О любви Иоанна Богослова

"Иоанн Богослов в каждом человеке, даже омраченном, как в пасмурную погоду, продолжал разглядывать небо Божие, продолжал всматриваться, и как бы для самого человека открывать для него, что он состоит из благодати присутствия Божия. Ведь душа каждого из нас сотворена по образу и подобию Божиему. На каждом человеке есть отблеск этого неба. Иоанн Богослов через свою любовь ко Христу Христа искал в каждом человеке. Вот так бывает, когда искренне любишь Создателя, то во всём, что тебя бы не окружало, в каждом, кто бы с тобой рядом не оказывался, ты видишь руку Божию, присутствие Самого Бога".

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры, я всех вас поздравляю с праздником, днем памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, с престольным праздником!

Сегодня мы совершаем память одного из учеников Господа и Спасителя Христа, который в Предании Церкви сохранил за собой поименование как апостол любви. Потому что и в своем Священном Евангелии, которое написал апостол и евангелист Иоанн Богослов, и в Откровении, которого сподобился Иоанн Богослов всюду он говорил о Боге, как о Воплощенной любви. И в своём Евангелии, как ставшем продолжением его собственной жизни, он говорил о силе Божественной любви, которая может немощных врачевать, тех, кто упал, поднимать, тех, кто оступился, возвращать на путь истины, тех, кто потерял надежду, возвращать к жизни. В своей жизни апостол Иоанн Богослов был человеком, всегда сосредоточенным на образе, который запечатлелся на всю его жизнь, стал его дорогой, смыслом и сутью жизни – образе Господа и Спасителя Христа.

И если мы посмотрим на икону Иоанна Богослова, то увидим сосредоточенного старца, с умилением на лице, с девственной чистотой и красотой, увидим человека, внутренне совершенно спокойного, потому что всё свое упование, всю свою жизнь, весь центр своей тяжести он возложил на Господа и Спасителя Христа. Как тогда на Тайной Вечери, находясь около Божественного Искупителя, и спрашивая Его о том, кто предаст Его, так и ныне Иоанн Богослов находится рядом с Тем, Кому всегда доверял всю свою жизнь, все свои вопросы, свои надежды, и всегда оставаясь бесхитростным, потому что был верным и остается верным, получал ответы для тех, кто рядом с ним. Свое Евангелие, которые мы читаем в день светлой Пасхи, Иоанн Богослов начинает со слов, что «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин 1:1).

Иоанн Богослов никогда, как сказали бы современные люди, не разбрасывался словами. Он всегда использовал дар возможности говорить для того, чтобы своим словом поддержать другого человека, назидать его, вернуть его к покаянию, если этот человек оступился в своей жизни. Он всегда пользовался даром слова не для того, чтобы отогнать, а напротив, привлечь. Словом он звал. При этом, Иоанн Богослов, как мы знаем из его жития, звал словом не к себе, а к Богу. В его жизнеописании есть много удивительных случаев, когда он своим словом поднимал людей, совершенно отчаявшихся, людей, которые уже привыкли слышать слова укора и гнева в свой адрес, и уже как бы сами состояли из этих слов упора. Эти люди уже отвыкли от добрых слов и сами стали как будто бы звероподобными. Иоанн Богослов находил и для таких людей такие слова, которые их возвращали к надежде: «любимое чадо моё». И он не просто говорил о своей любви к другим людям, он жил этой любовью, потому что знал, что это более, чем добродетель, потому что знал, что имя Божие есть любовь.

Как же можно любить людей, которые по отношению к тебе относятся скверно, по отношению к тебе стоят своим колким упорным взглядом, делами? Как можно любить своих врагов? Как можно любить людей, которые, кажется, уже сами все состоят из тьмы? Если бы Иоанн Богослов судил человека по внешней жизни, если бы он во внимание только брал его поступки, он бы не смог любить. Как и мы, если берём во внимание только поступки другого человека, иной раз нам очень трудно любить некоторых людей. Напротив, нередко бывает сердце наполняется таким гневом и раздражением, что в нем не остаётся ни капли даже сострадания к такому человеку. Но Иоанн Богослов в каждом видел отблеск неба. Небо, не то, которое застилается, бывает, тучами или льёт дождём, или сыплет снегом, или побивает градом, другого неба, иного – небо, которое есть престол, основание ног Божиих. Иоанн Богослов в каждом человеке, даже омраченном, как в пасмурную погоду, продолжал разглядывать небо Божие, продолжал всматриваться, и как бы для самого человека открывать для него, что он состоит из благодати присутствия Божия. Ведь душа каждого из нас сотворена по образу и подобию Божиему. На каждом человеке есть отблеск этого неба. Иоанн Богослов через свою любовь ко Христу Христа искал в каждом человеке. Вот так бывает, когда искренне любишь Создателя, то во всём, что тебя бы не окружало, в каждом, кто бы с тобой рядом не оказывался, ты видишь руку Божию, присутствие Самого Бога.

Потому-то и называли Иоанна Богослова апостолом любви, что во всех он искал Того, Кто есть любовь, и даже в самом заблудшем человеке. А бывало, что его ученики предавали и оставляли его, Иоанн Богослов никогда их не оставлял. И как рассказывается в его житии, однажды за одним таким своим учеником, который бросил его, он бежал до последнего изнеможения своих сил, уже будучи преклонным старцев, и просил его: если хоть сколько-нибудь любишь меня, пожалей, остановись, я буду бежать за тобой, пока у меня будут силы. И когда тот ученик остановился, Иоанн Богослов не стал его укорять в том, что он сделал дурной поступок и бросил своего наставника, и предал его, вернувшись к разбойникам, а стал вдохновлять его словами любви, говоря ему: Господь и за тебя пострадал на Кресте и от тебя ждет благодарной любви, и несмотря на все твои поступки, даже разбойника, как тому разбойнику на кресте, так и тебе говорит: ныне же со Мной будешь в раю.

Иоанн Богослов всегда укорял только самого себя. Он ни в ком не искал укоризны. Он укорял только себя и показывал всем пример своего смирения, своей бесконечной преданности воли Божией, своей верности Ему, а своей девственной чистотой он учил и других сохранять чистую веру, нескверную жизнь, учил других поступать по-человечески надёжно, как настоящие друзья, учил и других во всём видеть Христа, как сам Его всюду искал. Последними словами Иоанна Богослова в его Откровении, которое он оставил нам о грядущих судьбах Церкви и человечества, и последние слова его самого перед его кончиной была надежда: ей, Господи, гряди. Мы, Господи, ищем Тебя! Иди, Господи, жду Тебя! Приди, Господи, и царствуй во мне! Войди, Господи, в дом моей жизни и будь мне истинным Отцом! Войди, Господи, в ограду моей свободы и будь мне настоящим другом! Господи, приди в мой ум, в моё сердце и царствуй в них, потому что, когда Ты, Господи, царствуешь в сердце, тогда жизнь становится тихой, ибо Бог – Царь любящий и кроткий. Сам говорит о Себе: ибо Я кроток и смирен есмь.

И дай, Господи, чтобы по молитвам святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова нам научиться, во-первых, беречь свои слова и произносить слова такие, которые рождают в других надежду, не произносить слов, которые лишают ее, не произносить слов, от которых человек может споткнуться в своей вере. Дай, Боже, научиться нам беречь этот дар слов. Еще просим апостола и евангелиста Иоанна Богослова, чтобы он научил каждого из нас в другом искать Бога и Его правду, в каждом видеть небо, и когда в других мы научимся видеть небо, мы тогда начнём замечать его и в себе самих, когда в других мы научимся видеть благое, это доброе будет царствовать и в нас самих. И наконец, будем просить Иоанна Богослова, чтобы каждому из нас он даровал ревности, вместе с ним горячо ожидая встречи с Богом, без укоризны совести, без осуждения души, принесши свое покаяние, произнести дерзновенно: да, Господи, гряди! Аминь.

21 мая 2018 года. храм апостола и евангелиста Иоанна Богослова посёлка Анджиевский

Просмотров: 203

Поделиться