О небрачной одежде

"Небрачная одежда есть то лицемерие, которым, к ужасу своему, бывает, облачаемся мы. Когда говорим, что любим только любящих нас и в займы даем только тем, от которых ждем получить обратно. Небрачная одежда – это искажение нашей духовной жизни. Когда как будто бы мы находимся здесь на Его царском торжестве, но наша совесть искажена двуличием, наша душа омрачена лицемерием. Мы и любим, и ненавидим, и прощаем, и никому ничего не забываем. Мы как будто бы и сострадательно относимся, и при этом так раздражаемся, и болезнуем, когда к нам кто-то относится без сострадания. Мы одновременно и горьки, и сладки. Но не может источник источать одновременно и горькую, и сладкую воду".

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Дорогие братья и сестры, всех вас приветствую с воскресным днем и вместе с вами свое сердце, свою совесть, свой ум открываю перед Священным Евангелием. И я хотел бы вновь перечитать вам Священное Евангелие, которое мы только что слышали за Божественной литургией.

Апостол и евангелист Матфей в своем Евангелии говорит следующее:"Сказал Господь притчу сию: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказал: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши то, кто, на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! Как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо много званых, а мало избранных". (Мф 22: 1-14).

Святитель Иоанн Златоуст, замечая, говорит следующее: Господь всегда человеку являет Свою бескрайную отцовскую любовь. И как в этой притче: пойдите, пригласите званых на брачный пир. Событие чрезвычайной важности – сын женится! Царь приглашает тех, кого считает своими – родных, подданных, приглашает всех. Приглашает не для того, чтобы от них принять что-то, а для того, чтобы поделиться с ними радостью женитьбы своего сына. Он зовет не взять, он зовет отдать, поделиться радостью. Что же происходит? Эту радость не каждый принимает. Не принимает ее по разным обстоятельствам и причинам своей жизни. Кто-то не захотел прийти, потому что у него торговые дела, у кого-то какая-то суета на поле. У третьего нашлись еще дела, и у четвертого, и пятого. Знают, что царь их любит. Знают, что царь их милует. Знает, что царь у них добрый.

А некоторые, воспользовавшись этим знанием, возомнили, что, коль скоро он настолько мягок, что может все стерпеть, подняли руки свои и убили рабов его. Царь разгневался. Разгневался, и потому что убили его верных рабов, и потому что оскорбил его имя через их смерть. Разгневался, потому что отказались прийти и взять его любви. И тогда истребляет город. Но что же происходит в сердце этого царя? Он все еще радуется свадьбе своего сына. Хотя и печалится происшедшим, но вместе с этим говорит своим рабам: теперь пойдите, позовите всех, кого найдете, и всех приведите ко мне. Брачный пир наполнился возлежащими. Пришли все, кого только рабы встретили. Разные люди: и злые, и добрые; т.е. те, которые еще не имели опыта и навыка жизни по любви своего царя, которые, возможно, лживо думали о нем, или которые не доверяли ему – всех собрали. Пир наполнился возлежащими. Тогда пришел и сам царь порадоваться со всеми своему сыну. И тогда увидел там человека не в брачных одеждах. И вот об этом мне хотелось особенно поговорить со всеми вами.

В прошлое воскресенье мы говорили о том, как Господь доверяет нам Свою Церковь. Помните, притча о виноградарях и о талантах, которые Бог нам дал, и о том, какие плоды Он ждет от нас. И вот сегодня Господь собирает всех нас на Свой брачный пир пред Божественной Евхаристией. Собирает всех. В древности, когда царь звал к себе на праздник, всем входящим, если они имели недостойные одежды, царь раздавал у входа одежду, и одевал всех в брачную одежду. А ведь собрались кто? Тех, кого на дорогах встретили – больные, нищие, убогие. Именно поэтому на этом пире все оказались в бранной одежде.

Как и сегодня, когда мы переступаем порог храма, Бог одевает нас в брачные одежды. Он покрывает нас Своей любовью, которая очищает, изменяет, прикрывает всю нашу жизнь. Он одевает нас в одежды, которые есть Его милосердие, Его прощение, Его любовь. Приглашая нас к Себе на Свой брачный пир, Он подает нам Свое прощение. И всех, кто переступает порог храма, облекает в эту одежду. И тогда, подойдя, спрашивает одного из находившихся: а почему ты не в брачной одежде? Что ты с ней сделал? Ты побоялся принять ее или ты спрятал ее? Или ты, лицемерно скомкав, бросил ее к себе в сумку? Ты пренебрег ею – почему же ты здесь не в брачной одежде?

Тот же святитель Иоанн Златоуст, об этом говоря, размышляет о следующем: это одежда есть лицемерная любовь, лицемерная вера. Небрачная одежда есть то лицемерие, которым, к ужасу своему, бывает, облачаемся мы. Когда говорим, что любим только любящих нас и в займы даем только тем, от которых ждем получить обратно. Небрачная одежда – это искажение нашей духовной жизни. Когда как будто бы мы находимся здесь на Его царском торжестве, но наша совесть искажена двуличием, наша душа омрачена лицемерием. Мы и любим, и ненавидим, и прощаем, и никому ничего не забываем. Мы как будто бы и сострадательно относимся, и при этом так раздражаемся, и болезнуем, когда к нам кто-то относится без сострадания. Мы одновременно и горьки, и сладки. Но не может источник источать одновременно и горькую, и сладкую воду.

Что же делает царь? Бросьте его во тьму кромешную! Что же это за место – тьма кромешная? Это место там, где царь не бывает, куда он не приходит, где он ни с кем не общается. Это место, где царь молчит. Так же, как молчал тот несчастный двуличный гость, который побоялся ответить на наполненный любви вопрос: друг, почему ты не в брачной одежде? Видишь, не сразу выгоняет, но дает еще одну возможность. Тут бы ему сказать: царь, отец, я виноват. И все исправилось бы. Но он предпочел молчать. Как бывает, мы заставляем молчать свою совесть тогда, когда она, кажется, разрывается от ужаса наших дел. Как бывает, когда мы заставляем молчать свой внутренний голос души, когда знаем, что то, что делаем дурно и не стоило бы этого делать, но находим для себя одно лишь только оправдание – молчим. Как бывает, молчим, когда рядом совершается грех и неправда, и должны бы всей силой своей веры сказать: это неправда. Но продолжаем молчать. Бог оставляет тогда человека в этом жестоком молчании. Бог не отвечает тогда человеку. Там будем плач и скрежет зубов. Когда молчание станет невыносимым, когда на твой весь внутренний крик никто не ответит – это и есть время и место, оставленное Богом, богооставленность.

Сегодняшняя притча говорит о тех, кто отверг Христа и погиб, и о тех, кто пришел к Нему и остался на пире, и о тех, кто, придя к Нему, не захотел одеть брачные одежды, не захотел поменять ничего в своей жизни. Лицемерно находясь в Его доме, думал, что теперь он здесь что-то получит, как Его дар. В ответ получил осуждение на боль одиночества.

Сегодняшняя притча о нас с вами. И знаете, размышляя о ней сейчас, и со всей силой веры, которая только есть, смотрю в свою собственную жизнь и ужасаюсь, как еще Господь на Своем брачном пире терпит наши мрачные одежды, как Он еще не вывел нас из пространства нашей жизни. Видно, Он еще только склонился и только теперь говорит мне: друг, а почему ты не в брачной одежде? А почему ты делаешь то, от чего ты должен был бы давно отказаться? А почему ты не раскаялся в этом и не изменил свою жизнь? А почему ты все еще ненавидишь? А почему ты все еще не можешь простить? А почему, предав, ты не покаялся в этом? А почему, отвернувшись, ты не вернулся, чтобы помочь другому человеку? Друг, - говорит сейчас Христос каждому из нас, - почему ты не в брачной одежде?

Мы можем продолжать молчать, а можем ответить Ему. Что будет за молчание, мы знаем, и знаем, что будет, если ответим. Как разбойник, рядом висящий с Ним на Голгофе: помяни меня, Господи, во Царствии Твоем. И Господь ответил ему: ныне будешь со Мной в раю. Много званых, но мало избранных, - говорит Христос сейчас моей совести. Избираем мы, званы Им всем мы, а быть избранными – зависит только от нас самих.

Что мы изберем: молчание или голос покаяния? Что мы изберем: стыдливое отведение головы в сторону, как будто бы не видим, или со слезами обращенную молитву к Богу: прости меня, Господи? Что мы изберем: брачную одежду, настоящую, нелицемерную, непритворную, нельстивую, а подлинную христианскую жизнь или останемся все также двуличным существом, раздираемым страстями, пороками, убиваемые грехом? Много званых, но мало избранных. Поспешим в малое число. Отзовемся Ему своей любовью, своим покаянием, делами жизни, поступками настоящих людей, верных Тому, Кто зовет нас не для того, чтобы что-то взять, а для того, чтобы дать, поделиться радостью, подарить нам жизнь вечную. Аминь.

***

Видеозапись проповеди смотрите на канале "Благословенный Кавказ"

Просмотров: 327

Поделиться