять, прощает грехи".

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В воскресный день мы собираемся в храме для того, что принести свои молитвы и из храма унести нечто, что могло бы стать настоящей пищей для нашей жизни. Как если бы мы ходили к источнику, и многократно ходим к источнику, чтобы подчерпнуть воду не оттого, что эта вода не действует, но напротив, оттого, что она приносит свою силу. И каждый раз, когда мы приходим, чтобы подчерпнуть ее и вкусить, мы утешаем себя. Вот также и также Евангелие, как источник, чтение которого, наполняет нас водами веры, надежды, силой к любви. Я хотел бы прочитать вместе с вами Евангелие, которое мы только что слышали за божественной литургией, чтобы поразмышлять над этим евангельским посланием.

Апостол и евангелист Матфей пишет следующее: тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город. И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? Ибо что легче сказать: «прощаются тебе грехи», или сказать: «встань и ходи»? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам (Мф 9:1-8).

Святитель Феофилакт Болгарский замечает сразу первое обстоятельство этой удивительной встречи. Смотри, как Христос обращается к больному человеку, к немощному: «чадо». «Чадо» - так может сказать только Тот, кто всецело доверяет Себя человеку. «Чадо» - так может другого человека назвать Тот, кто в Своем сердце, в Своей жизни уж точно имеет много пространства для него. Чадо. Христос не обрушивается со словами, которые могли быть, может быть, и вполне уместны: «ну, что, вот видишь, к чему привела тебя твоя жизнь». Человек и так уже немало претерпел смущения от своей болезни. И должно быть хорошо знал ее причины, поэтому смотрит на Бога не как на человека, который может исцелить лишь только внешнее. От Бога этот несчастный ждет другого – того, чего не могут дать люди, а может дать только Бог. Мы вернёмся к этому повествованию и найдём самые яркие примеры из своей собственной жизни.

Когда страдает душа, когда мучается она грехом, который ее связал, тогда всё внешнее становится как будто бы потерявшим вкус и цвет. «Тяжко на душе», - говорит человек. И эта тяжесть ввергает и тело в болезненное чувство. И бывает так, что сама развившаяся болезнь настолько ухватывает человека лишь только потому, что питается из души ее грехами. Бывает заболевший человек начинает, хотя и употребляет какие-то лекарства для того, что облегчить свои страдания физические, но не находя источник болезни – всё ещё пораженную душу, никак не может избавиться от немощи. И говорит тогда себе с ужасом: то одно, то другое обваливается на меня; то одно, то другое несчастье приходит в мой дом, то болезнь, то немощь, то какие-то лишения, то скорби – да, когда же всему этому конец?! Конец там же, где и начало благополучия.

И вот это начало благополучию может положить только Бог. «Чадо, - говорит Он, - прощаются тебе грехи твои». Христос не спрашивает о том, какие пробовал лекарства этот человек. Он не дает ему совета, как бы ему можно было бы по-другому начать жить. Он не даёт ему каких-либо иных лекарств, которые могли бы облегчить его физические страдания и не говорит ему об известных лекарях. Бог говорит человеку о том лекарстве, которое может дать только Он: лекарство, которое Он дает без всяких условий, лекарство, которое Он дает и не говорит, как его принимать и как обращаться с ним. Оно действует мгновенно: прощаются тебе грехи твои. Истинный Врач, любящий Бог видит нас не так, как видят нас другие. Это другие могут видеть нас улыбающимися или плачущими, крепко стоящими на ногах или лежащими на постели. Это другие могут видеть нас в окружении врагов или в окружении друзей. Это другие могут видеть нас сильными или слабыми.

Бог видит нас Своими – какими бы мы не были и с кем бы мы рядом не стояли: с врагами или с друзьями, стояли бы на ногах или лежали бы в больничной постели, в полный рост и полный расцвет своих сил творили или находились в состоянии уязвленного уныния – Бог в любом состоянии нашем видит нас Своими, потому и говорит: «чадо», «Мой», «Моя». И после этого, чтобы поднять, прощает грехи. Источник всякого нашего неблагополучия начинается не от внешних обстоятельств, а начинается изнутри. Всё, что бывает в нашей жизни внешнее, начинается изнутри. Наша зависть, которая однажды родилась в душе, мало-помалу заставит нас ненавидеть других людей. Наша алчность сделает нас хищниками. Наша нечестность сделает нас предателями. Наша подозрительность сделает нас слабыми. Наше неумение прощать сделает нас злыми. Наше нежелание любить сделает нас одинокими. Наше бесконечное недовольство через раздражительность сделает нас постоянно лишающимися то одного, то другого. Наша не надежда сделает слабыми и так далее. Всё то, что начинается в нашей душе всегда затем выливается на всю нашу жизнь. Бог знает это. Знает наше устройство, потому что создал нас. Но знаем и мы сами об этом. И если сейчас же прикоснуться к нашей душе какими-то обстоятельствами, то такой болью и каким визгом она отзывается на эти обстоятельства. Только тронь нас – что в нас начинается! Только посмотри на нас как-то по-особенному, криво, только скажи в нашу спину какое-нибудь дурное слово! Что там, наступить на ногу – только подойди близко ко мне – и что тут начинается!

Этот несчастный человек, принесённый к Богу, пережил должно быть всё в своей жизни и не раз уже сказал себе наконец-таки: «я виноват». Наконец-таки признался в очевидном. Ведь это признание, оно нужно не для того, чтобы потом Бог сказал: ну, что, Я был прав. Бог – не такой как мы. Это мы очень часто всю нашу ложную правду ставим в условие: «ну что, вот видишь, как тебе плохо, а я говорил»; «ну, что, пожил без моего участия, вот теперь посмотри, как всё тяжело». Это мы такие! Бог никогда не упрекает нас, потому что Он есть настоящая любовь. Он никогда не ждёт от нас признания для того, чтобы на него ответить: «ну, что». Мы знаем, как Он отвечает на наше признание. Он говорит нам: «чадо, прощаются тебе грехи твои». Наше признание – это язык сына с отцом, дочери с отцом – вот что значит наше признание. Вот в чём сила нашего покаяния. Она не в том, что «я всё беру на себя». Она в том, это сила, что без Тебя мне никак, потому что смысл жизни в Тебе. Ты нас создал для Себя.

Святитель Иоанн Златоуст, размышляя об этом Евангелии, замечает ещё одно важное обстоятельство. Когда, - говорит, - Господь простил этого человека, то люди, находящиеся рядом, начали богохульствовать: мол, Бог один может простить грехи. Да, так и есть. Христос и есть истинный Бог. И силу Своего божества Он показывает не в том, что этот человек внешне исцелился. Ведь нередко внешнюю болезнь мы можем вылечить. А вот внутреннюю… Такой врач только один – Бог может только вылечить. И Христос показывает и одно, и другое – исцеляет невидимую душу и видимое тело становится крепким. И чтобы никто не подумал, что это всего лишь какое-то временное явление, говорит больному: встань, возьми твою постель и иди в твой дом. Теперь понести свою постель в свой дом в свидетельство к тем, кто ещё не пришёл исцелить свою душу. И знаете, когда я размышлял над этим Евангелием вместе со святителем Иоанном Златоустом, то представил себе не только ту историю, но и сегодняшний день. Ведь мы в своем теле нередко носим, как те друзья, свою несчастную душу, расслабленную, уязвленную, душу, омраченную грехом. Нам бы прийти и принести ее Богу. Ведь мы куда только ее не приносим: к временным друзьям, к лёгкой жизни, думая, что это как-то облегчит нас. Мы носим ее к отдыху: то к морю, то в горы. Мы куда только ее не носим: то к столу, то к дому. Нам бы ее принести ко Христу. Ну, в том смысле, что только Он может дать то, чего так ищет наша душа – прощения грехов. Только Он может дать это лекарство. Но это лекарство действует мгновенно в тех, кто принимает его. А принять прощение от Бога – это значит больше не возвращаться к этому, это значит больше не метаться в том, от чего Бог избавил, это значит поменять себя.

Потому-то Христос и повелел этому больному. Иди, говорит, - в дом свой и принести туда постель, как свидетельство милосердия Божия. И Господь многократно и каждого из нас прощает. И нам бы научиться приносить это прощение в свой дом. И когда мы каемся и верим, что Бог простил нам, то принесём это прощение в свой дом тем, что кому-то улыбнемся, кого-то простим, с кем-то заговорим первыми. Наконец-таки скажем самые главные слова. Принесём это прощение не молчаливым унылым видом, а делами нашей новой жизни. И вдруг, как будто бы проснувшись от сна, возьмём за руку тех, кто дорог нам и скажем: спасибо тебе за то, что все эти годы мы вместе; спасибо тебе за твою любовь, за твою дружбу, за то, что ты самый настоящий человек. Может быть придём в дом с этим прощением, как с этой больничной постелью, на которой когда-то лежали, и бросив ее в угол, скажем: теперь моё место не в этом углу, где валялась эта больничная постель, теперь моё место рядом с тобой, прости, что я только теперь это понимаю.

То чудо исцеления расслабленного – это дыхание сегодняшнего дня, это то, что может и должно произойти сегодня. Может, потому что Бог, как мы знаем теперь, никого не отвергает, а должно, если мы придем к Нему. И пусть Его слово звучит в нашей совести изо всех сил. И пусть это слово Его рождает в нас самую настоящую надежду. «Чадо», - говорит Он мне, не упрекая, ничего не вспоминая, не оборачиваясь назад, не представляя передо мной счет за мою жизнь. «Чадо» – пусть это слово вдохновляет каждого из нас, ибо у нас есть Отец, истинный, любящий Бог. Аминь.

8 июля 2018 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

Просмотров: 267

Поделиться