О честности перед Богом

"Не ври Отцу. Не будем Ему говорить неправду. И не будем больше говорить Ему, как малые дети, испачкавшись конфетами: это не я. Честно посмотрим на свои руки, на свою душу, на свое сердце, и наберемся мужества сказать Ему: я согрешил, Господи, и не потому что по-другому нельзя было. Можно было. Я согрешил, и не потому что все такие. Не все. Но ты теперь такой. Господи, я согрешил, и не потому что меня вынудили, но потому, что я согласился. Господи, я согрешил, и не потому что я не мог сопротивляться, а потому что я сдался. Господи, я согрешил. Когда мы перестанем отталкиваться от других, и когда мы так захотим вернуться в дом Отца, только тогда мы начнём грести изо всех сил к берегу, на котором Он ждет нас, и уже костер разложил, и уже рыбу печёт, как для Своих апостолов, как для Своих".

Слава Богу, Его помощью и покровительством угодников Божиих и молитвами Божией Матери мы продолжаем с тобой дни Великого и спасительного поста.

В пост мы совершаем наше покаяние. Пост - это время нашего прямого искреннего, очень часто молчаливого разговора с собственной душой. Почему же, - спросишь ты, - в другое время это невозможно? Почему же время поста отличается от других времен? Да, всё очень просто. Ну, не в каждой же время мы сеем и собираем. Есть время – сеять, а есть время – собирать. Как пророк говорит: есть время миру, а есть время войне; есть время разбрасывать камни, а есть время собирать камни (Екклесиаст 3:5,8). Вот сейчас время войне против греха. Время собирать камни, которые в твоей собственной душе, и которые мы раскидали в душах других. Такое время - самое удобное, чтобы облегчить свою душу и свою совесть в эти дни Великого поста.

Вспомним детские годы. Ну, свои, конечно, мы не помним. Может быть самое глубокое детство. Вспомним время наших детей. Вот, когда в первый раз сын или дочь говорит: это я. Сколько рождает это у отца и матери радостного чувства. Когда так говорит человек - это означает, что мало-помалу его сознание теперь уже становится в меру ответственного. Он не просто повторяет чужие слова, но произносит то, что осмысленно достает из своего глубокого сознания. Вот приходит время, когда ребёнок говорит, сделав что-то недоброе: это не я. В некоторых семьях это рождает тоже немало улыбок и шуток. Некоторые забавляются этим, и зная, что это сделал ребёнок, спрашивают: точно не ты? И он продолжает лгать: не я. Иногда бывает смешно, но со временем этот смех превращается в горький плач.

Господь тоже, когда мы говорим Ему о своей жизни, как дети, что-либо натворив, и говорим: это не я, - сначала по-родительски, затаив дыхание, смотрит на нас, как Отец смотрел на Адама, и говорит: Адам, где ты? Не сделал ли ты того, что я воспретил тебе делать? Но тогда, когда проходит время, и из этого полудетского состояния мы так с тобой и вырастаем с мыслью, что «это не я» - обстоятельства, времена такие, люди такие, а как по-другому, а что мне оставалось делать, я же не первый - все так, если бы от меня что-то зависело. И другие безумные глаголы. Мы продолжаем говорить Ему: это не я. Как бы твое лицо источало радость, если бы твой сын или твоя дочь, глядя тебе в глаза, обманывали тебя, лгали тебе? Твое сердце наполнилось бы горечью сожаления оттого, что неправда становятся силой жизни того, кто говорит: «я», того, кто в этом «я» выражает свою свободу, свои таланты, возможность сделать так, как пожелаешь. И это «я» сковывается грехом тогда, когда нужно принести покаяние, тогда, когда нужно самому сознаться в содеянном – «это не я». Или вот еще моду взяли - «мы». Ведь часто мы с тобой слышим эти слова: да все мы грешные, да разве есть человек без греха. Мы. Ну, как будто бы речь идет сейчас не о тебе. Как будто бы не к тебе сейчас Бог стучит в самое сердце. Как будто бы Он сейчас не передо мной стоит. «Мы» да «все».

Удивительную школу преподает нам преподобный Андрей Критский, канон которого в эти дни мы читаем. Посмотри, как он говорит: душа моя. Он говорит только о себе. Свой плач и свою боль от содеянных грехов он выражает не в словах общей ответственности, а говорит: я, я согрешил. Посмотри на пророка Давида. Вспомни его псалом, который мы читаем каждый день с тобою: помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей (Пс 50:3). Вспомним и мытаря, который себя бил в грудь, и говорил: Боже, милостив буди мне грешному (Лк 18:13). Наконец, давай вспомним с тобой апостола Петра. Помнишь, как Христос позвал его ходить к Нему по воде. Пётр, усомнившись, начал тонуть. Представь себе, если бы он начал говорить тогда Христу: Господи, ну разве я хуже, чем те, которые остались в лодке. Во мне есть вера. Смотри, я хотя бы сделал несколько шагов по воде. А они вообще вон боятся и от ужаса кричат. Ну, если бы Петр начал бы размышлять о том, кто хуже и кто лучше, он бы наглотался соленой воды. Изо всех сил он закричал: Господи, помоги мне.

Понимаешь, когда мы, каждый раз пытаясь прибиться к берегу, начинаем отталкиваться от чего бы то ни было, мы так и будем барахтаться. Когда в своей жизни я отталкиваюсь от других и начинаю сравнивать себя, и примерять на себя чужие платья, я никогда своей одежды не найду. Когда я, бесконечно отталкиваясь от других, начинаю взвешивать свою собственную жизнь, думая, кто лучше, а кто хуже, я уже почти заглатываю воду. Будем с тобой честны. Ведь никогда это размышление не делало тебя счастливым и не делало тебя лучше. Ну разве может мысль о том, что кто-то хуже тебя, сделает тебя лучше?

Не ври Отцу. Не будем Ему говорить неправду. И не будем больше говорить Ему, как малые дети, испачкавшись конфетами: это не я. Честно посмотрим на свои руки, на свою душу, на свое сердце, и наберемся мужества сказать Ему: я согрешил, Господи, и не потому что по-другому нельзя было. Можно было. Я согрешил, и не потому что все такие. Не все. Но ты теперь такой. Господи, я согрешил, и не потому что меня вынудили, но потому, что я согласился. Господи, я согрешил, и не потому что я не мог сопротивляться, а потому что я сдался. Господи, я согрешил. Когда мы перестанем отталкиваться от других, и когда мы так захотим вернуться в дом Отца, только тогда мы начнём грести изо всех сил к берегу, на котором Он ждет нас, и уже костер разложил, и уже рыбу печёт, как для Своих апостолов, как для Своих.

Сегодняшний день меня с тобой учит очень важному правилу - перестать говорить о других. Это важное правило, которое, впрочем, поможет и другим. Если ты спасешься сам, как преподобный Серафим говаривал, то вокруг тебя спасутся и тысячи. Стать другому лучше мы с тобой можем помочь только одним – самим стать другими. Сегодняшний день спасительного Великого поста нас с тобою учит плавать и не отталкиваться ни от кого, а учит нас подниматься над водою, и знать одно единственное правило спасения. Как и апостол Петр говорил: Господи, спаси меня, погибаю. И апостола Петра Господь спас, и покаяние блудницы принял, и многих, раскаяние исправляя, возвращал свободу от греха. Мои слезы должны очищать мою совесть. И если я плачу о своих грехах, тогда моя душа становится светлее, взгляд становится яснее, жизнь исправляется. Помилуй меня, Боже, по великой Твоей милости. Аминь.

Божие благословение и покров Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии да пребывает со всеми вами.

21 февраля 2018 года. Спасский кафедральный собор Пятигорска

Просмотров: 458

Поделиться