Об изгнании торгующих из храма

"Сегодняшнее Евангелие изгнания из храма торгующих – напоминание каждому из нас, что мы должны приходить в храм не как купцы, не как продающие и покупающие, а как кающиеся и любящие, надеющиеся и не имеющие другого упования".

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры, радуюсь тому, что этот день мы уже по сложившейся традиции нашего епархиального дома начинаем молитвой, совершением здесь Божественной литургии. Я хотел бы обратиться к Священному Писанию, отрывку из Священного Евангелия, которое мы только что слышали за Божественной литургией и это повествование обратить ко всем нам. Прочту отрывок из сегодняшнего Евангелия апостола и евангелиста Марка: "Пришедши в Иерусалим, Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул; и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь. И учил их, говоря: не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников. Услышали это книжники и первосвященники, и искали, как бы погубить Его, ибо боялись Его, потому что весь народ удивлялся учению Его". (Мк 11:15-18).

Этот отрывок Священного Евангелия очень часто приводят нам на память современные люди, говоря о том, что в храмах совершается то, что Христос осуждал. И действительно, отчасти, с некоторыми упреками можно согласиться. Согласиться не для того, чтобы сказать: «да, это так», но согласиться для того, чтобы исправить это положение дел. Но, прежде, чем мы поразмышляем об этом нужно знать, что в Иерусалимский храм люди приходили из разных мест, со всей страны, чтобы принести свои жертвы. Понятно, что, идя с какой-либо окраины страны, очень сложно было идти путь, на который нужно было потратить несколько недель даже, и при этом, все это время вести с собой животное, которое хотелось бы принести в жертву. Понятно, что люди шли скорее с другими какими-то возможностями. И эти свои возможности, скопленные средства обменивали там же, покупали животных, чтобы их принести в жертву Богу. Можно представить себе, что творилось во дворе храма – самая настоящая продажа с криками, шумом, с криком животных, меновщиков, которые обменивали деньги, людей, которые продавали этих животных. Одним словом, мысли о приношении Богу там и вовсе не было.

Случайный человек, который бы переступил порог такого храма и увидел бы происходящее, уж никогда бы точно не подумал, что он переступил порог храма. Все происходящее вызвало бы у него ужас и отторжение. И он сказал бы, наверное, сам себе: я шел в храм, а пришел в какое-то странное место, где происходит обычный базарный день. Это и возмутило Господа и Спасителя Христа, когда Он вошел в притвор храма. Это и возмутило Его тогда, когда Он увидел все происходящее. И Свое возмущение Он выразил действом, обличая присутствующих там людей, что они пришли не для того, чтобы совершить очищение своей собственной души и общаться с Богом, что они пришли не для того, чтобы у Бога выпросить через молитвы, через свое покаяние, через свою жертву прощение, а пришли для того, чтобы торгуясь, думая, что совершают некое полезное дело. И кричали они не о своих грехах и расталкивали друг друга не для того, чтобы упасть на пол со слезами раскаяния, и возвышали они свой голос и подымали голову кверху не для того, чтобы молитвой и плачем выразить весь ужас своего грехопадения и своей собственной жизни, а всего лишь для того, чтобы по сходной и лучшей цене приобрести себе жертву, думая, что и в этом есть самое главное их приношение.

Те времена давно миновали, и сегодня, слава Богу, в наших храмах не совершается того ужаса, который тогда обличал Господь и Спаситель. Но если и не совершается криков и базарных возгласов, если не совершается блеяния животных и раздраженные возгласы менял, которые обменивали свои деньги, то сегодня нередко совершается совсем другое. Христос обличал современный Ему народ, находящийся тогда в храме, тех людей, которые там были в том, что они из места, где должно совершать молитву превратили это место в вертеп разбойников. Что же это за вертеп разбойников?

Это место, где разбойники прятались от праведного воздаяния за свои разбойничьи дела, т.е. это место, где как бы над этими людьми переставал действовать закон воздаяния за грехи. Говорит: вы сделали его вертепом разбойников. Милосердие Божие и долготерпение Божие вы начали употреблять не для того, чтобы использовать его как время своего покаяния, а начали употреблять для того, чтобы это время использовать для того, чтобы продолжать оставаться разбойниками. Вы здесь, - говорит Господь, - укрылись не для того, чтобы перестать быть разбойниками, а для того, чтобы, выйдя из этого места, продолжать оставаться такими же, какими вы вошли сюда. Дом Мой, - говорит, - домом молитвы наречется. И прямо указывает нам Господь на то средство, которое может лишить нас разбойнической жизни, которое может изменить наш разбойнический образ мыслей, отношение к другим людям. Ведь разбойник – это не только тот, который кого-либо чего-либо лишает. Разбойник – это тот человек, который разоряет мир другого человека, разоряет его жизнь.

Думаете, что речь идет о каких-то других людях? Ну, а мои слова по отношению к другим людям? А мои поступки? А мой взгляд? А мое отношение? А какие-либо мои жесты по отношению к другим людям разве не становятся разбойническими, когда других людей лишают мирной жизни, покоя, когда эти люди вспоминают эти горькие слова, зачастую неправдивые, лишенные всякого благого смысла, сказанные из-за раздражения, с ненавистью, из каких-то других разбойнических побуждений? Разве эти слова не становятся источником преткновения для этих людей? Да и мы сами можем вспомнить, как много разбойничьих слов, поступков ворвалось в нашу жизнь, и лишает нас спокойной доброй жизни. Как же восстановить ее? Христос прямо говорит: дом Мой домом молитвы наречется. Переступая порог храма, мы приходим сюда не для того, чтобы, воспользовавшись временем нашей жизни, остаться такими же, а для того, чтобы посредством молитвы изменить свою собственную жизнь, принести покаяние. Из всех возгласов, из всех криков, из всех поступков и движений сделать только одно единственное движение, один единственный поступок и один единственный крик – тот, который сделал кающийся мытарь, встав в конце храма: он сделал только один шаг к его крайней стене, став в конце храма, он сделал только один жест, ударив себя в грудь, став в конце храма, он выкрикнул из глубины всего своего сердца только несколько слов: Боже, милостив будь мне грешному.

И сегодняшнее воспоминание изгнания из храма торгующих – это напоминание каждому из нас, что и я, если прихожу в храм, как торговец, как тот, который думает, что может выкупить прощение Божие, что может стяжать дар благодати Духа Божия без своего покаяния и без изменения своей жизни, я должен знать, что таковых Господь изгоняет из храма. Он не слышит наших криков, Он только слышит наши молитвы. Он не слышит наших сильных ударов по другим людям, Он только прислушается к тому, когда мы сами себя побиваем за свои грехи. Он не замечает тех, которые громче всех обращают на себя внимание и расталкивают, думая, что они самые уважаемые, а замечает тех, которые прячутся в стенах храма, чтобы в его тишине слезами, покаянием принести свою искреннюю надежду на милосердие Божие.

Сегодняшнее Евангелие изгнания из храма торгующих – напоминание каждому из нас, что мы должны приходить в храм не как купцы, не как продающие и покупающие, а как кающиеся и любящие, надеющиеся и не имеющие другого упования. Как и апостол однажды исповедовал: Господи, куда пойдем? у Тебя слова жизни. Задумаемся над чтением сегодняшним, о словах Спасителя Христа. И самое главное, самое важное – будем исполнять Его слова о том, что Его дом должен быть домом молитвы.

И когда мы переступаем порог храма, мы, прежде всего, в своем сердце, в своей душе должны иметь единственную жажду – от всей души, из всех оставшихся сил, из всей веры, которая только еще жива в нас помолиться Ему, открыть перед Ним свою совесть, свое сердце, обратиться к Нему словами не купца продающего или покупающего, а настоящего сына или дочери, которым никак не жить без своего Отца, любящего Отца. И даже если преступили Его заповедь, и даже если оступились, то возвращаемся в Его дом, как блудный сын со словами: не достоин я больше называться Твоим сыном, возьми меня хотя бы одним из Твоих рабов. И Господь никогда не отвергнет нас таких. А покупающих и продающих, суетящихся о человеческой славе или выгоде Господь как тогда, так и теперь изгоняет из храма, впрочем, не закрывая за ними дверь, говорит: дом Мой домом молитвы наречется. Аминь.

Просмотров: 414

Поделиться