О любящем Отце

"И тогда, когда тебе кажется, что в жизни уже ничего не исправить, что уже ничего не изменить, что уже сделанного никогда не выправить – не верь в это! Вставай и иди к Отцу. Ты всегда можешь оставить своих свиней. Ты всегда можешь вернуться в дом Отца, где тебя накормят белым хлебом, где тебе всегда будут рады, потому что в этом доме Отец всегда любит."

Наступающая неделя – Неделя о блудном сыне. Всю эту неделю мы будем вспоминать притчу, которую только что слышали. Всю эту неделю мы будем пропускать через себя, мы будем проходить вновь и вновь вместе с теми, о ком эта притча дорогой своей совести, испытывая свое сердце, испытывая свою совесть. И я хотел бы вместе с вами вновь перечитать эту притчу, чтобы поразмышлять над ней.

Апостол и евангелист Лука в своем Евангелии говорит следующее: "Сказал Господь притчу сию: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: «отче! дай мне следующую мне часть имения». И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: «сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих». Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: «отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». А отец сказал рабам своим: «принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и, возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: «что это такое?» Он сказал ему: «брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым». Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: «вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка». Он же сказал ему: «сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв, и ожил, пропадал, и нашелся»". (Лк 15:11-32).

Знаешь, это сегодняшнее Евангелие, оно всегда так глубоко разделяет надвое всю собственную жизнь, потому что, наверное, у каждого из нас есть точка, когда мы делаем шаг в сторону от того, что называем отеческим домом, отеческим преданием, традицией, обычаем, словом. У каждого из нас: и у тебя, и у меня есть тот самый шаг, который оставляет за спиной, как бы в прошлом то, что когда-то для тебя было так дорого. И знаешь, этим «прошлым» можно называть многие вещи. Это и родительский дом, и школа, в которой учились, и друзья, с которыми подружились, и первая радость, и первая печаль, и первая дружба, и первая любовь, и первая боль – и все то, что может быть, скорее всего, в жизни только однажды. Но самым, пожалуй, горячим воспоминанием всегда остается тот самый момент, когда мы делаем шаг своей дорогой.

Из сегодняшней притчи можно только себе представить, как больно было отцу смотреть в спину уходящему сыну. И знаешь, я думаю, что отец не проклинал своего сына, вне всякого сомнения. Отец с любовью отдал ему часть имения, как и просил сын, и позволил ему жить так, как он захочет. Отец смотрел в его спину без укора или обиды. Он смотрел в спину своему сыну также, как позже посмотрит ему в лицо. Уходящий из дома сын, может быть, как и ты, как и я, думал, что эта свобода даст возможность со всей силой своей жизни показать себя. Ну, как сказал бы современный человек, реализовать себя. Вот теперь у меня есть свобода, вот теперь у меня есть возможности: богатство, которое разделил отец, таланты, которые дал отец. Вот теперь у меня есть молодость, сила, жизнь. Теперь у меня есть хоть какой-то опыт. Я построю свою собственную жизнь сам. Сам. Когда мы с тобой произносим эти слова: я сделаю все сам, - нам бы в самый раз вспомнить слова Священного Писания: без Меня не можете творить ничего (Ин 15:5). Не потому что вы слабы и не потому что у вас нету рвения для этого, а потому что все, что вы делаете без Меня, все вас лишит и Моей радости.

Этот сын ушел. Все закончилось очень быстро. Его свобода стала его проклятием. Его возможности стали его омутом. Как ему казалось, время, которого у него так много, не смогло собрать никого. Там, где он жил начался голод. Все поменялось. Все закончилось: друзья, свобода, гордость – все. Там закончилось все и остались только свиньи, с которыми ему не давали даже поесть. Понимаешь, когда мы строим счастье и думаем, что в этом счастье мы можем быть только сами по себе счастливы, когда мы строим свою жизнь вне мысли об Отце, счастьем такую жизнь никогда не назовешь. Все, что ты не можешь разделить с Богом: свои привычки, обычаи, друзей, слова, поступки – все, что бы ты не делал и тебе стыдно это разделить с твоим Отцом, с Богом – это будет твоим несчастьем, это никогда не сделает тебя счастливым. Не думай, что, если ты закрыл дверь в свою комнату, Отец тебя не видит. Не думай, что, если ты не произносишь вслух слова или где-то их не записываешь, но при этом живешь этими словами в своем уме и сердце, Отец тебя не слышит. Он и видит, и слышит каждого из нас. Но если ты думаешь что-то скрыть от Него, то ты всего лишь скрываешь себя от Его присутствия, но не Его, Он всегда видит нас. А на этой темной стороне луны, в которой ты окажешься, счастья не бывает. Ну, понимаешь, не может быть счастья там, когда ты не можешь о нем сказать: благодарю Тебя, Господи. Это будет всегда твоей болью.

Пришел в себя сын. Пришел в себя и сказал: я согрешил, я поступил неправильно. Не просто плохо поступил. Согрешил – это означает: я попытался лишить себя любви отца, думая, что эта любовь для меня связанные путы. Но это совсем не так. Вернусь! Смотри, как сын возвращается к отцу. Смотри, как он быстро бежит в дом отца. И не потому что ему захотелось там поесть, и не потому что теперь ему уже никак не жить самому, а потому что наконец-таки понял, что настоящая любовь – это не тогда, когда ты можешь что-то от кого-то скрыть, а тогда, когда ты можешь поделиться. Он понял отца, который всегда делился со своими сыновьями всем тем, чем владел – всей своей жизнью. Смотри, что происходит дальше. Как вернутся к отцу? Как вернуться к Богу? Стыдливо опустить глаза? Развести руками и сказать: ну, так вышло, так получилось? Нет! Сын любящий, хотя и оступившийся всегда обращается к отцу, как к своему отцу, не к чужому, а к своему. Отец, - сказал этот сын, - я согрешил на небо и пред тобой, и уже недостоин называться сыном.

Первый шаг к Богу всегда через покаяние. Бог не ждет от нас бесконечной самоукоризны, Он не радуется тогда, когда мы плачем. Ему не нужны наши страдания, которые мы переживаем в себе, думая, что уже ничего нельзя исправить. Он этими страданиями не наслаждается. Ведь Он – Отец. И тогда, когда вернулся к нему сын, он говорит ему: войди в свой дом. Обняв его, поцеловал. И через эти отцовские объятия вернул своему сыну все то, что хранил всегда для него – свою любовь, любовь отца, истинного Бога, Творца мира. Он его облил не гневом обличения. Он его сжал не словами горькими укоризны. Он вошел в его ум и в его сердце не суровым взглядом обиженного отца, а бесконечной любовью принимающего отца кающегося сына, вернувшегося домой, пришедшегося в себя. Что же это значит: пришел в себя? Да, то и значит – вспомнил, что он сын. И ты помни об этом.

И тогда, когда тебе кажется, что в жизни уже ничего не исправить, что уже ничего не изменить, что уже сделанного никогда не выправить – не верь в это! Вставай и иди к Отцу. Ты всегда можешь оставить своих свиней. Ты всегда можешь вернуться в дом Отца, где тебя накормят белым хлебом, где тебе всегда будут рады, потому что в этом доме Отец всегда любит. За что же простил отец сына? Почему простил? Да, мы знаем, движимый любовью, но еще потому что поверил опять своему сыну, что как раньше он ушел сам своей волей, так теперь он вернулся сам обратно своей волей. Бог всегда хранит в нас нашу свободу. Ты понимаешь, Он никогда ее не отменяет, Он никогда ее не попирает, Он никогда нашу свободу не отвергает, а всегда, как отец смотрит или нам в спину, или нам в лицо. Но это зависит от нас самих, что Отец увидит: уходящего или возвращающегося, стыдливого или благодарного, трусливого или любящего сына.

В доме большой праздник. Вернулся и старший брат. Он очень сильно оскорбился, узнав о возвращении младшего, и что для него сделали такой праздник. И обиделся на отца. Может быть, он думал, что его верность в малом слове или во всём, ну, он же всегда находился в доме отца – это и есть смысл жизни. Может быть, он этим хвалился так часто, что забыл, что он живет в доме у отца, который любит его. Может быть, он так часто хвалился своей преданностью, что уже забыл кому он предан. Бывает так. Знаешь, и в нашей жизни так бывает. Когда на кого-то смотришь и думаешь: ну, я-то уж точно так никогда не сделаю, да, уж я такого не делал. Разве ты так не говорил? Не убивал, не воровал – есть мне, чем гордиться! Только в этой гордости оказалось для старшего брата совсем не осталось сил войти в радость своего отца. И смотри, что говорит ему отец: твой брат был мертв и ожил, он был потерян и нашелся. Радуйся, когда другие возвращаются – твои братья и сестры. И это поручение нам с тобой, в особенности. Радуйся тому, когда твои братья и сестры меняются. Радуйся, когда они исправляются. Не вспоминай им их ошибок, ибо Бог их простил и вернул к Себе в дом. Радуйся, что теперь вы вместе в доме Того, Который никогда не скажет: это Мое, - Который говорит всегда: все, что есть у Меня – это твое.

Сегодняшняя притча о свободе, о выборе, о смелости и о честности, о предательстве и покаянии, о возвращении. И дай, Господи, чтобы слова этого евангельского благовестия в каждом из нас добавили света, каждому из нас добавили надежды, в наши сердца добавили любви. Дай, Бог, чтобы это Евангелие открылось в каждом из нас силой и желанием доброй, верной и настоящей жизни. Пришло время возвращаться! Совсем скоро начинается Великий пост. Это время, когда мы должны прийти в себя. И дай, Бог, чтобы это время вернуло нас в отеческий дом, а к нам вернуло наших братьев и сестер, и нас вернуло к нашим братьям и сестрам. Аминь.

Просмотров: 433

Поделиться