О предательстве

"В эту Великую Среду воспоминания предательства Иуды Господа и Спасителя Христа помолимся мы с тобой, прежде всего, о себе самих, о нас слабых и не всегда верных, о нас немощных и иногда боязливых, о нас нерешительных и иногда медлящих к доброму делу. Помолимся и о тех, кто рядом с нами, чтобы Господь помог каждому из нас свою драгоценную и единственную жизнь сделать жизнью достойной образа человека, образа, в котором запечатлен Его образ, образ, Грядущего на страсть".

Всечестная матушка игуменья, всечестные дорогие сестры, дорогие отцы, дорогие братья и сестры, паломники нашей святой обители, в этот день Великой Среды вместе с вами всем своим сердцем и всей своей душой молюсь Господу, грядущему на вольную страсть нашего ради спасения.

Сегодня мы вспоминаем, как Иуда Искариотский предал Христа Спасителя. Иоанн Златоуст сегодня восклицает: о, безумство сребролюбия! Что делает Искариотский Иуда? Кому-то из нас может показаться, что предательство – это удел людей очень алчных и совершенно пораженных этой страшной алчностью. Но знаешь, это поражение не вдруг ослепляет человека. Это поражение как ржавчина, как вечерняя тьма, как длинная тень, как туман мало-помалу наполняет пространство жизни человека. Если бы сейчас я или ты задали себе такой вопрос: поступил ли бы я также, как поступил Иуда? То, конечно, с живостью ответили: никогда бы такого не сделали. Но не будем с тобой спешить с этими выводами.

Иуда пришел ко Христу не для того, чтобы предать Его, изначально, когда он последовал за Ним. Он, как и другие апостолы, возгоревшись желанием научиться от Христа Его слову и быть полезными этому слову, следовал за Ним. Знаешь, он, как и другие апостолы, был свидетелем многих и многих чудес. И Бог весть, наверное, и в том числе и его словом кто-то находил и утешение, и поддержку, дорогу ко Христу. Иуда Искариотский не сразу стал предателем, но Господь, как каждому из нас, и мне, и тебе доверяя разные таланты, доверил ему талант заботиться о других людях. И те средства, которые люди с искренней благодарностью и любовью передавали Господу и Спасителю Христу, было поручено ему тратить на нуждающихся. Мало-помалу Иуда, получая эти средства, начал размышлять о них, как о том, что принадлежит ему. И переставал служить ими другим людям. Тоже самое, знаешь, бывает и в нашей жизни, когда Господь дает нам и таланты жизни, и вдохновение, когда Господь дает нам силы к жизни, когда Господь дает нам некое пропитание – все, к тому, чтобы мы, строя свою собственную жизнь, по-человечески, по-настоящему относились к тем, кто рядом с нами, иногда нам начинает казаться, что чуть больше нужно оставлять себе самим.

Бес приходит к нам с мыслью о некоем черном дне. Ну, вот на черный день. Ну, вот надо обязательно что-то отложить. Ну, вот что-то есть и достаточно бы этим пользоваться, но нет, а вдруг… Повторяю тебе и себе слова Златоуста: о, безумство сребролюбия! И чем больше Господь дает талантов, тем больше бывает так, что сердце, распаляясь этими возможностями, начинает думать только о самом себе. Только о себе. И вот говоришь уже другому человеку: посмотри, вот тому плохо. А этот человек отвечает тебе тут же: а мне еще хуже. Говоришь такому человеку: давай поможем этому. А он говорит: что, кому помогать? А мне еще больше нужна помощь. Если не говорит так вслух, то так искушает его внутреннее устроение, его внутренний голос, который повторяет вслед за искушенной совестью, омраченным сердцем эти слова, мне и себе. Иуда Искариотский тогда, когда Христа удивительная и трогательная, и любящая Его искренняя ученица помазала миром, приготовив Его к погребению, тогда, когда это сделала Мария, то Иуда отвечает вслух и теперь уже громко: зачем же эта трата? - лучше бы раздать другим. Но сребролюбивое сердце никогда не думает о других. Под другими оно подразумевает своих собственных бесов, которые, ухватив душу, мучают человека. Человек, который отнимает или не позволяет доброму сделаться по отношению к одним и смеет это доброе распределять по иным, это человек с искаженной совестью.

Иуда Искариотский не сразу стал предателем. Эта тень сребролюбия постепенно наполняла его душу. Он постепенно, как будто оправдывая себя, сначала искал некую справедливость: вот, стоило бы этому дать? – нет; а этому не нужно; а у этого есть и к этому нужно отнестись по-другому. У Иуды в руках то, что ему не принадлежало, потело от его ложного бесконечного выбора. И в конце концов, руководствуясь как бы мнимой помощью, он искал только одного – славы себе самому. Это еще одно злое проявление сребролюбия. Когда если ты и делаешь доброе дело, то ищешь себе славы. И всяко стараешься, чтобы об этом узнали, и тебя потом прославляли. Когда же Христос Иуде ответил, что Меня не всегда имеете. И то, что жена эта сделала доброе, приготовив Его, Господа к погребению, Искариотский Иуда обезумел. Он пошел к первосвященникам и спросил их: а в сколько мне дадите, чтобы предать Его вам? Христос шел на страдания, у Иуды истощался источник дохода. Христос шел умирать, Иуда хотел жить, но без Христа. Христос шел страдать за правду, Иуда не хотел становиться правдивым. Христос шел отдавать Себя, Иуда никогда ничего никому не отдавал. Предам Его вам, – говорит безумный сребролюбец. И тогда оценили Христа в тридцать сребреников. И искал Иуда удобного случая, предать Его.

И знаешь, скажу и тебе и себе: если в твоей душе звенит это серебро, эти тридцать сребреников, значит уже близко предательство. Если в твоей, моей душе страх потерять какое-то внешнее благополучие, какую-то внешнюю обеспеченность, если в тебе и во мне звучит постоянно мысль, приобрести что-то себе и совсем не думать о других – это звон тридцати сребреников - цена Оцененного. И если нам не избавиться от этого звона, если сейчас их не выкинуть из своего сердца, то спустя некоторое время уже это будет сделать невозможно или напрасно. Одним словом, уже не поправишь ничего. Из предательства покаяние бывает очень долгим и сложным. Предателю очень непросто принести свое покаяние, потому что предавшему всегда не хватает времени исправить себя. О, злое сребролюбие, - говорит Златоуст, - губит Иуду. Смотри, чтобы оно не погубило и нас с тобой. Прислушаемся мы с тобой сегодня к звуку нашей совести, нашей души, что в нас внутри звенит, ударяясь друг о друга. Приготовленная милостыня или скрытая для себя возможность. Что в нас звенит: надежда и любовь, поддержка другим или алчное и жестокое себялюбие, которое не видит никого других. Чтобы понять это, стоит лишь посмотреть на образ Господа и Спасителя Христа и сказать Ему: Господи, это Твоя от Твоих, Тебе приносимое мною о всех и за вся. И все, Господи, что имею я – это Твое, Господи. И если в моей жизни и на пути встретится нужда, я отвечу на нее тем, что Ты даешь мне, Господи. Я отвечу возможностями, которые Ты дал мне, Господи. Это не мое, а Твое, Господи. И этим я служу лишь Тебе.

Сегодня день предательства Христа. Предательство, которое к великому горю и ужасу, бывает не только свойственно по отношению к другим, но признаемся честно, к которому и мы с тобой бывает подходим так близко и даже заступаем за грань в своей жизни, в своем отношении к другим, в своей эгоистичной алчности. И сегодняшний день Среды, воспоминания этого предательства – это день просветления нашего ума, день, когда мы, видя и слыша об этом примере, в нем не ищем других, а находим себя и пытаемся вытащить себя из этого состояния, пытаемся извлечь себя от этой зависимости продать и купить, иметь и владеть, любить только себя и не замечать других. Впрочем, Господь и предателя готов был простить, если бы у него хватило жизни к покаянию. Но Иуда убьет себя, и не даст дьявол его душе покаяться, чтобы забрать его в свой мрак и навсегда оставить там, где плач и скрежет зубов.

В эту Великую Среду воспоминания предательства Иуды Господа и Спасителя Христа помолимся мы с тобой, прежде всего, о себе самих, о нас слабых и не всегда верных, о нас немощных и иногда боязливых, о нас нерешительных и иногда медлящих к доброму делу. Помолимся и о тех, кто рядом с нами, чтобы Господь помог каждому из нас свою драгоценную и единственную жизнь сделать жизнью достойной образа человека, образа, в котором запечатлен Его образ, образ, Грядущего на страсть, Грядущего пострадать за наши грехи и Взявшего на Себя всю тяжесть наших оступков и предательств, наших слабостей и немощей Господа и Спасителя Христа. Помолимся Ему да Его страданиями и Его Божественной кровью, нашей благодарностью, верой и надеждой на Него да спасет Он наши бессмертные души. Аминь.

4 апреля 2018 года. Георгиевский женский монастырь

Просмотров: 225

Поделиться